Новый тренд: миграция из-за изменения климата

О миграционных тенденциях в Казахстане

ФОТО: © Depositphotos.com/GoranJakus

Миграция — неизменный процесс человечества. Миграция может видоизменяться и приспосабливаться к определенным изменениям. Этот процесс для одних — стратегия существования, для других — улучшение жизненных условий, а для третьих — поиск новых возможностей. Если смотреть на процесс со стороны госорганов и государств, то для одних это — стратегия решения вопросов занятости населения, для других — пополнение отсутствующих трудовых ресурсов. Конечно же, это также связано с социально-экономическим развитием страны.

По всему миру 18 декабря отмечается Международный день мигранта. COVID-19 нарушил все формы передвижения людей из-за закрытия национальных границ и прекращения путешествий по всему миру. Согласно данным ООН, пандемия замедлила рост числа международных мигрантов примерно на 2 млн к середине 2020 года, что на 27% меньше, чем рост, ожидаемый с середины 2019 года.

Рост числа международных мигрантов был устойчивым за последние два десятилетия, достигнув 281 млн человек, живущих за пределами страны происхождения в 2020 году, по сравнению со 173 млн в 2000 году и 221 млн в 2010 году. В настоящее время международные мигранты составляют около 3,6% населения мира.

Зейнал Хаджиев, субрегиональный координатор МОМ в Центральной Азии, рассказал о миграционных тенденциях в Казахстане.

Каковы последние миграционные тенденции в Казахстане?

- В последние 20 лет в стране идет поступательное развитие и рост экономики, что приводит к еще большим потребностям в трудовых ресурсах, особенно в квалифицированных кадрах. К тому же Казахстан — территориально большая страна, и условия жизни, природные и климатические характеристики тоже сильно разнятся от области к области. Плотность населения в разных областях также отличается. Все эти факторы влияют на принятие и выработку миграционной политики, которая в свою очередь определяет миграционные тенденции в стране.

Казахстан известен как страна назначения мигрантов, исхода мигрантов, а также транзита. Но в то же время Казахстан уникален тем, что на государственном уровне имеет проекты и программы по этнической миграции, например организованная внутренняя миграция «юг - север».

Миграция напрямую связана с социально-экономическим развитием страны, демографической ситуацией, а также тем, какие стратегические задачи и планы развития определены в стране. Мы видим, что в Казахстане до пандемии из года в год увеличивалось количество мигрантов, приезжавших в страну. Мы можем говорить, что за последние три-четыре года до пандемии с целью работы в Казахстан приезжали до полутора миллиона человек.

Зейнал Хаджиев
ФОТО: архив пресс-службы
Зейнал Хаджиев

В то же время нельзя забывать, что Казахстан является страной исхода мигрантов. В новой концепции миграционной политики Казахстана, разработанной впервые за последние два десятилетия, которую мы также поддержали, внешняя трудовая миграция определена как одна из миграционных тенденций в стране. Есть понимание того, что из Казахстана уезжают квалифицированные кадры.

Государство ставит задачу разработать конкретные инициативы и программы с тем, чтобы эту проблему каким-то образом решать. Необходимо понять, как можно вовлекать казахстанскую диаспору в процессы развития экономических, социальных, научных и академических сфер в Казахстане. Ведь уехавшие кадры приобретают новые навыки и опыт, которые могут быть задействованы в последующем в Казахстане.

МОМ совместно с МИОР и МИД Казахстана инициировали новый проект, который как раз ставит задачу изучать возможности налаживать контакты с диаспорой, используя большие данные. Это инновационный подход, который, уверен, поможет определить сферы, где можно было бы привлекать диаспору и мигрантов.

Еще одна тенденция — это климатическая миграция. Отчет Groundswell прогнозирует, что к 2050 году 216 млн человек в шести регионах, в том числе в Центральной Азии, могут переехать в пределах своих стран. Внутренняя климатическая миграция будет расти в течение следующих нескольких десятилетий, а затем ускорится во второй половине этого века, если страны не сократят глобальные выбросы парниковых газов и не повысят устойчивость к нынешним и будущим последствиям изменения климата.

Казахстан находится в числе тех стран, где наиболее остро ощущается повышение температуры годового значения. Согласно прогнозам, температура в Казахстане будет повышаться более быстрыми темпами, чем в среднем по миру, и более быстрыми темпами, чем в большинстве других азиатских стран, при этом потенциальное потепление к концу столетия составит 5,3°C, по сравнению с исходным уровнем 1986-2005 годов при самом высоком уровне выбросов (RCP8.5). Повышение температуры приведет к ускоренному таянию ледников, опустыниванию, селевым потокам, наводнениям и другим катаклизмам.

По оценкам, 26% населения Казахстана проживает в районах, подверженных оползням и селевым потокам, которые могут происходить одновременно с наводнениями. Прогнозируемое изменение количества осадков, выпадающих во время сильных дождей, которые могут вызвать сели, показывает последовательное увеличение по всем путям и временным горизонтам, как правило, в диапазоне 5%-20%. Частота схода селей увеличится в 10 раз и будет представлять угрозу для 156 городов и поселков Казахстана, среди которых Алматы.

Люди будут вынуждены искать себе новые пастбища, новые дома, новые источники дохода и переселяться. Очень мало изучены вопросы управления водными ресурсами, что влияет на экономическое и социальное развитие целых регионов.

В совокупности вышеупомянутые изменения представляют собой серьезную угрозу для жизни и средств к существованию беднейших и наиболее маргинализированных общин в Казахстане. Если не будет оказана поддержка в области адаптации и уменьшения опасности бедствий, по всей вероятности, усилится неравенство, а нищета будет преобладать. Эти факторы, несомненно, повлекут за собой миграционные процессы, такие как массовые переезды и перемещения.

Провести грань между мигрантами или мобильностью людей, связанных с экологией или изменением климата и социально-экономическим фактором, сложно. Из-за их тесной взаимосвязи требуются детальный анализ и исследования, чтобы можно было собрать достоверные научно обоснованные данные для дальнейшей выработки политики в этой сфере и осуществления инициатив.

Сейчас мы начинаем совместно с партнером небольшое исследование. Уверен, что в следующем году и в последующие годы это направление взаимосвязи миграции, экологии и климатических изменений будет одним из стратегических направлений нашей деятельности. Это направление также нашло свое отражение в новой концепции миграционной политики страны, которая, как ожидается, будет утверждена в начале следующего года.

Какие проблемы вы бы отметили в Казахстане в сфере миграции?

- Первичная задача состоит в том, чтобы разные государственные институты работали синхронно по новой концепции миграционной политики. Должны быть мощные устойчивые институты и структуры, которые будут четко понимать миграционные процессы, будут гибкими и правомерными, а также своевременно собирать информацию и данные. Чтобы определить хорошую политику и программу, нужны конкретные данные. Это задача, которую нужно решать более эффективно.

В период пандемии, когда мы начали получать запросы по оказанию помощи мигрантам, застрявшим на границах или потерявшим работу, при этом не имевшим возможности передвигаться и перемещаться, мы поняли, что учет потребностей мигрантов и их защита требуют более глубокого изучения и улучшения. Мы использовали один из инструментов МОМ по сбору данных о перемещенных лицах и получили неожиданную информацию. Оказалось, что есть довольно большое количество неучтенных детей мигрантов.

Возникает вопрос по их идентификации и легализации статуса и их доступа к услугам. Здесь потребуется провести большую работу. Еще одна задача, которую Казахстану нужно будет решать более эффективно, - это сбор и анализ миграционных данных.

Одно из негативных последствий процесса миграции — торговля людьми. Часто бывает, что люди подвержены принудительному труду. Мы умеем определять и идентифицировать жертв торговли людьми и жертв принудительного труда, но зачастую преступники, подвергавшие людей сексуальной или трудовой эксплуатации, остаются безнаказанными. Часто - потому что мы узнаем об их преступлениях постфактум, когда мигранты уже уехали. Бывает, что правовой базы взаимодействия между странами недостаточно, чтобы довести следствие до конца.

Как бороться с враждебным и негативным отношением к «понаехавшим»?

- Действительно, существуют мифы, которые распространяются и их подхватывают. Часто это происходит не только в социальных сетях, но и даже в официальных и частных СМИ. В погоне за сенсацией, не вникая в суть вопроса, могут всплыть материалы, которые имеют большой общественный резонанс. Впоследствии эти материалы могут повлиять на восприятие мигрантов. Токсичный нарратив вокруг миграции усиливается и подогревается. В этом вопросе важна позиция государства. Если страна нуждается в трудовых мигрантах, то, естественно, нужно создавать нормальные условия для их интеграции в общество. Тогда будет меньше проблем. Такие мифы, как «приехали и отобрали работу у местных», не имеют почвы. Мигранты занимают те места, которые местные жители не хотят заполнять.

Какое самое глубоко неправильное суждение существует о мигрантах?

- Наблюдается тенденция, когда к мигрантам относятся как к каким-то чужакам. Это — самая большая ошибка. Нужно в человеке видеть в первую очередь человека, потому что это такие же люди, как и все, со своими потребностями, определенными задачами и целями. Если подойти к ним по-человечески, без осуждения, не отсеивать их от интеграционных процессов, то таких проблем не будет.

Необходимо также дать информацию о той роли, которую мигрант играет в развитии страны назначения. Оценить, какой процент своих доходов мигрант отправляет к себе домой. Как правило, это составляет меньше половины его дохода, а то и одну треть. Если мигрант зарабатывает $2 тыс. в стране пребывания, то домой отправляет не больше половины этой суммы. Половина остается в стране пребывания прямо или косвенно. Надо учитывать, что это вклад мигрантов в национальное богатство страны пребывания.

Какое будущее и развитие в сфере миграционных процессов вы видите ближайшие пять лет?

- Мы живем в век стремительного развития технологий, коммуникаций, транспорта и перевозок, что, несомненно, влияет на миграцию.

Уверен, что в ближайшей и среднесрочной перспективах мобильность людей будет только расти. А само понятие миграции потеряет свой традиционный смысл. Когда-то мы традиционно понимали, что по определению мигранты — это люди, переселяющиеся из одного места в другое на длительное время. Поскольку сейчас возможность перемещаться становится легче, мы уже говорим не о миграции, а мобильности.

Миграция строго подчиняется законам рынка. Есть спрос — есть предложение. При этом роль государства сводится к тому, чтобы эти процессы регулировать, делать максимально предсказуемыми и организованными, насколько это возможно. Мы придерживаемся принципа, что хорошо организованная, предсказуемая и регулируемая миграция может принести пользу как мигрантам, так и обществу, и государству.

Что лично для вас значит Международный день мигрантов?

- Это — очень важный день, который позволяет привлечь общественное внимание к проблемам мигрантов, вспомнить об их вкладе и придать огласке сложности, с которыми они сталкиваются.

Интервью представлено пресс-службой МОМ в Казахстане

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7877 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить