Низкая квалификация кадров - одна из основных проблем бизнеса в РК

Почему руководство Казахстана намеревается ввести страну именно в топ-30 самых конкурентоспособных государств мира (произойти это, согласно стратегическим планам, должно к 2050) – неизвестно

Фото: © Depositphotos.com/scusi0-9

Турция, например, видит себя сразу в топ-10 (во всяком случае такие планы озвучил ее министр экономики весной 2017 на медиафоруме в Анталье). Пока на «нашем» месте сидит Саудовская Аравия (ВВП в 2016 – $639,6 млрд против $133,8 млрд у нас, подушевой – $20,15 тыс. против $7,453 тыс.), туркам же предстоит подвинуть Финляндию. В новом Отчете о глобальной конкурентоспособности – 2017-2018 Всемирного экономического форума (ВЭФ) мы оказались почти рядом: Казахстан на 57 месте, Турция – на 53 среди 137 стран. Но тренд у них получше – за год поднялись на две ступени, на наше прошлогоднее место, с которого мы спустились сразу на четыре.

Пока из постсоветских стран ближе всего к «казахской мечте» Азербайджан – 35 место (после прошлогоднего 37-го). У нас по инновациям 84 место (ухудшение на 25 позиций), в том числе по «изощренности» бизнеса (business sophistication) – 108-е, у них – 33-е и 40-е соответственно. Институт экономических исследований МНЭ РК объясняет это снижением расходов компаний на НИОКР (95 место, -34 позиции) и госзакупок высокотехнологической продукции (73 место, -18). Непонятно, почему этого не произошло в столь же нефтезависимом Азербайджане, манат которого за два года девальвировал по отношению к доллару ровно на столько же, на сколько тенге.

И все же в нынешнем рейтинге наша конкурентоспособность снизилась не столь шокирующе, как в прошлом, когда мы переместились вниз сразу на 11 ступеней, с 42 на 53-ю. Вероятно, в следующем отчете позиции Казахстана улучшатся, потому что нынешний опирается на статистику 2016 года, когда макроэкономические показатели страны, включая динамику ВВП и инфляцию, ухудшились до состояния времен последнего глобального финансово-экономического кризиса.

Исследователи ВЭФ отмечают ухудшение позиций РК по факторам «Развитость финансового рынка» – 114 место (было 104-е), «Конкурентоспособность компаний» – 108 (97), и наибольшее, сразу на 29 ступеней, по «Макроэкономической среде» – 98-е. ИЭИ объясняет последнее высоким среднегодовым уровнем инфляции (14,7%), последовавшей за двукратной девальвацией тенге, и уменьшением валового национального сбережения.

Если рассмотреть индикаторы, находящиеся внутри факторов, то значительное, на 20 и более позиций, снижение отмечается по таким, как «Право собственности» (81 место, -23), «Расточительность государственных расходов» (65-е, -24), «Степень монополизации рынков» (91-е, -22), «Число дней для открытия бизнеса» (54-е, -28), «Обременительность таможенных процедур (79-е, -20), «Эффект налогообложения на стимулирование работы» (62-е, -34), «Расходы компаний на НИОКР» (95-е, -34), «Гибкость при установлении зарплат» (105-е, -66).

Есть, правда, и улучшения. Например, по фактору «Здравоохранение и начальное образование» Казахстан поднялся сразу на 35 позиций (59 место), но это связано не с фактическим улучшением ситуации, а с системой подсчета – раньше нам неправильно считали начальное образование, которое почему-то оказывалось менее массовым и качественным, чем высшее. В итоге по индикатору «Охват начальным образованием» страна поднялась аж на 114 ступеней, и теперь у нас четвертое место в мире.

Позитивна динамика также по таким факторам, как «Технологическая готовность» (52 место, +4), «Размер рынка» (43-е, +3), «Высшее образование и профессиональная подготовка» (56-е, +1). По отдельным индикаторам отмечено резкое улучшение – в «Защите инвесторов» (3-е, +22) и «Балансе госбюджета» (37-е, +37).

Особенно тревожно для нас выглядит список наиболее проблемных факторов для развития бизнеса, составляемый на основе опроса руководителей иностранных компаний, работающих в стране. Впервые на третьем месте, после «Доступа к финансированию» и «Коррупции», значится «Недостаточно образованная рабочая сила». У Азербайджана топ-3 состоит из «Доступа к финансированию», «Валютного и налогового регулирования», у России – из «Коррупции», «Ставки налога» и «Доступа к финансированию». У нас же на первый план вышла проблема человеческого капитала, связанная с практической ликвидацией на рубеже тысячелетий государственной системы профессионально-технического образования. Кстати, на состоявшемся недавно в Алматы Центральноазиатском торговом форуме тоже отмечалось, что в Индексе эффективности логистики (LPI), рассчитываемом Всемирным банком совместно с университетом Турку (Финляндия), впервые появились претензии к квалификации и профессионализму казахстанских рабочих. В этом году правительством объявлен бесплатный доступ к профессионально-техническому образованию, но результатов теперь ждать долго. Пока же новое поколение кадров, которому и предстояло вести Казахстан в заветную «тридцатку», не соответствует даже уровню уходящего с рынка труда.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5525 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
25 февраля родились
Аскар Аукенов
Главный редактор журнала Forbes Kazakhstan
Жанар Абдыкаримова
Независимый директор АО «Фонд недвижимости «Самрук Казына»
Болат Назаров
Замгендиректора по проекту разведки Имашевского месторождения ТОО "КазРосГаз"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку