Как богатые люди монетизируют свою дружбу с президентом

Еще недавно эти магнаты из разных стран были мало кому известны, но сейчас внезапно оказались в заманчивом положении. Им предстоит найти ответ на вопрос: как можно монетизировать партнерские отношения с президентом Соединенных Штатов

Фото: Jamel Toppin для Forbes

Вечером, накануне того дня, когда Дональд Трамп официально должен стать 45-м президентом США, принадлежащий ему отель Trump International Hotel превращается в центр притяжения для всего Вашингтона. Он окружен полицейскими заграждениями, и, если вы не входите в число постояльцев, даже не пытайтесь сюда пробраться.

Сегодня здесь все особенно роскошно, словно в самом элитном из закрытых клубов. В баре на первом этаже выстроились ряды бутылок Dom Perignon и вывешен огромный американский флаг. Здесь на велюровом диване расположился Гари Таноэсоедибжо, миллиардер из Индонезии и деловой партнер Трампа. Он набирает на телефоне сообщение еще одному миллиардеру и партнеру Трампа по бизнесу Хуссейну Сайвани. Скоро они встретятся, и Таноэсо­едибжо запостит в инстаграме фотографию себя, Сайвани и их жен, где все четверо позируют в лобби Trump International Hotel.

Несколькими этажами выше, в номере за $18 000 в сутки, разместился Фил Раффин, миллиардер и партнер Трампа по бизнесу в Лас-Вегасе. Когда позже Раффин пожаловался Трампу на цены в отеле, президент распорядился, чтобы ему сделали скидку. Раффину сэкономленные деньги, вероятно, придутся весьма кстати: его жена Александра, бывшая «мисс Украина», сошлась с женой Сайвани на почве любви к дорогим украшениям.

На инаугурацию приехало не менее 14 деловых партнеров Трампа из разных стран: от Турции и Индии до Филиппин. «Люди часто говорят о партнерах так, будто они не друзья. Словно это взаимоисключающие вещи: если ты партнер, то это не дружба, а если друг, значит, не партнер, – говорит Эрик Трамп, сын президента и содиректор Trump Organization, который сейчас вместе с братом Доном-младшим держит в руках бразды правления этой международной сетью. – Но я считаю, так думать неправильно».

Все эти встречи старых и новых друзей, приправленные ощущением большой власти и больших денег, не способствуют своевременному отходу ко сну. Наконец Джу Ким Тиа, наследник состояния богатой малайзийской семьи, которому скоро предстоит открыть новую башню Трампа в Ванкувере, не выдерживает: «Народ, посмотрите на время!» «Мне очень жаль, господин Тиа, но мы не можем сделать музыку потише, – отвечает сотрудник отеля. – Сегодня день, который бывает только раз в жизни».

И действительно, сегодня именно такой день. Никогда прежде в Америке не было президента, который бы пришел к власти, обладая такой разветвленной и сложной сетью активов. Никогда прежде у президента не было целого кортежа богатых партнеров, которые смогут использовать деловые отношения с ним себе во благо.

Чтобы лучше представить масштабы этой международной сети из 36 партнеров, Forbes побывал в пяти странах мира. Вот что нам удалось узнать.

• Потенциальный деловой партнер в России говорит, что он общался с семьей Трампа не далее как в январе.

• Раффин и Trump Organization вовсю обсуждают открытие казино Трампа в Лас-Вегасе, особенно в связи с федеральным проектом скоростной железной дороги от Лос-Анджелеса. Раффин говорит, что общался по поводу этой идеи с самим президентом.

• Партнер Трампа в Индонезии Гари Таноэсоедибжо собирается последовать примеру Трампа и баллотироваться в президенты четвертой по населению страны мира в течение следующих 10 лет. Недавно его обвинили в попытке подставить влиятельного члена правительства путем подозрения в убийстве.

• Отношение Трампа к мусульманам стало одной из причин семейной ссоры между его партнерами в Турции.

Но, пожалуй, самое интересное во всем этом – общая картина. Трамп связан деловыми отношениями с партнерами из по меньшей мере 19 стран. И все эти бизнесмены (исключительно мужчины) во многом похожи. Все они очень богаты. Семеро входят в рейтинг миллиардеров Forbes, а большинство остальных обладают состоянием в сотни миллионов долларов. Все они, как и их американский парт­нер, предпочитают в маркетинге пафос, в стиле – роскошь, а в своих партнерах – политический вес. И все стараются, с разной степенью интенсивности, понять, как извлечь максимум выгоды из своих отношений с 45-м президентом США.

Эрик Трамп показывает на небольшой телевизор в углу его офиса в Trump Tower. «Если его включить, могу поспорить, на экране будет мой отец или что-то с ним связанное», – говорит он и берет пульт. Ведущий новостей продолжает выпуск после рекламной паузы: «Сегодня в федеральном суде проходит слушание, в результате которого сотни людей, депортированных в рамках изначально принятого указа президента Трампа…» Эрик улыбается и выключает телевизор. «Я вижу его там каждый день. И понимаю, какие важные решения ему приходится принимать и сколько у него задач».

Присутствие отца в офисе не ограничивается телеэкраном. В январе Трамп приехал в Trump Tower, чтобы объявить, что передает управление бизнесом своим сыновьям, дабы отделить деловые интересы от государственных. Однако, передавая свои активы в доверительное управление, он лишь на время уступает контроль над ежедневными процессами, но не бизнес. А так как Трамп прекрасно осведомлен о состоянии этих активов, то вряд ли ему удастся избежать конфликта интересов.

Посмотреть инфографику в высоком разрешении можно по этой ссылке (1,85 Мб).

Месяц спустя Эрик, похоже, готов признать, что существует дилемма. Сначала он говорит, что никогда не будет обсуждать бизнес со своим отцом, пока тот сидит в Белом доме. Однако уже через две минуты рассказывает, что намеревается информировать отца о финансовых показателях компании «возможно, раз в квартал».

Эрик утверждает, что компания выполняет намеченный план по передаче Казначейству США доходов, полученных ее отелями от иностранных официальных лиц. Это правило было установлено для того, чтобы устранить возможность нарушения положений Конституции, запрещающих должностным лицам принимать «любой подарок, содержание, должность или титул от любого короля, князя или иностранного государства». Ссылаясь на это положение, группа юристов и экспертов по этике, представляющая обе американские партии, подала на Трампа в суд. «У него остались все конфликты интересов, которые были до вступления в должность», – говорит Ричард Пэйнтер, присоединившийся к иску бывший ведущий юрист по вопросам этики в администрации Джорджа Буша.

Некоторые из зарубежных партнеров Трампа уже ощутили, как возрос их политический вес. Накануне американских выборов известный своей бескомпромиссностью филиппинский президент Родриго Дуарте назначил партнера Трампа Хосе Антонио специальным посланником в США. В Индии миллиардер Мангал Лодха продолжает строительство 75-этажного здания Трампа и одновременно исполняет обязанности регионального вице-президента крупной политической партии. В Индонезии Таноэсоеджибо раздумывает над выдвижением в президенты и укрепляет ряды своих сторонников.

«У нас невероятно тесные отношения с теми, с кем мы ведем проекты, – говорит Эрик. – Вам нужен кто-то, кому можно доверять».

Несмотря на шумиху по поводу конфликта интересов президента с его деловыми интересами, с точки зрения управления бизнесом для иностранных партнеров мало что изменилось. 85% состояния Дональда Трампа – это здания и поля для гольфа в США, но у него быстро растет международное направление, предусматривающее лицензирование и управление активами за рубежом. Это 3–5% доходов. Эрик и Дональд-младший много лет занимались поиском и заключением таких сделок в самых разных странах. «Его сыновья во многом автономны в принятии решений, – говорит Пауло Фигейредо Фильо, партнер Трампа в Бразилии. – Они на 90% вели все дела еще до того, как их отец стал президентом».

Отпрыски Трампа подходят к отбору потенциальных партнеров вполне неформально. Как и их отец, они полагаются на собственное чутье не меньше, чем на цифры и анализ. «Мы несколько изолированы как компания, в том плане, что по большей части занимаемся этими сделками сами, – говорит Эрик. – Первое, на что мы смотрим, когда решаем, с кем работать, – то, насколько это хороший человек… Именно так и нужно. Если вы смотрите только на бумаги, договоры, это не совсем правильно».

Бренд Трампа привлекает определенный тип партнеров: амбициозных и любящих впечатлять. На Филиппинах Хосе и Робби Антонио, помимо Трампа, работали с Пэрис Хилтон, с которой открыли клуб на пляже. В Дубае Хуссейн Сайвани сколотил $3,7-миллиардное состояние, продавая недвижимость с экстравагантным бонусом в виде Ferrari и Lamborghini. В России Эмин Агаларов работает вместе со своим отцом-миллиардером Арасом в сфере недвижимости, но попутно делает карьеру поп-звезды (Трамп как-то даже снялся у него в клипе).

Все эти бизнесмены не станут игнорировать тот факт, что сейчас связаны деловыми отношениями с самым известным и неоднозначным человеком в мире. Даже собственная организация Трампа не прочь воспользоваться моментом. Во время инаугурации Trump Hotel в Вашингтоне был переполнен гостями, некоторые из которых выложили за четыре ночи по $70 000. Говорят, в январе плата за вступление в принадлежащий Трампу клуб Mar-a-Lago в Палм-Бич подскочила со $100 000 до $200 000. Сейчас эта недвижимость оценивается в $175 млн – на 15% больше, чем полгода назад.

«Приносит ли пользу президентская должность нашему бизнесу? – размышляет Эрик Трамп. – Нужно смотреть на это с двух точек зрения. Если говорить о существующих активах, то с ними дела идут отлично. А если в целом, то мы и он пошли на жертвы, чтобы вступить в самую важную должность на свете».

Партнеры Трампа, приехавшие на инаугурацию, тоже так считают. Их явно радует близость к власти и возможности, которые она может нести. Агаларов говорит, что если бы не выборы, то он уже строил бы Trump Tower в России. Еще один партнер Трампа в Грузии говорит, что Trump Organization попросила расторгнуть сделку, чтобы выполнить положения Конституции США. Непонятно, правда, почему компания Трампа считает, что сделка в Грузии могла бы вызвать вопросы, а другие действующие иностранные партнерства – нет. Юрист, представляющий Trump Organization, не стал это комментировать.

Незадолго до переезда в Белый дом Трамп сказал, что Хуссейн Сайвани предлагал ему $2 млрд за новую сделку, от которой президент отказался.

А вот в Стамбуле семья Доган решила расторгнуть заключенное с Трампом соглашение. В Торонто партнеры, по некоторым данным, попытались удалить имя Трампа со своих зданий.

Многие, впрочем, продолжают демонстрировать поддержку, если не публично, то в частном порядке. «Сегодня бренд Трампа укрепился во всем мире», – говорит Агаларов. Не расстраивает ли его отказ от строительства башни? «Как только стало известно о победе господина Трампа на выборах, мы направили ему письмо с поздравлениями, на которое получили ответ, и стали переписываться, – говорит Агаларов. – Он не забывает своих друзей».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7448 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 июня родились
Гани Узбеков
экс-председатель правления АО «Capital Bank Kazakhstan»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить