Стив Форбс - о человеке, стоявшем в центре бури

И необычной жизни в необычные времена

Стив Форбс
Фото: forbes.com
Стив Форбс

Историки знают лучше многих, что события вокруг нас зачастую запутанны, и ни для кого это не было более правдиво, чем для Герберта Гувера, 31-го президента США. С одной стороны, он – один из величайших филантропов, чьи необыкновенные и по-настоящему инновационные усилия спасли десятки миллионов людей в Европе от голода во время Первой мировой войны. Джон Кейнс был не единственным, кто в те годы считал Гувера одним из выдающихся людей поколения. В эпоху, когда Вашингтон ещё не участвовал в помощи при массовых бедствиях, Гувер по своей собственной инициативе в качестве министра торговли взялся и блестяще провел серьёзную работу для смягчения последствий разрушений, вызванных великим наводнением на Миссисипи в 1927. Без этого человеческих жертв было бы гораздо больше.

Герберт Гувер
Герберт Гувер

С другой стороны, в 1933 Гувер оставил президентский пост в качестве, возможно, самого ненавидимого человека, когда-либо занимавшего Белый дом. Его изображали холодным и равнодушным к выпавшим на долю народа трудностям, принесённым Великой депрессией. Его представляли неспособным разрешить ситуацию. Политическая бестактность и оптимистичные заявления позволили выставить Гувера оторванным от реальности и некомпетентным деятелем. Его угрюмый характер резко контрастировал с характером его преемника – внушающего доверие энтузиаста Франклина Д. Рузвельта. Но в победе над экономическим монстром Рузвельт преуспел не больше Гувера, что подтверждается спадом 1937–1938, пришедшимся на его второй президентский срок, когда уровень безработицы вырос до 20%.

Всеохватывающая, тщательная и хорошо изложенная биография этого противоречивого человека вышла из-под пера Кеннета Уита. К счастью, Уит не последовал по стопам своих предшественников – обвинителей или защитников Гувера. Это беспристрастное произведение станет эталоном на долгие годы.

История ранних лет жизни Гувера восхитила бы Авраама Линкольна в качестве примера того, как усилия личности преодолевают бесконечные препятствия. Сын кузнеца из Айовы, Гувер осиротел в девять лет, мальчика и его братьев и сестер пристроили в руки разных родственников. Большую часть своего детства Гувер держался особняком, постоянно работал не покладая рук, но никогда не получал настоящей любви и ласки, что помогает объяснить его замкнутый характер и полное отсутствие умения вести себя в обществе – тех черт, что оказались смертельны в мире политики для его репутации.

Посредственный ученик, Гувер тем не менее рано продемонстрировал свои организаторские способности. Он искусно реорганизовал центральный офис своего дяди. В 1891 его допустили на первый курс Стэнфордского университета, хотя он и провалил вступительные экзамены (образовательное учреждение нуждалось в студентах). Гувер получил бы должность в Геологической службе США, если бы упадок, обрушившийся на страну в то время, не принёс с собой нехватку средств.

После Стэнфорда Гувер трудился в горнодобывающем бизнесе в Китае и других местах, достигая ошеломительного успеха. К 40 годам он был состоятельным человеком, работающим из Лондона и ищущим способ заняться государственной службой.

А потом началась великая война. Без чьей-либо просьбы Гувер незамедлительно взялся доставить на родину более 100 тыс. оказавшихся в трудном положении американцев. Это было удивительное проявление умения собрать средства, логистических навыков и находчивости. После этого Гувер погрузился в следующую задачу – накормить около 9 млн человек в занятых немецкими войсками Бельгии и северной Франции. Немцы вывезли из этих районов все продовольствие, а морская блокада, организованная британцами, делала невозможной доставку пропитания. Гувер убедил их разрешить поставки продовольствия судами нейтральных стран, а немцев – не реквизировать эти припасы.

Когда США вступили в войну в 1917, Гувер стал американским продовольственным царём и вновь блестяще сыграл свою роль. После окончания Первой мировой он спас десятки миллионов людей в России и других частях Европы от голода.

После дилетантской борьбы за пост кандидата в президенты от Республиканской партии в 1920 Гувера назначили главой правительственного болота – министерства торговли. Он превратил это сонное учреждение в средоточие бурной деятельности, успешно помогая развитию радио, авиации и телевидения. Продвигал внедрение рыночных стандартов и капиталосберегающих технологий, чтобы помочь бизнесу и сделать работу правительства более эффективной.

Неудивительно, что Гувер в 1928 направил свои стопы к президентству и выиграл выборы с большим отрывом. Но потом всё развалилось. Та самая бурная деятельность, что принесла ему потрясающий успех, привела к серии катастрофических ошибок.

Любое обсуждение Великой депрессии – её причин и того, что должно было быть предпринято, – всегда наполнено острыми разногласиями. Кто-то может поспорить с некоторыми выводами Уита, но это уже из области интерпретаций.

По мнению автора, крупнейшим бедствием для Гувера стало принятие закона Смута – Хоули о тарифах. В рамках этого закона были введены новые или повышены старые налоговые ставки на тысячи импортируемых товаров, что развязало глобальную торговую войну, отправившую экономики по всему миру в штопор.

Желание Гувера помочь американским фермерам, страдавшим от перепроизводства и неадекватных цен на сырьевые товары, запустило цепочку чудовищных событий. Он посчитал, что установка налогов на импортируемое сырье поможет в той ситуации; однако Конгресс на этом не остановился и обрушил новые ставки на практически все товары в мире. Перспектива введения широкомасштабного разрушительного закона о налогах обрушило рынок ценных бумаг осенью 1929.

Уит мастерски описывает историю закона Смута – Хоули и то, как Гувер утратил контроль над процессом. Он мог с лёгкостью наложить вето на получившееся юридическое чудище, но, несмотря на предупреждения со стороны сотен экономистов, подписал закон в июне 1930. Глобальное замедление экономик началось.

Вопреки сложившимся мифам, когда разразилось несчастье, Гувер был кем угодно, но не бездействовавшим президентом. Тем не менее он ответил рядом мер, которые либо усугубили кризис, либо оказались неэффективны. Другие страны были не лучше, повышая налоги по мере того, как замедлялись их экономики. Германия, в частности, резко повысила налоги, чем усилила экономический спад и подпитала набирающую силу нацистскую партию. Гувер последовал её примеру, утвердив массовое повышение налогов, которое сразу же повысило максимальную ставку подоходного налога с 25 до 63% и ударило по многочисленным товарам увеличенными акцизными сборами.

Хотя можно и не согласиться с Уитом в чём-то, он прав в том, что многое из политики Гувера фактически заложило основу для «Нового курса» Рузвельта. Экономическая трагедия наряду с разочарованностью общества сухим законом, отмену которого Гувер отказался поддержать, привела к его разгрому на перевыборах.

После окончания Второй мировой Гарри Трумэн призвал Гувера поучаствовать в оказании помощи Европе. Он также назначил Гувера главой комиссии по усилению эффективности структуры правительства. Тот выполнил отличную работу. Его усилия и время уменьшили неприятие времён Великой депрессии, общественное положение Гувера улучшилось.

Противоречия, окружающие депрессию, всегда будут вызывать дебаты и споры, но книга Уита обязательна для понимания необыкновенного человека, стоявшего в центре бури.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1891 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
22 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить