Режимная трансформация

После того как глава государства провозгласил миссию «Новый Казахстан», представляют интерес успешные режимные трансформации, осуществленные правящими элитами в разное время. К таковым, например, можно отнести реформы, реализованные в Пруссии во второй половине XIX века, когда монархия из абсолютной стала почти конституционной. В этот же ряд можно поставить Реставрацию Мэйдзи, Великие реформы Александра II и демонтаж франкистской диктатуры в Испании в 1970-х.

Объединяет их то, что зменения режимов проводились самими людьми, принимающими решения. Побудительными мотивами могли быть внешние угрозы, как в случае Японии, внутренние, как в случае Пруссии, поражение в войне, как в случае Российской империи, или выгоды, получаемые от демократизации, как в случае Испании.

Важным является также то, что элиты были в достаточной степени едины в своем желании изменения политического режима. Конечно, не обходилось без эксцессов, когда из сплоченных рядов выпадали отдельные отщепенцы. Можно вспомнить Сайго Такомори, одного из лидеров Реставрации Мэйдзи, поднявшего восстание против нового правительства (которое сам же привел к власти) из-за несогласия с разрушением традиционных основ японского общества. (К слову, его история легла в основу фильма «Последний самурай» с Томом Крузом.)

Единство элит является необходимым, но недостаточным условием для успешной режимной трансформации. Достаточными условиями являются глубина изменений и их последовательность. Пусть реформы Александра II называют великими – действительно, они сильно изменили российское общество. Но эти реформы, в любом случае, не были в достаточной степени глубокими и последовательными, что в конечном итоге привело к большевистскому перевороту.

Противоположный пример – реформы Адольфо Суареса в Испании. Ему при поддержке элит в короткий срок удалось провести глубокие и последовательные реформы, установившие прочный демократический режим. Военный мятеж 1981 года, целью которого была реставрация старых порядков, закончился неудачей. Армия, во главе которой стояли генералы, в свое время преданные Франко, поддержала демократическую форму правления.

Что касается Казахстана, то у нас все еще рано говорить о режимной трансформации. События января этого года, безусловно, напугали элиты. Но они, проведя некоторую чистку своих рядов, успокоились, посчитав, что этого достаточно. Возможно, они правы. Внешних угроз вроде бы нет. С теми сложностями, которые возникли из-за войны между Россией и Украиной, в первую очередь с антироссийскими санкциями и необходимостью лавировать в треугольнике Запад – Россия – Китай, элиты справляются. Внутренние угрозы сняты конституционными изменениями. Да, последние не меняют сущности общественно-политического устройства, но их – по крайней мере складывается такое впечатление – оказалось достаточно, чтобы снять накопившееся у населения недовольство. Запрос на перемены есть, но все-таки недостаточно сильный, чтобы с ним считаться. Выгод же от демократизации наши элиты не получают – их общественное положение позволяет им извлекать ренту и распределять в своем круге. Демократические реформы могут лишить их такой возможности. Наконец, цены на нефть высоки, что позволяет оперативно залить деньгами локальные социальные проблемы.

Подводя итоги: положение элит в Казахстане прочное и никакой необходимости в коренной трансформации режима они не видят. Правда, что интересно, примерно так же было в эпоху «брежневского застоя», когда дела шли пусть и не блестяще, но вполне приемлемо. Чем все закончилось, хорошо известно.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
922 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить