Polymetal: Биржа МФЦА — это дорога на китайский рынок

Получив листинг на AIX как первая международная компания, Polymetal «засматривается» на резервы казахстанских пенсионных фондов и ресурсы Китая

Зачем Polymetal разместился на AIX, почему ушёл из Армении, но остался в РК, сколько компания вложила в казахстанские месторождения за 10 лет и сколько прибыли намерена получить, а также какой металл вырастет в цене и какой обесценится, рассказал Forbes.kz главный исполнительный директор Polymetal Виталий Несис.

F: Виталий Натанович, как при текущих ценах на золото и серебро Polymetal чувствует себя на рынке?

- Очень комфортно, о чём свидетельствуют наши финансовые результаты (выручка группы в 2018 составила $1,88 млрд, рост на 4% по сравнению с 2017-м — F). Мы показали очень хорошую прибыльность и выплатили солидные дивиденды. В этом году ожидаем ещё большее снижение себестоимости добычи после запуска казахстанского проекта Кызыл. Сейчас цены выше, чем в прошлом году, и если они не упадут, ожидаем, что результаты будут значительно лучше.

F: Прошло 10 лет, как компания открыла для себя казахстанский рынок, купив месторождение Варваринское. В 2014-м приобретён проект Кызыл, включающий месторождения Бакырчик и Большевик, в 2016-м - месторождение Комаровское. Какова сейчас доля казахстанского бизнеса в портфеле Polymetal?

- Казахстан для нас – очень существенная доля бизнеса. В прошлом году мы добыли здесь 7 тонн золота, то есть около 15% всего объёма производства в золотом эквиваленте. В этом году планируем увеличение до 14 тонн. В 2019 году казахстанские активы принесут нам около 40% прибыли, а объём запасов местных месторождений составляет 40% от общей сырьевой базы Polymetal.

F: Какова структура инвестиций в месторождения в Казахстане?

- Если не брать стоимость приобретения, то в Кызыл мы инвестировали около $400 млн, в Варваринское и Комаровское за десять лет - $150 млн.

F: Рассматриваете ли вы возможности увеличения количества месторождений в Казахстане?

- Помимо развития существующих активов, делаем основную ставку на инвестиции в геологоразведку. Приобрести что-то готовое маловероятно – достойных объектов на рынке сейчас нет. Мы понимаем, что геологическая перспектива Казахстана огромна, особенно с учетом качественной инфраструктуры. В этом году впервые провели в Алматы конкурс «юниоров» (небольшие геологоразведочные компании – F), у которых уже есть контракты на недропользование, и это должно помочь нам быстрее начать инвестиции в разведку.

F: Расскажите об этом проекте. На каких условиях вы сотрудничаете с юниорами?

- Это практика популярна в Канаде и Австралии и называется earn in. Мы финансируем геологоразведку в обмен на некоторую долю в компании и получаем право выкупить долю партнёра, если результаты поисков положительные. Если же отрицательные, выходим из совместного предприятия. В России у нас уже два таких проекта, в Казахстане пока первый. В Алматы победителем стала компания с участком недр в западном Прибалхашье, в Карагандинской области.

F: В 2018 компания продала предприятие Капан в Армении, хотя прошло не так много времени с момента приобретения. Что вас не устроило на этом рынке?

- В основном радикальные изменения делового климата в стране. Новое руководство Армении достаточно чётко обозначило, что mining не является стратегическим для их экономики. Они решили сокращать долю нашей отрасли, дали понять, что новые проекты нежелательны. Поскольку наш бизнес ориентирован на развитие, это стало сигналом, что нужно выходить из актива, и мы сделали это с минимальными потерями.

F: С какими проблемами вы столкнулись в Казахстане и ощутили ли какие-либо изменения в отрасли?

- Серьёзных проблем у нас не было, так как здесь чёткие правила игры. Некоторые сложности были с получением новых территорий под геологоразведку, например из-за моратория, который потом был снят. Но я убеждён, что Казахстан движется в правильном направлении с точки зрения регулирования недропользования. Здесь есть возможность использования международной классификации запасов, действуют ясные экологические нормы. Россия в этом отношении немного «подбуксовывает». Также хочу отметить, что Казахстан успешно прошёл через общую для стран бывшего СССР проблему потерянного поколения в инженерных специальностях. И сейчас мы видим на наших предприятиях большое количество молодых сотрудников. Конечно, 10 лет назад ощущался некоторый кадровый голод, но сейчас его нет.

F: Какова доля казахстанских специалистов на предприятиях?

- 97% – это казахстанцы, остальные 3% - бывшие граждане Казахстана, которые получили российское гражданство, но остались работать в стране. Мы охотно привлекаем специалистов из Казахстана и на российские предприятия. Почти весь наш руководящий состав на Дальнем Востоке, Чукотке и в Магаданской области — это выходцы из Казахстана. Вследствие истощения запасов в Казахстане было закрыто немало подземных рудников. Поэтому всё взаимовыгодно: люди продолжают работать, а у нас есть высококвалифицированный персонал.

F: Не так давно Polymetal получил листинг на бирже МФЦА. Каковы ваши ожидания?

- Я считаю очень интересной идеей создание такой площадки, где сойдутся капитал и инвесторы из разных стран Евразии. Мы первая международная компания, которая получила листинг акций на бирже МФЦА, и считаем, это правильное стратегическое решение. Мы заметная в Казахстане компания, а Казахстан очень заметная в нашем портфеле страна. Кроме того, Казахстан обладает существенным инвестиционным потенциалом с точки зрения пенсионных резервов. Ещё один потенциальный большой приз – китайский рынок. Китайские инвесторы вообще не работают в Москве, там нет ни одной китайской брокерской компании. AIX ближе к Китаю географически и по часовому поясу, здесь благоприятный правовой режим. Надеюсь, на горизонте планирования 3-5 лет именно площадка МФЦА станет нашим маршрутом на китайский рынок.

F: Как санкции США в отношении России отразились на вашем бизнесе?

- На бизнесе они не отразились, но оказали негативное влияние на динамику курса акций на Лондонской бирже.

F: На какой металл вы делаете ставку сегодня и каковы перспективы рынка цветных металлов на ближайшее будущее?

- Продолжаем делать ставку на золото, это основной металл в нашем портфеле. Единственный масштабный актив Polymetal вне золота и серебра - платиновое месторождение Викша в России. В целом потенциал видим в платиноидах и редкоземельных металлах.

F: В Казахстане много редкоземельных металлов, не хотели бы попробовать заняться их добычей?

- Во-первых, у каждого вида редкоземельных металлов свой рынок, а цены на их разные виды могут отличаться в десятки раз. Во-вторых, они радиоактивные, и нам бы не хотелось иметь дело именно с этим аспектом на территории другого государства. В России - может быть.

F: Ваш персональный прогноз цены на золото и серебро?

- Нормальный закон спроса и предложения на золото не действует. Это валюта, цена которой обусловлена в основном геополитическими и макроэкономическими факторами. Но я уверен, что серебро сильно вырастет в ближайшие 2 года, потому что здесь как раз есть баланс спроса и предложения. Производство серебра в мире снижается третий год подряд, в этом году оно снова упадет. Спрос же растет за счёт солнечной энергетики. Поэтому в отношении серебра у меня «бычье» настроение, ожидаю рост до $25.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4582 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 мая родились
Ерлан Карин
советник президента Республики Казахстан
Жанар Бекбанова
Заместитель директора РГУ «Служба центральных коммуникаций» при Президенте РК
Алмаз Ибрагимов
экс-президент АО «Казахстанский электролизный завод» (входит в Евразийскую Группу (ERG))
Хроники бизнесменов. Владимир Ким

На чём зарабатывает своё состояние №1 списка 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии Forbes Kazakhstan

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить