Оставленные позади. Как трудовая миграция в Центральной Азии влияет на детей

Родители покидают своих детей для заработка и зачастую непроизвольно бросают их на произвол судьбы

Мать семилетней Хадичи и годовалой Малики (имена изменены) из Бухары уехала на заработки в Россию. Девочек женщина оставила подруге и ее мужу, пообещав, что каждый месяц будет присылать по $200 на содержание. Однако через несколько месяцев платежей всё еще не было, и пара начала избивать детей и подвергать их пыткам: Хадичу привязывали к дереву и обливали холодной водой, обжигали раскаленными ложками. Всё это продолжалось четыре месяца. Когда делом занялись правоохранительные органы, у девочки обнаружили множественные переломы руки.

История, опубликованная на портале Daryo.uz, не единична. СМИ пестрят историями о том, как оставшиеся без должного присмотра дети подвергаются насилию. И это только те истории, которые получили огласку. Неизвестно, сколько случаев не становятся резонансными — за кадром складывается смутная и тревожная картина. В чем же корень проблемы и как обеспечить должную защиту?

Миграция как один из столпов экономики

Переводы мигрантов вносят достаточный вклад в экономику стран ЦА — только сумма зарегистрированных денежных переводов из России составляет 8,2% ВВП Таджикистана и 7,2% ВВП Кыргызстана, а по данным Migration and Development Brief 29 Всемирного банка за 2017, эти две страны региона входят в десятку крупнейших получателей денежных переводов по отношению к ВВП страны — первое место у Кыргызстана с 35%, а третье — у Таджикистана с 31%.

Большая часть трудовых мигрантов в России — из Узбекистана. Разрыв между потоками трудовых мигрантов из разных стран Центральной Азии довольно значительный: Таджикистан, откуда приезжает почти в два раза меньше мигрантов, чем из Узбекистана, на втором месте, Кыргызстан — на третьем. Меньше всего мигрантов — из Казахстана.

По расчетам, в миграции в России находится почти каждый третий таджикистанец — 30% населения Таджикистана, 16% — граждан Кыргызстана, 14% граждан Узбекистана и только 4% мигрантов из Казахстана.

Что происходит с детьми, когда родители на заработках?

Трудовая миграция имеет необратимые последствия с точки зрения психосоциального и эмоционального благополучия детей. Уезжая на заработки, родители оставляют несовершеннолетних детей на попечении престарелых или дальних родственников, а то и вовсе знакомых. К чему это может привести в долгосрочной перспективе, предсказать сложно, так же как и применить предупреждающие меры — вопрос слишком мало изучен. 

- Взрослые на заработках в России, дети остаются с родственниками. ​Дети предоставлены самим себе. Те, что постарше, часто становятся «героями» милицейских сводок. Примерно каждый тринадцатый подросток, попавший в детскую комнату, — ребенок трудовых мигрантов, говорит эксперт по трудовой миграции Рахмон Ульмасов (Таджикистан). 

По его словам, если ребенок остался на улице, голодный, он может пойти на правонарушение или даже на контакт с криминальными группировками. 

- Сколько всего детей в Таджикистане остались без родителей из-за того, что их папы и мамы уехали за границу, никто не считал, — продолжил эксперт.

Этот показатель и правда трудно найти в открытых источниках в странах Центральной Азии. Есть только общие данные ЮНИСЕФ, что 59% трудящихся женщин-мигрантов из Центральной Азии оставили своих детей в возрасте до 16 лет на родине.

Большинство мигрантов из Узбекистана не берут с собой своих детей, когда едут за границу на работу. Среди родителей, которые уезжают на заработки за рубеж, 63% — отцы, 10% — матери. В 25% случаев мигрировали оба родителя. При этом матери мигрируют независимо от возраста детей.

- Отсутствие родителей часто ассоциировано с менее качественным питанием ребёнка, ухудшением его образования, более редким посещением кружков и спортивных секций. Конечно, это не всегда так. Роль родителей выполняют дедушка с бабушкой, на попечении которых часто оставляют своих детей трудовые мигранты. Бабушек и дедушек забота о внуках нередко тяготит, и даже при их полной любви и заботе дети часто чувствуют себя обездоленными по сравнению со сверстниками, у которых родители рядом, — говорит психотерапевт Азизбек Болтаев, основатель клиники INSON. 

MediaDataLab провело собственное мини-исследование, в котором приняло участие 87 человек. Главной проблемой в процессе ухода за детьми родственники и опекуны детей мигрантов отметили моральные трудности (44% случаев), финансовые же трудности есть только у 14% опрошенных.

Родители 10-летнего Абдулазиза два года назад уехали на заработки в Россию, оставив сына на попечении бабушки, 51-летней Шохисты Эргашевой. 

- Ребенок скучает по родителям. Когда он играет во дворе с друзьями и когда родители друзей зовут их обратно домой, Абдулазиз вспоминает своих родителей и начинает грустить. Временами запирается в своей комнате и плачет. Плохо ест, возникают сложности с уроками. В такое время стараюсь отвлечь его, обнимаю и успокаиваю. Но всё же ребёнок скучает по родителям, - рассказала попечительница.

По словам Шохисты, у внука бывают проблемы со сном. Несмотря на то что мальчик общается с родителями несколько раз в день, ребенку не хватает родительской любви, заботы и внимания.

- Родители ежемесячно отправляют деньги — только на расходы на внука около $200-300. Стараемся полностью обеспечить все его нужды. Но никто и ничего не может заменить родителей, подводит итог Шохиста.

Финансовые трудности — это не самая большая проблема детей мигрантов. Около 70% наших респондентов отметили, что ежемесячно оказывают материальную помощь (денежные переводы или необходимые вещи).

В сентябре 2018 Хатлонскую область Таджикистана потрясла ужасная трагедия: в кишлаке Навобод 58-летняя женщина заживо закопала своего трехлетнего внука. Труп ребенка обнаружили спустя 6 дней. О причинах столь жестокого преступления со стороны бабушки остается лишь гадать, однако известно, что отец ребенка находился в трудовой миграции. 

По данным ЮНИСЕФ, на сегодняшний день в Таджикистане около 5 000 детей ежегодно лишаются родительской опеки, и во многих случаях это связано с миграцией. «Поскольку родители мигрируют, дети часто остаются с родственниками, а во многих случаях с бабушками и дедушками, которые, возможно, с трудом могут удовлетворить потребности растущих детей, многие из которых помещаются в интернаты», — отмечается в исследовании.

Сейчас в Таджикистане отмечается «феминизация» миграции — если вначале внешняя трудовая миграция была преимущественно мужской — 88% мужчин и 12% женщин трудоспособного возраста, то тенденции последних двух лет показывают, что процент женщин постепенно растет: например, в 2019 из Таджикистана в трудовую миграцию выехало 531 тыс. граждан, из них около 80 тыс. женщин. Это может означать, что если раньше дети оставались с матерью, то сейчас шанс «потерять в миграции» обоих родителей для маленьких таджикистанцев увеличивается. 

Ситуация в Казахстане разительно отличается. Благодаря более развитой экономике Казахстан, наоборот, стал притягивать мигрантов из Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Однако также активно растет выбытие населения — по данным Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации, число казахстанцев, указавших при въезде в Российскую Федерацию в качестве цели въезда «работа», имеет устойчивую тенденцию к росту и в 2019 составило более 136 тыс. человек — это почти в два раза больше в сравнении с 2016 годом (72 тыс. чел.). При этом исследование детей казахстанских мигрантов не проводились.

Нэлля Дощанова, начальник отдела ювенальной полиции управления местной полицейской службы департамента полиции города Нур-Султана (Казахстан), отмечает, что дети, оставленные родителями при миграции, или дети мигрантов в Казахстане выявляются при проведении профилактических работ — обходов, локальных рейдов, но в основном эти дети выявляются постфактум, а именно после совершения правонарушения детьми или в отношении детей — чрезвычайное положение на месте работы детей или же при обращении в поликлинику, где при документировании запрашиваются ответственные за детей лица. 

Список преступлений против несовершеннолетних детей обширен – бывают нарушения прав детей, жестокое обращение с детьми и другие виды, заканчивая преступлениями против половой свободы и половой неприкосновенности детей. 

- Чем старше ребенок, тем легче ему адаптироваться к долгому отсутствию одного или обоих родителей. Чем меньше ребенок, тем более он уязвим перед насилием, исходящим от окружающих его людей, — говорит психотерапевт Азизбек Болтаев, основатель клиники INSON. 

Два года назад СМИ Кыргызстана сообщали о смерти полуторагодовалого мальчика, скончавшегося от побоев. Его мать отправилась на заработки в Россию, оставив ребенка со своей старшей сестрой. Тетя мальчика, которая воспитывала его, в свое оправдание заявила, что ущипнула и несколько раз ударила ребенка из-за того, что он описался.

По данным Министерства труда и социального развития Кыргызстана, только за II квартал 2020 года выявлено 274 фактов насилия и жестокого обращения с детьми, из них физическое — 170, сексуальное — 33, психологическое — 19. Сейчас в Кыргызстане более 70 тысяч детей, родители которых находятся во внешней миграции. 

Школьный учитель Гульмира Омонова, которая работает с учениками, чьи родители находятся за рубежом, отмечает, что у детей мигрантов могут и не ощущаться финансовые трудности. Зачастую родители покупают своему ребенку телефон, чтобы постоянно быть на связи. Но это не слишком помогает. 

- В их глазах можно увидеть нужду в любви и заботе. Родители ученика, классным руководителем которого являюсь я, уехали в Турцию. Ребенок находится под присмотром бабушки. Бабушка полностью ухаживает за ним, одевает, обувает, отправляет в школу. Сам мальчик воспитанный, но часто эмоционально расстроен. Чувствует себя неловко, когда бывают родительские собрания, мероприятия. Я это чувствую и замечаю, но стараюсь максимально не показывать этого ребёнку, - объяснила Омонова.

По ее словам, семья является опорой и поддержкой для ребенка школьного возраста. Чувствующий внимание и находящийся под контролем ребенок будет хорошо учиться.  

Что делать?

Психотерапевт Азизбек Болтаев советует при возможности забирать ребенка с собой или в крайнем случае удостовериться, что опекуны действительно смогут обеспечить благоприятную среду для его развития, свободную от насилия и пагубного влияния. 

- Ребёнка необходимо психологически готовить к собственному отъезду, это не должно быть неожиданным решением. Если ребенку объяснить обстоятельства, проговорить то, какой будет его жизнь вдали от родителя, на что он может рассчитывать в отношении поддержки со стороны родителей, опекунов, собственного времени и интересов, то это облегчит дальнейшую адаптацию, - считает специалист.

По его словам, родителям необходимо регулярно быть в контакте с ребенком через телефон и видеосвязь, а также получать сведения о состоянии ребенка не только от него самого и опекунов, но и от третьих лиц. Для этого, например, полезно поддерживать регулярную связь с учителем или воспитателем ребенка.

Для защиты детей на институциональном уровне эксперты ЮНИСЕФ рекомендуют пересмотреть законодательную базу и создать эффективные механизмы для защиты уязвимых семей и детей. Это может включать бесплатный механизм регистрации опекунства и попечительства, системы выявления детей без родительской опеки и предоставления должной правовой защиты, доступ к психологической поддержке. 

Ментор: Айзада Тома    

Авторы: Анастасия Эм, Дилфуза Мирзахмедова, Нигора Фазлиддин, Галия Елубаева, Айгерим Сабырбек

Media Data Lab, 2020

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
9275 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
26 сентября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить