Изменить или отменить

Президент Трамп попал под шквал критики в ответ на принятое им решение отказаться от подтверждения выполнения Ираном условий ядерной сделки, заключенной Бараком Обамой с этой страной в 2015 году. Соглашение направило Иран на путь законных ядерных разработок в течение ближайшего десятилетия.

Следует заметить: все, что сделал Обама, – это приостановил, а не прекратил деятельность Ирана, подобную шагам Северной Кореи по получению ядерного оружия. Более того, Ирану, по сути, дали полную свободу действий в разработке баллистических ракет, способных достигнуть США, не говоря уже о Европе и соседях по Ближнему Востоку, в частности Израиле. Предыдущий президент был настолько слабым переговорщиком, что не настоял на важных условиях соглашения, таких как прекращение массовой поддержки Ираном терроризма и нарушений прав человека, а также отказ от амбиций превратить Сирию, Ливан, Йемен и Ирак в фактические сатрапии Тегерана, а Египет, Саудовскую Аравию и нефтяные страны залива – в сателлитов.

Основное обвинение в адрес Трампа состоит в том, что Иран предположительно технически не нарушил соглашение. Дескать, зачем волноваться о том, что произойдет в будущем, когда впереди нас ждет торговля с этим бывшим государством-изгоем? В конце концов, США могут получить свою долю в прибыли, как показывает опыт сделки по самолетам Boeing стоимостью $17 млрд.

Кровожадные муллы, рассчитывая на всеобщую близорукость перед лицом наличности (Ленин мог бы съязвить, что капиталисты продали бы даже веревку, на которой их и повесят), собираются полномасштабно расширить смертоносную ракетную программу, щедрой рукой финансируя своих марионеток (в основном «Хезболла», в распоряжении которой находятся порядка 150 тыс. ракет, которые могут быть выпущены по Израилю), направляя силы (в том числе военных наемников из Афганистана и Пакистана) для распространения своих имперских амбиций в регионе, одновременно с этим уничтожая инакомыслящих и преследуя меньшинства. И, конечно же, они издеваются над нами, периодически арестовывая американцев по различным надуманным обвинениям.

Венчает этот убийственный балаган то, что соглашение, заключенное Обамой, не предписывает проведения проверок многочисленных иранских военных объектов и лабораторий международными инспекторами с целью убедиться в выполнении Ираном условий договора. Президент не отказался от соглашения, хотя имел право, так как Обама отказался вынести этот вопрос на обсуждение Сената для формального одобрения в качестве международного договора. Он даже не смог получить большинство в Конгрессе в поддержку соглашения. Фактически подавляющее большинство проголосовало против. В итоге так называемый совместный комплексный план действий приобрел силу закона лишь за подписью Обамы. Это эквивалент президентского распоряжения во внешней политике, ничего более. При этом на его основе Обама приостановил действие санкций, которые на протяжении многих лет скрупулезно вводились с одобрения международного сообщества. Разумеется, другие страны последовали этому примеру. И теперь у них нет желания повторно вводить эти санкции.

Даже в рамках этого соглашения у США есть право поднять тревогу, если они обнаружат, что их безопасности что-то угрожает. Наряду с отменой документа США могут наложить новые санкции за нарушения. Такое право есть у Конгресса, но, принимая во внимание его неспособность сделать что-либо в последнее время (бытует шутка, что, «если хочешь остановить прогресс – отправь дело в Конгресс»), вряд ли какие-либо действия будут предприняты. В этом случае может принять меры Белый дом.

Если нашим торговым партнерам придется выбирать между доступом на американский рынок и выходом на иранский, нет сомнений, каково будет их решение. Учитывая очевидный кризис, связанный с Северной Кореей, почему бы нам не сделать все возможное, дабы предотвратить аналогичную ситуацию с исламскими экстремистами в Иране? Что же касается отвратительной сделки, заключенной Обамой, наш девиз должен быть четок: изменить или отменить.

К счастью, администрация Трампа пока что не свернула на легкую тропинку прокрастинации и откладывания на потом. Казначейство США на днях назвало корпус стражей исламской революции, контролирующий почти треть иранской экономики, террористической организацией, что дает нам право наложить на Иран жесткие санкции. Мы должны идти до конца и наложить санкции на «Хезболла». Существуют и другие меры, такие как закрытие для полетов зон в Сирии.

Вооруженный ядерным арсеналом, амбициозный религиозный фанатик Иран представляет собой намного более серьезную и долгосрочную угрозу, нежели Северная Корея.

Все по-старому

Назначение нового главы Федерального резерва должно привести к тщательному анализу того, что же есть цели и принципы данного института. По непонятным причинам ФРС остается безнаказанной за монополизацию власти и неудовлетворительную деятельность.

Джером Пауэлл, выдвинутый президентом на пост следующего главы Федрезерва на смену Джаннет Йеллен в феврале 2018-го, не выказал ни намека на то, что его беспокоят какие-либо основные вопросы по работе самого могущественного центробанка в мире. По большому счету в течение пяти лет в совете управляющих ФРС он придерживался принципа «идти рука об руку и жить в мире». Хотя, возможно, он еще удивит всех и выпустит эквивалент «95 тезисов» Мартина Лютера.

Приведу несколько областей, на которых Пауэлл мог бы сосредоточиться.

– Вера в то, что ФРС якобы может направлять экономическую деятельность. Экономисты и исполнительные органы считают Священным писанием фантазию о том, что экономикой можно управлять, как машиной, и что задача ФРС – следить, чтобы она «не остыла» и «не перегрелась».

Федрезерв и любой центральный банк больше не могут контролировать экономику, как это делали главные плановики СССР. Как это возможно с 330 млн человек населения США, 7 млрд по всему миру и бесчисленным числом разного рода организаций, совершающих более 100 млрд транзакций в день?

Единственный разумный вопрос, который следует рассмотреть: как много вреда несут центробанки? С 2008–2009 годов мы видим грустный ответ: много. Быстро и решительно гасить финансовую панику – это хорошо. Но последовавшее за этим беспощадное подавление ФРС процентных ставок (что равнозначно контролю цен или стоимости аренды) вместе с неоднократными программами количественного смягчения испортили надлежащее функционирование кредитных рынков, ограничив к ним доступ населения, нового и малого бизнеса.

– Вера в «кривую Филипса». ФРС вцепилась в идею, что процветание вызывает инфляцию, а провоцирование безработицы – средство борьбы с ней. Часто повторяется мантра десятилетней давности: необходимо повышать уровень инфляции, чтобы вывести экономику из ступора 2008–2009 годов. Опыт реального мира показывает всю нелепость подобного верования.

– Вера в гиперрегуляцию банков и остальных финансовых институтов. ФРС и другие регуляторы душат банки десятками тысяч новых правил под предлогом предотвращения еще одного крупного кризиса. Если отбросить тот факт, что банки были самой жестко регулируемой областью нашей экономики, неудобная правда состоит в том, что, даже если бы все эти указания и правила были внедрены десятилетие назад, нас все равно настигло бы большое несчастье, потому что корень проблемы – слабый доллар.

– Вера в плавающий доллар. Наилучшим образом рынки работают с фиксированными весами и мерами. Каждый из нас представляет, насколько хаотичной стала бы наша жизнь, если бы число минут в часе или унций в фунте варьировалось бы. Аналогично с деньгами, цель которых – измерять ценность. Пока мы не испортили все в начале 1970-х, в США со времен Гамильтона, установившего золотой стандарт в 1791-м, сохранялась фиксированная ценность доллара. И это не совпадение, что средний темп экономического роста с того момента резко упал.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
840 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 сентября родились
Асылбек Карибаев
Генеральный директор ТОО «ҚазМұнайГаз Өнімдері»
Мурат Бекмагамбетов
директор департамента стратегии GR и корпоративного развития АO НК "Қазақстан темір жолы"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить