Гонка за ураном

В сердце техасского нефтегазового бума маленькая канадская компания нашла инновационный путь добычи топлива для ядерных реакторов

Ни одну экскурсию по заводу Uranium Energy Corp. в Хобсоне, штат Техас, нельзя считать законченной, пока гендиректор Амир Аднани не поднимет крышку с большой черной стальной емкости и не предложит посмотреть внутрь. Там, наполняя ее практически до краев, находится оранжево-желтая смесь, которую Uranium Energy Corp. добывает из недр Южного Техаса. Это окись урана, U308, другое название – урановый концентрат. Именно из него изготавливаются атомные бомбы и топливо для ядерных реакторов. Емкость в 55 галлонов весит 1 тыс. фунтов и стоит на рынке около $50 тыс. По признанию самого Аднани, когда он смотрит в него, то видит больше, чем просто деньги. Он видит в нем будущее Америки.

«США зависимы от внешних поставок урана больше, чем от внешних поставщиков нефти», – говорит Аднани. Он родился в Иране и выглядит слегка странно в спортивной обуви и пиджаке от Prada здесь, в Южном Техасе. 104 атомные электростанции Америки генерируют важнейшие 20% национального электричества. В начале 1980-х США были самым крупным добытчиком урана в мире, производя 43 млн фунтов в год, достаточных для обеспечения топливных нужд в стране. Но сегодня внутреннее производство упало до 4 млн фунтов в год. 

Еще Америка скоро потеряет своего самого крупного поставщика. В течение последних 20 лет США покупали у России, державы, любезно проводящей политику ядерного разоружения, по 20 млн фунтов в год. Но в 2013 году $8-миллардная программа Megatons to Megawatts подойдет к концу. Растущий объем добычи от Казахстана 

(39 млн фунтов в год), Канады (18 млн) и Австралии (12 млн) сможет восполнить объем поставок. Но Китай с 15 ядерными реакторами, 26 находящимися в разработке и еще сотней в планах будет все более опасным соперником в борьбе за эти небесконечные поставки.

Аднани уверенно заявляет, что он может обеспечить нужное количество уранового концентрата с помощью технологии, аналогичной технологии гидравлического разрыва пласта – той, что положила начало энергетическому буму в Техасе. Процесс добычи угля несильно отличается от добычи газа. Uranium Energy Corp. бурит высокопористые слои, находящиеся под землей. Там находится не только урановая руда, но и драгоценные грунтовые воды. Затем она вводит в песок окисленную воду, в которой растворяется уран. Полученный раствор выкачивается с помощью насосов, а затем обрабатывается и высушивается на заводе компании в Хобсоне. 

Стоя рядом с полдюжиной полных баков с урановым концентратом, мы не используем никакой защитной одежды, не говоря уже о шлемах. Незачем. Урану присуще в основном альфа-излучение, которое легко останавливается нашей кожей. Однако это не значит, что урановый концентрат безопасен. Его вдыхание или глотание, с питьевой водой например, может вызвать повреждение и даже рак почек и печени. 

Поэтому план Аднани вызвал невиданную озабоченность в регионе, обычно не знающем тревог относительно воздействия окружающей среды на здоровье и вполне довольном соотношением риска и положительных сторон от таких видов добычи. Эта часть Техаса расположена в центре пласта Игл-Форд, на данный момент самого прибыльного нефтегазового участка в Америке. 

Люди, живущие здесь, понимают, что гидроразрыв пласта, введение миллионов галлонов воды, загрязненной песком и химикатами, происходят на глубине двух миль под землей. Знают они и то, что правильно сконструированная и закатанная в бетон стальная труба не пропустит химикаты в их воду. Процесс же добычи Uranium Energy Corp. не происходит на глубине двух миль. Он происходит на глубине всего 400–800 футов – не только на той же глубине, но даже из тех же самых пористых слоев, что и вода. 

«Это куда хуже, чем технология гидроразрыва пласта, – уверен Джим Блэкберн, представитель из Хьюстона. Он подал в суд на Uranium Energy Corp. от имени жителей Голиада, штат Техас. – Это намеренное загрязнение водоносного слоя. Оно освобождает не только уран, но и другие элементы, задерживаемые песком. Мы знаем, что этот процесс загрязняет грунтовые воды. В этом его главная цель».

Uranium Energy Corp. же настаивает на том, что, наоборот, оказывает услугу окружающей среде, освобождая водоносный слой от радиоактивных источников. «Их там не будет для следующих поколений», – говорит Гарри Энтони, старший управляющий деятельностью Uranium Energy Corp. Аднани добавляет: «Уран находится так близко к грунтовым водам, что субэлементы вроде радия и радона уже в воде. Мы выкачиваем воду из загрязненных водоносных слоев, замещая ее на менее радиоактивную». Подобные заявления не успокаивают критиков, однако доказывают, что неизвестная компания идет вперед активными темпами. «Игл-Форд охватит урановый бум», – улыбается Аднани.

То, что должно стать урановым бумом, природа готовила в течение 45 млн лет. Тогда вулканы, разбросанные по Западному Техасу и Нью-Мексико, покрыли землю толстым слоем пепла, содержащего уран и другие элементы. Уран легко растворяется в воде, и большая его часть вымылась за тысячелетия в Мексиканский залив. Но достаточное количество задержалось по пути и превратилось в твердую руду. Соприкоснувшись с натуральным газом из недр, оно породило одно из крупнейших в США месторождений урана. У Uranium Energy Corp. уже есть одна шахта в действии, вторая на стадии строения и еще десяток в разработке. Это сделает компанию самым заметным добытчиком урана в Южном Техасе. Пока она остается мелкой сошкой. 

У Uranium Energy Corp., основанной в 2005 году в Ванкувере, корни скорее в маркетинге, чем в добыче полезных ископаемых. До ее открытия Аднани, которому всего 31 год, был основателем Blender Media, фирмы по отношениям между инвесторами, предназначенной для добывающих компаний Ванкувера. Партнером Аднани стал его 61-летний тесть Алан Линдси. Аналитик Citron Research Эндрю Лефт говорит: «Он не оставил после себя ничего, кроме компаний с горами обещаний, оставивших инвесторов с пустыми карманами. На его счету – вышедшие из бизнеса фирмы вроде Strategic American Oil, Phyto-medical, TapImmune и MIV Therapeutics». Аднани говорит, что, будучи неуправляющим председателем Uranium Energy Corp., Линдси не имеет каждодневной работы в компании. «Кроме того, когда Лефт раскритиковал Uranium Energy Corp. пару лет назад, мы не произвели ни фунта урана. С тех пор мы сконцентрировались на всем том, что, по мнению Citron, мы сделать не сможем», – говорит Аднани.

Uranium Energy Corp. имеет котировки на Американской фондовой бирже и на Франкфуртской фондовой бирже. У каждой из трех компаний – Blackrock, Openheimer Funds и Geiger Fund – большие доли, и фирма достигла рыночной капитализации в $250 млн, несмотря на чистый убыток в $25 млн на $13,7 млн продаж урана за прошлый год. За последние пять лет компания промотала более $100 млн, хотя благодаря деньгам от дополнительных размещений акций не влезла в долги, с $17 млн в резерве. Цена за акцию достигла $6,70 за несколько месяцев до взрыва на «Фукусиме». Сейчас они стоят $2,45. 

Uranium Energy Corp. следует разнообразной истории. С 1950-х годов большие нефтяные и химические компании вроде Union Carbide, Exxon, Chevron, Conoco и даже U.S. Steel добывали уран в Южном Техасе. Они не только нашли много всего, пока искали нефть и газ, но федеральное правительство посреди холодной войны даже потребовало, чтобы они проводили испытания каждого нефтяного и газового месторождения на предмет содержания урана. Нефтяные компании продавали урановый концентрат правительству для производства ядерного оружия и топлива для реакторов. «Тогда каждая компания побывала здесь, – вспоминает Энтони, бывший в то время молодым инженером в Union Carbide. – Южный Техас был чем-то вроде водопоя». 

Но в процессе они создали неразбериху, разрабатывая глинистые карьеры и строя пруды-хвостохранилища для ядовитой грязи, оставшейся от переработки руды, с кислотой. Урановая шахта в Karnes County была задумана под руководством Фонда по борьбе с химическими загрязнениями окружающей среды; она остается загрязненной, так же как и расположенная неподалеку урановая обогатительная фабрика Falls City. Там, по словам Министерства энергетики США, потенциально опасными загрязнителями являются кадмий, кобальт, флорид, железо, никель, соль серной кислоты и уран. 

В 1987 году с десяток местных фермеров подняли вопрос о заводе по переработке урана Panna Maria и месте сброса отходов Chevron, находящемся недалеко от завода Uranium Energy Corp. в Хобсоне. Затем Chevron продал свои урановые разработки оборонному подрядчику General Atomics, который очистил территорию. Тем не менее, согласно отчету Комиссии по ядерному регулированию, грунтовые воды остаются «большой проблемой». 

Главному участку Uranium Energy Corp., Palangana, также хватило проблем. Урановые залежи в Palаngana были открыты в 1950-е годы. В 1958-м Union Carbide предприняла первую попытку разработки там подземной шахты, но остановилась из-за высокого уровня сероводородного газа. Union Carbide попыталась еще в 1967 году, используя новейшие тогда восстанавливающие техники и буря тысячи скважин. Но вместо окисленной воды для растворения урана она использовала аммиак, который слабо реагировал на глину в земле. Уровень восстановления разочаровывал. В 1980-м Union Carbide продала Palangana компании Chevron. По расчетам Chevron, там осталось достаточно урана, чтобы оправдать создание открытого рудника, но скоро цены на уран упали, и его строительство отложили на неопределенный срок.

В 1991 году Palangana была продана General Atomics. Она потратила годы, пытаясь очистить грунтовые воды, пока наконец Техасская комиссия по качеству окружающей среды не позволила оставить показатели загрязнения чуть более высокими, чем до добычи. В 2009 году Uranium Energy Corp. приобрела этот участок и завод в Хобсоне у Everest Exploration за $1млн и 2,7 млн акций (тогда они оценивались в $10 млн). С тех пор она вложила более $10 млн в расчищение другого близлежащего участка Everest и расширение Palangana для урановой добычи нового поколения.

Могут ли техасские фермеры доверять Uranium Energy Corp. и ее проекту Goliad после всей этой неразберихи? Энтони убежден, что волноваться не о чем: «Я сам живу всего в двух милях от урановых шахт и пью воду из тех же источников». Скептики потратили на битву с проектом уже пять лет. Урановая руда в Goliad расположена всего на глубине 400 футов, в тех же слоях, где фермеры берут воду как для себя, так и для скотины. Вода не нефть, и именно вода на самом деле является жидким золотом региона в долгосрочной перспективе. «У нас заканчивается вода. А без воды у тебя нет ничего», – говорят фермеры.  

Гендиректор Uranium Energy Corp. Амир Аднани демонстрирует конечный продукт.

Причины для упрямства есть. В 2009 году исследование техасских шахт, проведенное Геологической службой США, показало, что в грунтовых водах вокруг урановых залежей от природы высоко содержание загрязняющих веществ вроде мышьяка, кадмия, свинца, селена, радия и, разумеется, урана. Уровень некоторых загрязнителей после добычи и попыток восстановления оказался ниже, однако служба не нашла ни одного места, где бы не повысились показатели селена и урана в воде. В исследовании по 76 участкам добычи, проведенном геологом Брюсом Дарлингом от имени местных жителей, говорится, что неспособность производителей существенно снизить концентрацию урана ставит под сомнение их знания геохимии гидрогеологических систем, которые они используют.

Розанна Нойпауэр, гидрогеолог Университета Колорадо, напротив, заявляет, что загрязняющие элементы останутся после любых попыток восстановления и будут в водоносных слоях и в будущем. Техасская железнодорожная комиссия, регулирующая в штате добычу полезных ископаемых, разрешила Uranium Energy Corp. проводить разведочное бурение в Goliad. В 2007 году компания была обвинена в том, что не смогла правильно перекрыть разведочные скважины, что привело к загрязнению воды. Федеральный судья нашел причины поверить в это, но из-за нехватки юрисдикции он не запретил дальнейшее бурение.

В 2008 году жители обратились в Техасскую комиссию по качеству окружающей среды, другое регулирующее учреждение, за запретом Uranium Energy Corp. на бурение. Запрос был отклонен. Гарри Энтони настаивает, что технологические прорывы сделали старые проблемы по большей части неактуальными. Он добавляет, что те водоносные слои, которые будет использовать Uranium Energy Corp., содержат только непитьевую воду и будут окружены контрольными скважинами, определяющим любое движение растворившегося урана внутри производственных скважин. 

В декабре, для того чтобы успокоить скептиков, Аднани пригласил Спенсера Абрахама, бывшего министра энергетики при администрации Джорджа Буша, возглавить совещательный совет Uranium Energy Corp. Само собой, Абрахам не тревожится: «У Соединенных Штатов самые жесткие стандарты регулирования добычи в мире.

Как добыть уран

Урановая руда находится в пористых слоях (там же, где и грунтовые воды). Чтобы ее растворить, Uranium Energy Corp. вводит окисленную воду, затем выкачивает получившийся раствор насосами через производственные скважины. Растворившийся уран отправляется на перерабатывающий завод, где возвращается опять в твердую форму, затем высушивается до состояния смеси и помещается в емкости. Емкость в 1 тыс. фунтов уранового концентрата продается за $50 тыс.

Добыча урана, в том числе и компанией Uranium Energy Corp., производится в соответствии с высочайшими стандартами безопасности. (В подтверждение своих слов UEC выпустила облигации с гарантией на $5 млн. – Прим. ред.). Воде штата Техас не будет нанесено вреда».

Перспективы внушительные. Мощность завода в Хобсоне – 1 млн фунтов в год, что в 5 раз больше, чем сейчас. С проектом Goliad и множеством других компания до конца этого десятилетия собирается достигнуть показателя в 3 млн фунтов ежегодно.

«Даже после «Фукусимы» продолжается бум строения ядерных объектов по всему миру, – заявляет Аднани. – И даже если не появится новых реакторов, спрос превысит предложение». Это особенно актуально для Америки, которая, несмотря на события на «Фукусиме», медленно но верно идет к ядерному возрождению. Администрация долины Теннеси строит новый реактор на своей территории Watts Bar. Компания Scana строит два в Южной Каролине, Georgia Power также строит два. Их планируют закончить в 2016 году, по цене в каких-то $30 млрд. 

Однако Аднани не во всем прав. «Америка не беспокоится о том, чтобы самой быть добытчиком, – утверждает Джонатан Хинц, аналитик Ux Consultants, исследующей тенденции рынка добычи, энергетики и инвестиционных организаций. – Реакторы «заправляются» раз в год, поэтому не критично, если поставки идут издалека. Кроме того, покупатели и продавцы урана все продумали даже после конца программы Megatons to Megawatts. Даже если цены утроятся, это не отразится на ядерных объектах, поскольку топливо – незначительная часть их операционных расходов». При более высоких ценах Казахстан, Канада и Австралия будут более активно искать уран. США не одарены таким ресурсами. 

Именно поэтому для Блэкберна и людей, которых он представляет, идея того, что маленькая компания оскверняет общую питьевую воду ради рынка, который может никогда не появиться, – абсолютное безумие. «Кроме как из водоносных слоев, воду взять негде, – говорит Блэкберн. – Как можно вести добычу внутри источника питьевой воды?»

Но это происходит. В прошлом месяце Uranium Energy Corp. получила последнее разрешение, которое ей требовалось: на водоносный слой от Министерства охраны окружающей среды. Строительство и бурение в Goliad начались – Uranium Energy Corp. арендовала больше 20 тыс. прилегающих акров. Компания планирует начать добычу здесь уже к концу этого года. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8515 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 ноября родились
Куанткан Алимов
экс-заместитель акима города Актобе
Ирина Любарская
начальник управления по инспекции труда Карагандинской области
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить