Низкая квалификация кадров - одна из основных проблем бизнеса в РК

Почему руководство Казахстана намеревается ввести страну именно в топ-30 самых конкурентоспособных государств мира (произойти это, согласно стратегическим планам, должно к 2050) – неизвестно

Фото: © Depositphotos.com/scusi0-9

Турция, например, видит себя сразу в топ-10 (во всяком случае такие планы озвучил ее министр экономики весной 2017 на медиафоруме в Анталье). Пока на «нашем» месте сидит Саудовская Аравия (ВВП в 2016 – $639,6 млрд против $133,8 млрд у нас, подушевой – $20,15 тыс. против $7,453 тыс.), туркам же предстоит подвинуть Финляндию. В новом Отчете о глобальной конкурентоспособности – 2017-2018 Всемирного экономического форума (ВЭФ) мы оказались почти рядом: Казахстан на 57 месте, Турция – на 53 среди 137 стран. Но тренд у них получше – за год поднялись на две ступени, на наше прошлогоднее место, с которого мы спустились сразу на четыре.

Пока из постсоветских стран ближе всего к «казахской мечте» Азербайджан – 35 место (после прошлогоднего 37-го). У нас по инновациям 84 место (ухудшение на 25 позиций), в том числе по «изощренности» бизнеса (business sophistication) – 108-е, у них – 33-е и 40-е соответственно. Институт экономических исследований МНЭ РК объясняет это снижением расходов компаний на НИОКР (95 место, -34 позиции) и госзакупок высокотехнологической продукции (73 место, -18). Непонятно, почему этого не произошло в столь же нефтезависимом Азербайджане, манат которого за два года девальвировал по отношению к доллару ровно на столько же, на сколько тенге.

И все же в нынешнем рейтинге наша конкурентоспособность снизилась не столь шокирующе, как в прошлом, когда мы переместились вниз сразу на 11 ступеней, с 42 на 53-ю. Вероятно, в следующем отчете позиции Казахстана улучшатся, потому что нынешний опирается на статистику 2016 года, когда макроэкономические показатели страны, включая динамику ВВП и инфляцию, ухудшились до состояния времен последнего глобального финансово-экономического кризиса.

Исследователи ВЭФ отмечают ухудшение позиций РК по факторам «Развитость финансового рынка» – 114 место (было 104-е), «Конкурентоспособность компаний» – 108 (97), и наибольшее, сразу на 29 ступеней, по «Макроэкономической среде» – 98-е. ИЭИ объясняет последнее высоким среднегодовым уровнем инфляции (14,7%), последовавшей за двукратной девальвацией тенге, и уменьшением валового национального сбережения.

Если рассмотреть индикаторы, находящиеся внутри факторов, то значительное, на 20 и более позиций, снижение отмечается по таким, как «Право собственности» (81 место, -23), «Расточительность государственных расходов» (65-е, -24), «Степень монополизации рынков» (91-е, -22), «Число дней для открытия бизнеса» (54-е, -28), «Обременительность таможенных процедур (79-е, -20), «Эффект налогообложения на стимулирование работы» (62-е, -34), «Расходы компаний на НИОКР» (95-е, -34), «Гибкость при установлении зарплат» (105-е, -66).

Есть, правда, и улучшения. Например, по фактору «Здравоохранение и начальное образование» Казахстан поднялся сразу на 35 позиций (59 место), но это связано не с фактическим улучшением ситуации, а с системой подсчета – раньше нам неправильно считали начальное образование, которое почему-то оказывалось менее массовым и качественным, чем высшее. В итоге по индикатору «Охват начальным образованием» страна поднялась аж на 114 ступеней, и теперь у нас четвертое место в мире.

Позитивна динамика также по таким факторам, как «Технологическая готовность» (52 место, +4), «Размер рынка» (43-е, +3), «Высшее образование и профессиональная подготовка» (56-е, +1). По отдельным индикаторам отмечено резкое улучшение – в «Защите инвесторов» (3-е, +22) и «Балансе госбюджета» (37-е, +37).

Особенно тревожно для нас выглядит список наиболее проблемных факторов для развития бизнеса, составляемый на основе опроса руководителей иностранных компаний, работающих в стране. Впервые на третьем месте, после «Доступа к финансированию» и «Коррупции», значится «Недостаточно образованная рабочая сила». У Азербайджана топ-3 состоит из «Доступа к финансированию», «Валютного и налогового регулирования», у России – из «Коррупции», «Ставки налога» и «Доступа к финансированию». У нас же на первый план вышла проблема человеческого капитала, связанная с практической ликвидацией на рубеже тысячелетий государственной системы профессионально-технического образования. Кстати, на состоявшемся недавно в Алматы Центральноазиатском торговом форуме тоже отмечалось, что в Индексе эффективности логистики (LPI), рассчитываемом Всемирным банком совместно с университетом Турку (Финляндия), впервые появились претензии к квалификации и профессионализму казахстанских рабочих. В этом году правительством объявлен бесплатный доступ к профессионально-техническому образованию, но результатов теперь ждать долго. Пока же новое поколение кадров, которому и предстояло вести Казахстан в заветную «тридцатку», не соответствует даже уровню уходящего с рынка труда.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6820 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 августа родились
Канат Ускенов
Бывший генеральный директор АО «Машиностроительный завод имени С.М. Кирова»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить