Вышел в свет январский номер журнала Forbes Kazakhstan

По традиции новый выпуск издания представляет его главный редактор Аскар Аукенов

Аскар Аукенов
Фото: Андрей Лунин
Аскар Аукенов

Каждый январь мы пытаемся, исходя из данных международных аналитических институтов, дать расклад по возможным ценам на основные экспортные позиции Казахстана в новом году, от чего во многом будет зависеть состояние нашей экономики.

При этом приходится брать в расчет негативный, умеренный и позитивный сценарии, сами же позиции на протяжении многих лет остаются неизменными – это сырьевые товары нефть, металлы, уран, пшеница и прочие, на которые мы уповаем и за ценами на которые следим с изрядной долей нервозности. Все это напоминает некий древний культ гадания по какой-нибудь козлиной шкуре на предмет того, будет ли год урожайным или нет.

Плюс с некоторых пор у нас появился новый предмет для беспокойства – состояние банковской системы. Какие новые потрясения ее ожидают, придется ли опять открывать государственную кубышку для оказания помощи, последуют ли новые банкротства и сделки M&A. В это время помощь банкам и опосредованно, через них, экономике, по подсчетам Forbes Kazakhstan, уже достигла огромной суммы – почти 4,5 трлн тенге.

Параллельно в мире происходят кардинальные изменения. Еще несколько лет назад экономист Брайан Артур указал, что развитие цифровых технологий привело к зарождению виртуальной автономной экономики. Фактически это новая революция, которые в последнее время происходит примерно каждые 20 лет. Первая, 1970–1980 гг., подарила человечеству интегральные схемы, значительно ускорившие вычисления. Вторая, 1990–2000-х, объединила компьютеры в локальные и глобальные сети; произошла коммерциализация Интернета. Второе десятилетие XXI века ознаменовалось третьей трансформацией, основанной на изобретении дешевых датчиков. Повсеместное применение технологии создало шквал данных и необходимость их анализировать. В результате развились методы и алгоритмы распознавания, которые, используя данные, формируют ассоциации, то есть делают то, что раньше было подвластно только людям. Такие алгоритмы не надо регулировать, автономные системы, «разговаривая» друг с другом, сами принимают решения.

Что касается мировой банковской сферы, то и там идут серьезные сдвиги. Традиционным банкам с помощью цифровизации приходится держать оборону против новых конкурентов в лице растущих финтех-компаний. Вот уже седьмой год подряд рентабельность капитала отрасли держится в узком диапазоне 8–10%, акции торгуются на низких уровнях мультипликатора, что говорит об отсутствии уверенности у инвесторов.

Многие страны давно уловили эти тренды – лидерами здесь являются США и Китай. Но есть и гораздо более близкие нам примеры – Польша или Беларусь. В декабре Александр Лукашенко подписал декрет о развитии цифровой экономики, главные цели которого – создать такие условия, чтобы мировые IT-компании открывали в Беларуси свои представительства, центры разработок и создавали востребованный в мире продукт; инвестиции в IT-кадры и образование; внедрение новейших финансовых инструментов и технологий, таких как блокчейн. И это притом что страна и без того достаточно далеко продвинулась в развитии IT-сферы, создав Парк высоких технологий, где работают специалисты со всего мира, имеющий в числе своих проектов такие громкие, как Viber или World of Tanks.

А что у нас? Как отмечают эксперты, с одной стороны, на государственном уровне принимается программа «Цифровой Казахстан», указывающая одним из направлений «повсеместное внедрение цифровых технологий для повышения конкурентоспособности различных отраслей экономики». С другой – если начать копать, картина окажется не столь позитивной. Интерес к инновациям у компаний по разным причинам остается умеренным. А целесообразность существования ПИТ «Алатау» недавно вообще была подвергнута сомнению. То же самое касается БВУ – понимание, что такое цифровая трансформация, расплывчато, многие не закончили даже с автоматизацией, несмотря на заявляемые время от времени «прорывные» проекты.

Экономист Цезарь Идальго, один из создателей индекса экономической сложности, говорит, что Казахстан подошел к ключевому моменту, когда нужно развивать какие-то отрасли, совершенно не связанные с предыдущим опытом. В ином случае нам будет сложно перейти от статуса слаборазвитой страны к статусу страны средней развитости. Участники Инновационного конгресса, прошедшего в декабре в Алматы, пришли к выводу, что развивать здесь технологичные стартапы возможно лишь с помощью крупного корпоративного сектора, у которого есть достаточные ресурсы и который должен диктовать запрос. В совокупности с реальным наполнением «Цифрового Казахстана» и приходом иностранных финансовых организаций, возможно, это послужит стимулом к появлению у нас своих Остинов – городов, сумевших преодолеть последствия промышленного спада и стать новыми технологическими центрами.

В этом номере вы узнаете: на чем ездят миллиардеры; кто будет строить Астану; почему Тимур Кулибаев стал «Бизнесменом года»; какие топ-50 компаний составляют частный сектор экономики страны и многое другое.

Приятного чтения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4185 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
17 октября родились
Михаил Ломтадзе
председатель правления АО «Kaspi Bank»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить