Реальные и мнимые

Какие глобальные тренды влияют на экономику Казахстана

Фото: Андрей Лунин

В марте в Алматы прошел традиционный CFO Summit. В этот раз приглашенные экономисты, финансисты и представители бизнес-сообщества обсудили ряд актуальных вопросов касательно геополитических трендов и их влияния на экономику Казахстана. В частности, было оценено воздействие таких факторов, как торговые войны, санкции против России, текущее положение дел в Евразийском экономическом союзе. Результат опроса среди гостей саммита показал: 71,4% из них считают, что экономике страны в первую очередь угрожает волатильность цен на энергоресурсы. По 36,4% набрали нестабильность валютных курсов и неэффективная деятельность ЕАЭС.

Берлин Иришев, доктор экономических наук, ныне управляющий партнер французской компании Parlink Consulting, отметил несколько экономических трендов, наблюдающихся в последнее время. На первом месте, по его мнению, здесь находятся валютные войны. «С приходом Трампа мы приближаемся к «третьей мировой валютной войне». Конечно, она будет бескровная, но последствия будут не меньше, чем у Второй мировой, – заявляет эксперт. – Второй тренд – высокие ставки Нацбанка РК для защиты тенге. В целом вопрос защиты доллара в США или евро в еврозоне тоже возникает. Однако ФРС и ЕЦБ выбирают тактику дешевых денег, чтобы стимулировать рост производства. То есть действия Нацбанка идут вразрез с глобальным трендом. Еще одна отечественная тенденция – это высокорисковое стимулирование бизнеса и жилищного сектора».

В свою очередь Михаил Делягин, экономист, действительный государственный советник РФ, отмечает два фундаментальных глобальных тренда: «Первый – новые технологии, меняющие самого человека, который начинает по-другому мыслить и действовать; иначе формируется структура личности. Сегодня считается нормальным, когда у человека одновременно существует несколько противоречивых точек зрения на один и тот же вопрос. Эти изменения характера личности начинают влиять на устройство общества и коммерческую деятельность. В силу того что они очень глубоки и происходят непосредственно с нами, мы их зачастую не замечаем». Вторая тенденция, по мнению эксперта, заключается в спаде глобализации. «Мы до сих пор смотрим на глобализацию как на некий фетиш, – говорит он. – Нам кажется, что она будет всегда. Однако данный процесс заканчивается – мир начинает распадаться на макрорегионы, и торговые войны Трампа – это не прихоть одного человека, а объективная закономерность».

«Действительно, торговые войны являются одним из существенных факторов риска. Однако это частность в общем тренде большей регионализации и локализации процессов, – полагает бывший генеральный директор Аналитического кредитного рейтингового агентства РФ (АКРА) Екатерина Трофимова. – На фоне нездорового политического популизма во многих странах это негативно влияет на экономики. С другой стороны, эти тренды создают возможности для определенных индустрий. Например, в России импортозамещение, особенно на фоне государственной поддержки отдельных отраслей сельского хозяйства и обрабатывающей промышленности, дало положительный экономический эффект, хоть и не смогло полностью компенсировать снижение темпов роста и проблемы с экспортом».

Экономист отмечает, что Казахстан в 2018 году показал хорошие результаты по росту ВВП и доходов на душу населения. Это одна из немногих близлежащих к России экономик, которая смогла сохранить темпы роста ВВП, несмотря на экспортную ориентированность и зависимость от сырьевых ресурсов, чего не удалось, в частности, России и Азербайджану. Учитывая предпосылки, что снижение темпов роста мировой экономики ближайшие пару лет будет происходить быстрее, чем в РК, Трофимова полагает, что Казахстан на определенном промежутке времени может даже опережать их. «Думаю, что рост ВВП РК в ближайшие два-три года будет находиться у отметки 3–3,2%», – говорит она.

Российская же экономика, по ее словам, в значительной степени находится под давлением санкций. Предприятия, которых непосредственно затронули санкции, дают значительные 20–23% ВВП страны. В то же время финансовый сектор во многом уже адаптировался к новым условиям.

На взгляд Трофимовой, не стоит преувеличивать косвенное влияние санкций Запада на казахстанскую экономику. Российская экономика в определенной степени их демпфирует, так что переток воздействия на Казахстан сглаживается.

Делягин вовсе заявил, что санкционный конфликт вызывает больше эмоций, чем реальных проблем для российской экономики, которые сильно преувеличены.

71,4% участников CFO Summit считают, что экономике Казахстана в первую очередь угрожает волатильность цен на энергоресурсы

По мнению главы Visor Holding Айдана Карибжанова (№25 рейтинга богатейших бизнесменов Forbes Kazakhstan), санкции – это достаточно сложная вещь, особенно глядя из Казахстана. С ними не могут разобраться инвесторы в России и даже те, кто их вводит. Тем не менее предприниматель также не считает санкции чем-то смертельным для российской экономики, полагая, что вокруг них больше информационного шума, чем конкретики. Например, санкции затрагивают новые нефтяные проекты в Арктике, связанные с будущим, но не ограничивают возможности России прямо сейчас экспортировать ее главный товар. Что касается Казахстана, то, замечает Карибжанов, не может быть плана реакции на санкции, как на случай войны. «Ситуация должна прорабатываться в рамках конкретных отраслей, с рассмотрением возможных сценариев и необходимых мер. Самая болезненная вещь, которая может с нами случиться, – если санкции распространятся на нефтегазовую отрасль. Но здесь у нас свои страховки в виде крупнейших иностранных инвесторов, оперирующих нефтедобывающими проектами в Казахстане, которым нет смысла предпринимать санкции против самих себя», – говорит он. Вообще, на его взгляд, якобы угроза санкций, вопросы политики ЕАЭС, смена правительства, открытие новых финансовых центров – все это вещи, не несущие в себе каких-то кардинальных изменений, «белый шум», который маскирует неспособность к реальным изменениям, особенно на фоне китайских экономических успехов.

Старший партнер центра стратегических инициатив CSI Group Олжас Кудайбергенов находит существенными проблемы внутри ЕАЭС. По его мнению, когда региональные соглашения не имели такого большого политического смысла, как сейчас, Казахстану удавалось соблюдать многовекторную политику в торговых отношениях. Теперь перед нами все равно встает проблема выбора. В пользу ЕАЭС говорят исторические, культурные, географические факторы – но при условии, что в России все будет стабильно. «Однако в самом ЕАЭС возникает много конфликтных моментов с точки зрения интеграции. Россия выстроила объединение таким образом, что забирает главные долгосрочные и краткосрочные выгоды. Между тем обычно страна-интегратор делится определенными краткосрочными выгодами, давая доступ на свой рынок сбыта, а взамен получает долгосрочные выгоды. Получается, однако, так, что на уровне центрального руководства делаются обещания, которые блокируются на местах. В России идет политика импортозамещения, но в ее рамках нет особых условий для Казахстана. Даже если мы будем максимально эффективными, все равно есть вещи, которые от нас не зависят», – указывает эксперт.

Иришев называет интеграцию одним из лучших изобретений человечества: «В первой половине XX века на территории Европы произошли две мировые войны, а с образованием Евросоюза все развиваются в мирном русле. С этой точки зрения позитивно оцениваю образование интеграционной модели на территории бывшего СССР, пусть пока в ограниченном составе». Другой вопрос, по его словам, был ли удачным момент запуска ЕАЭС.Ведь именно тогда благоприятные прежде условия резко поменялись, причиной чего стали резкое падение мировых цен на нефть и санкции США. Как утверждает экономист, в то время он обращался к Кариму Масимову, занимавшему пост премьер-министра, и его первому заместителю с аргументами, что нужно приостановить создание ЕАЭС: «Я назвал это «эффектом трех Ф». Первая – форс-мажор в связи с возникшими обстоятельствами. Вторая – фальстарт, потому что были наихудшие условия для запуска. Третья – фиаско, которое может наступить из-за отсутствия отработанной правовой базы».

Глава ТОО «Алматинский вентиляторный завод» Марат Баккулов все же видит в ЕАЭС хороший шанс для выхода на российский рынок. «В прошлом году в Евразийской комиссии мы вместе с российскими коллегами внесли предложение об антидемпинговых пошлинах. У меня в России завод с оборотом 5 млн евро, и поэтому у меня был равный голос с местными производителями, у которых общий оборот более 500 млн евро. Если бы я был россиянином, при моих оборотах у меня такой возможности не было бы. Рынок РФ, хоть и меньше китайского, зато мне там комфортно работать, потому что я знаю язык, там похожие технические регламенты, условия, ментальность», – рассказывает предприниматель.

На наличие у Казахстана претензий к России относительно препон по выходу на ее рынки и участия в политике импортозамещения в рамках ЕАЭС Делягин высказал философскую точку зрения. Если есть претензии, следует направлять их в Евразийскую комиссию для урегулирования споров. Если бы ЕАЭС не было, то и оспаривать эти претензии было бы негде.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2202 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 января родились
Биржан Канешев
заместитель председателя правления АО "Национальная компания Kazakh Invest"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить