Торговые войны не делают нас богаче

Когда речь заходит о торговых войнах, всегда нужно учитывать, что тарифы – это просто другое название «налога на продажи». Когда вам говорят о 25%-ном налоге на сталь, думайте сразу о 25%-ном налоге на продажу стали. Это сразу все проясняет. Куча новых налогов на товары, материалы и предметы ежедневного потребления вроде одежды для детей ударит по американскому бизнесу и потребителям. Никакие разговоры о том, что страны-экспортеры пострадают сильнее, чем мы, не умаляет того факта, что мы тоже пострадаем. Если не удастся заключить контракты, то наши экспортеры, в особенности фермеры, окажутся под ответным ударом. А с ними и компании, владеющие производственными активами за рубежом. Как много автомобилей Buick и компьютеров Apple можно будет продать в Китае в следующем году?

Что еще нужно иметь в виду: даже если отдельная компания или отрасль не участвует в международной торговле, их показатели тоже будут затронуты. Они не изолированы от потребителей, поставщиков и финансовых институтов, которые находятся на первой линии огня. Не следует недооценивать лавинообразный эффект. Вспомните 30-е годы. Большинство американских компаний не занимались ни импортом, ни экспортом, но практически все серьезно пострадали, когда Закон Смута – Хоули о тарифе привел к обрушению мировой торговой и финансовой систем, вызвав губительное сокращение экономики. С конца Второй мировой войны мы, как и остальные страны, постепенно снижали тарифы и другие торговые барьеры, и все в итоге выигрывали. Опять же посмотрите на 30-е годы, чтобы понять, о какой альтернативе идет речь.

Сесть за стол переговоров и обсудить, например, условия свободной торговли с ЕС, Великобританией и Японией – это прекрасно. То же самое касается и обновления НАФТА. Конечно, мы все не окажемся мгновенно в утопическом мире свободной торговли без тарифов и других барьеров. И тому есть причина: в каждой стране есть могущественное политическое лобби. Спросите хотя бы Канаду о том, как мы не хотим позволять ей свободно экспортировать древесину в США. США на самом деле еще очень прилично себя ведут в вопросах свободной торговли. Возможно, если мы односторонне введем налог на продажи на границе, вместо того чтобы добиваться двухсторонних соглашений, нам удастся получить лучшие условия торговли. Но не следует исключать, что по крайней мере некоторые страны сочтут, что политическая честь важнее торговой сделки. А пока мы ожидаем худшего в случае возможного введения тарифов, на рынках царит неопределенность, которая не способствует росту инвестиций. Да, нам нужно бороться с тем, как Пекин злоупотребляет торговыми контрактами. Но, объединив усилия с союзниками, мы добьемся большего, чем если будем действовать в одиночку.

Следует учитывать и еще один весьма сложный фактор. Иници­ированные США торговые стычки со всеми могут серьезно ослабить или даже разрушить партнерские отношения, которые мы тщательно культивировали много десятков лет после Второй мировой. Именно они позволили миру прожить самое длительное в истории время без крупных войн, с ростом мировой экономики и благосостояния. Из-за экономических ошибок правительств как США, так и наши союзники вот уже почти 20 лет живут в условиях недостаточного экономического роста. Благодаря тому что Трамп настаивает на дерегуляции и снижении налогов, США наконец начинают выбираться из застоя. Если мы вой­дем в эпоху роста, схожую с той, что была при Рейгане, то и другие страны, как это было тогда, последуют нашему примеру и изменят некоторые из своих подходов, ограничивающих экономический рост.

Неэффективная политика налогообложения, управления финансами и регулирования стала основной причиной стагнации, как нашей, так и других стран. Эскалация торговых войн прекратит восстановление экономики и приведет к установлению порядка, в котором каждый за себя, как это было в 30-е годы. Нарастание хаоса негативно скажется на всех нас и укрепит авторитарные режимы, противостоящие демократии.

Дети не рождаются взрослыми

Изобретения, которые могут изменить мир, редко появляются на свет полностью готовыми к использованию. Они проходят множество стадий и изменений, прежде чем их значение становится явным. Вспомните первые дни существования автомобилей, когда 99,9% первых автопроизводителей в Америке так и не смогли встать на ноги. Или бум персональных компьютеров в начале 80-х, после которого разорилось множество компаний и многие говорили, что компьютеры не что иное, как игрушка. А грандиозный пузырь доткомов в конце 90-х, который сподвиг некоторых, считавшихся дальновидными экспертов объявить, что у электронной коммерции и социальных сетей нет будущего. Обо всем этом я вспомнил благодаря двум вещам: одной, связанной с историей, а другой – с сегодняшним днем.

Первая относится к документальному фильму (серии The Great War на YouTube) о запоздалых попытках Германии создать военный танк A7V в конце Первой мировой. Двумя годами ранее, в 1916 году, Британия вывела первые несколько танков на поле боя и повергла в панику немецких солдат, никогда не видевших прежде ничего подобного. Неудивительно, что немецкое руководство тут же приказало бросить все силы на разработку собственных танков, а также новых видов оружия, позволявших с ними бороться. Но так же внезапно эта работа застопорилась. Немецкие военные сочли, что танки слишком переоценены и не стоят того, чтобы вкладывать в них и без того скудные ресурсы. Первые британские, а затем и французские танки были больше устрашающими, чем действительно опасными. Они легко ломались, еле ползали, что делало их легкой мишенью для артиллерии и даже пехоты. Они были неповоротливы и застревали в траншеях. Если коротко, то на поле боя от них было мало толку. Но процесс развития технологий таков, что то, что сегодня кажется несерьезным, завтра может стать началом новой эпохи. По мере улучшения процессов производства танки союзников становились все лучше. К 1918 году Германия поняла, что совершила катастрофическую ошибку. Но было слишком поздно. К сожалению, во второй раз Германия такой ошибки не сделала.

Второй пример относится к тому, что сейчас происходит с криптовалютами. Вся эта индустрия отдает мошенничеством и махинациями. Биткоин скатился далеко вниз со своих вершин. Кажется, что грядет серьезное падение с массой скандалов. Правительства, едва скрывая радость, выпускают все новые законы «для защиты потребителей». Скептики торжествуют. Но за всей этой критикой и усмешками они не замечают главного. На наших глазах рождается совершенно новая мировая экосистема. Прорывы в технологиях блокчейна скоро сотворят с мировыми финансовыми системами то, что интернет сделал с традиционными печатными СМИ. И появятся легкие в использовании криптовалюты, которые смогут стать настоящими и улучшенными альтернативами общепризнанным официальным валютам.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
826 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
6 июля родились
Ерлан Баймуратов
председатель совета директоров АО «Баян-Сулу»
Нурсултан Назарбаев
первый президент Казахстана
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить