Пророки нашего времени

Самый невероятный в истории пузырь привел к появлению нового поколения мультимиллиардеров. Встречайте: фрики, гики и мессии-визионеры, разбогатевшие на криптовалютном буме

Чанпэн «CZ» Чжао
Фото: Джамель Топпин для Forbes
Чанпэн «CZ» Чжао

В мире криптовалют, где миллиардные состояния появляются за одну ночь, главное – скорость. И самый быстрый здесь – CZ. Из крошечного офиса в Токио («Если я обернусь вокруг себя, то могу дотронуться до четырех человек») 41-летний разработчик китайско-канадского происхождения управляет биржей криптовалют Binance, которая всего за 180 дней с момента запуска стала крупнейшей в мире платформой для продажи криптовалют. CZ (это ник, его полное имя – Чанпэн Чжао) начинал с того, что помогал лихачам с Уолл-стрит разрабатывать скоростные системы трейдинга. Поэтому Bihance у него работает как Ferrari. Биржа обеспечивает ошеломляющие 1,4 млн транзакций в секунду, а в пик активности в январе через Bihance за один день прошло 3,5 млрд новых заказов, сделок и отмен. Спекулянты (почти четверть пользователей проживают в США) используют Binance для купли и продажи 120 разных видов криптовалют. За прошлый квартал биржа получила прибыль в размере $200 млн. В августе CZ запустил BNB – цифровую монету, держатели которой могут получить 50%-ную скидку на услуги биржи. Рыночная капитализация BNB уже достигла $1,3 млрд. Благодаря доле в Binance и BNB личное состояние Чжао составляет $2 млрд.

Чжао далеко не единственный, кто невероятно разбогател на криптовалютах. Крис Ларсен, известный многим создатель приложений для финансовой отрасли, в начале января увеличил свое состояние на $20 млрд, когда на волне криптомании принадлежащие ему токены XRP резко взлетели в цене. Эти монеты выпускает компания Ларсена Ripple, и с тех пор они уже потеряли 65% от пиковой цены, но Ларсен все равно занимает первое место в первом в истории рейтинге криптомиллиардеров по версии Forbes, в который вошли 20 богатейших людей рынка криптовалют.

На данный момент существует более 1500 видов криптоактивов, совокупная стоимость которых увеличилась с начала 2017 года в 31 раз и превышает $550 млрд. Цены на отдельные виды криптовалют продолжают непредсказуемо меняться (Bitcoin уже потерял почти 50% от пиковой цены), но уже очевидно, что блокчейн-технологии с нами надолго, а у виртуальных активов есть реальная, хотя и волатильная и часто спекулятивная ценность. Спрос на эти активы существовал всегда благодаря черному рынку, желанию покупателей уйти от налогов и поиску такими странами, как Северная Корея, путей в обход экономических санкций. Но дело не только в этом. В обществе растет энтузиазм по поводу новых технологий, а людей, желающих, чтобы деньги были свободны от посягательств со стороны государства, становится все больше.

Те, кто сорвал большой куш в этой виртуальной лотерее, мало похожи на золотоискателей прошлого. Криптовалюты зарождались на теневом рынке под влиянием идей одновременно анархистских, утопистских и либертарианских. Они привлекают первопроходцев самого разного толка: от воюющих с истеблишментом киберпанков и пожирающих электричество майнеров до всезнающих финансистов Кремниевой долины и вездесущих «дежрателей» – так благодаря случайной опечатке на криптожаргоне стали называть инвесторов, которые покупают небольшое количество активов и долго их держат. Из истории золотых лихорадок известно, что самую большую прибыль получают не те, кто спекулирует, а те, кто торгует сковородками, иначе говоря, обслуживает золотоискателей. В случае криптовалют это владельцы бирж. И еще одна категория участников этого рынка – разного рода мошенники, которых привлекают легкие деньги. Именно с ними столкнулся потомственный банкир Мэттью Мэллон, который заработал почти $1 млрд на монетах XRP. В январе, на следующий день после стремительного подорожания криптовалют Мэллон обнаружил в своей квартире четверых человек, увлеченно обыскивающих помещение. Он не стал обращаться в полицию, рассудив, что непрошеные гости, укравшие четыре ноутбука и два сотовых телефона, пытались найти его XRP-токены. До его криптосостояния воры не добрались: каждый, кто вошел в наш рейтинг, вполне в состоянии защитить свои цифровые активы. Например, Мэллон не хранит криптовалюту дома. Все его монеты разделены на несколько частей и размещены в хранилищах в разных концах страны, а договор на хранение заключен от имени других людей.

История с ограблением в очередной раз подчеркивает странность криптовалютного пузыря и его отличие от лихорадок прошлого. Выявить, кто больше всех заработал на криптотехнологиях, и оценить размеры состояния этих людей очень непросто. Виртуальные валюты практически полностью выключены из мировой финансовой системы, и здесь нет единой схемы измерений. Новоиспеченные криптомиллиардеры, с одной стороны, одержимы параноидальными идеями о безопасности своих активов, а с другой – ведут себя экстравагантно и вызывающе. Взять, к примеру, принадлежащую CZ биржу Binance. У нее фактически нет офиса: сотрудники разбросаны по нескольким странам, а сам CZ меняет свое местонахождение с той же частотой, с какой другие меняют одежду. «Мы не хотим сейчас оседать в одной точке, потому что регулирование этого рынка все еще слишком переменчиво», – говорит CZ. По последним нашим данным, его в фирменной черной толстовке с капюшоном видели на Тайване.

По меркам криптовалютных миллиардеров CZ еще выглядит абсолютно нормальным. Другой участник нашего рейтинга, бывший актер Брок Пирс («Могучие утята», «Первый ребенок страны»), и вовсе одевается как Джонни Депп в «Пиратах Карибского моря» и любит выступать с речами с балкона своего пентхауса в Санта-Монике. «У нас всех есть возможность стать триллионерами – теми, кто может позитивно повлиять на триллион живых существ на планете», – сообщает Пирс в ответ на вопрос Forbes о размерах его состояния. Пирсу в прошлом удалось заручиться поддержкой Стива Бэннона, бывшего советника президента Трампа, и получить от Goldman Sachs $60 млн на развитие компании, продающей виртуальные мечи, доспехи и коней игрокам в ролевые онлайн-игры. Он также был в центре скандала, когда его с партнерами по стартапу обвиняли в сексуальных домогательствах в отношении несовершеннолетних мальчиков (Пирс всегда это опровергал, и уголовных обвинений ему предъявлено не было, однако один из его партнеров по бизнесу признал свою вину в перевозке несовершеннолетних через границу штата в сексуальных целях). Пирс вышел на крипторынок на самом старте. Он занимался майнингом биткоинов, а затем финансировал блокчейн-стартапы и инвестировал в десятки криптовалют. Хотя он публично утверждает, что тратит миллиарды долларов на благотворительность, Пирс не считает нужным предоставлять документальное подтверждение источников и размеров своего состояния.

Учитывая непрозрачность операций и крайне высокую волатильность криптовалют, мы оперируем неточными величинами и диапазонами данных. В основе рейтинга лежит наша оценка криптосостояний (документальное подтверждение предоставили лишь несколько участников), расчет прибыли от торговли валютами после уплаты налогов и оценка доли участников рейтинга в компаниях, имеющих отношение к рынку цифровых монет.

Мы разбили наш рейтинг на пять категорий: идеалисты, создатели, оппортунисты, инфраструктурные игроки и традиционные инвесторы. Многие из участников попали в несколько категорий сразу. Наверняка мы не учли каких-то миллиардеров, а некоторые из наших оценок могут оказаться недостаточно точными. Но так было и с нашим первым рейтингом богатейших людей в Америке, который Forbes опубликовал в 1982 году. В те времена многие считали, что мы не можем и не должны публиковать такие данные. Но мы все равно это сделали. И полагаем, что благодаря тому решению пролить свет на крупные состояния мир стал лучше. В начале истории криптовалют есть такие бесславные страницы, как создание платформы для торговли наркотиками на сайте Silk Way и цифровая кража на Mt Gox. Это еще одна из причин, по которой полученные на рынке цифровых валют состояния не должны оставаться в тени.

Крис Ларсен

Соучредитель Ripple, 57 лет
Оппортунист, создатель
Криптовалютное состояние: $7,5–8 млрд

Самым богатым человеком в мире криптовалют является Крис Ларсен, выпускник бизнес-школы Стэнфорда и ветеран Кремниевой долины. На пике рынка в январе его состояние на короткий промежуток времени превышало $20 млрд, в основном благодаря его $5,2-миллиардным активам в криптовалюте XRP, которую производит Ripple. Ларсен основал эту компанию вместе с Джедом МакКалебом в 2012 году для внедрения технологии блокчейн в международные банковские платежи. Из всех находящихся в обороте монет XRP компании принадлежат $61 млрд из $100 млрд. При оценке состояния Ларсена Forbes учитывал исключительно принадлежащие ему лично XRP и его 17%-ную долю в Ripple. По последним данным, компания оценивается в $410 млн. В числе более 100 клиентов Ripple такие тяжеловесы, как Mitsubishi Financial, Bank of America и Santander.

Ларсен – серийный предприниматель. В 1997 году он основал сервис онлайн-займов e-Loan, а через восемь лет – платформу для пиринговых займов Prosper, которую оценили в более чем $1 млрд. Ripple, судя по всему, предстоит стать еще более успешной, даже если XRP окажется чисто спекулятивным активом (валюта уже упала на 65% в цене c начала года). Ларсен отошел от управления компанией год назад, но продолжает оставаться исполнительным председателем совета директоров. Он сказал Forbes, что «на 100% сфокусирован на Ripple и поддерживает команду во всех начинаниях». Учитывая, какую прибыль ему приносит компания, было бы странно, если бы он ее не поддерживал.

Джозеф Любин

Соучредитель Ethereum, основатель Consensys, 53 года
Создатель
Криптовалютное состояние: $1–5 млрд

Основатель впечатляющих размеров «венчурной студии» Consensys, в которой трудятся 600 человек, и криптовалютной системы Ethereum в начале своей карьеры занимался робототехникой, машинным обучением, нейросетями и разработкой компьютерных программ. Затем Любин перешел в финансовую сферу, где строил системы трейдинга, управлял хеджинговым фондом и работал в отделе управления частным капиталом Goldman Sachs. Он также успел пожить на Ямайке, где занимался музыкальными проектами. Прочтя руководство Сатоши Накамото к созданию биткоинов, Любин решил, что технология блокчейн с ее возможностями для строительства общей инфраструктуры может «послужить организующим принципом для всего мира и всей планеты». Любин – уроженец Торонто, как и его партнеры по Ethereum Энтони Ди Иорио и Виталик Бутерин. В ноябре 2013 года он узнал о разработанной Бутериным платформе Ethereum и сразу после первой встречи с будущими партнерами 1 января 2014 года решил поддержать проект.

Он стал одним из основных покупателей криптовалюты Ether на крауд-распродаже. Любин, финансировавший запуск ConsenSys из своего биткоин-капитала, говорит, что прошлом году стал понемногу продавать Ether, чтобы вложиться в развитие своей компании. В ConsenSys, которая предоставляет аудиты безопасности, запуск токенов и другие услуги традиционным компаниям, Любин владеет контрольным пакетом. ConsenSys участвует в целом ряде криптопроектов и помогла запустить такие криптостартапы, как Gnosis, Singular, ad-Chain, Grid+ и BlockApps. Некоторые из них уже выстрелили. В компании недавно открылись подразделения по венчурному финансированию, управлению активами и собственная программа обучения разработчиков. Инсайдеры криптоиндустрии считают, что Любин может быть единственным крупным держателем монет Ether на сумму до $10 млрд, но сам он говорит, что продал часть своих активов, поэтому пока мы делим оценочные запасы Ether между основателями.

Чанпэн «CZ» Чжао

Binance, 41 год
Создатель, инфраструктура
Криптовалютное состояние: $1–2 млрд

Еще семь месяцев назад биржи Binance даже не существовало. Но сейчас возможностями платформы с ее 1,4 млн транзакций в секунду пользуются 6 млн человек. Это позволило Binance стать крупнейшей биржей криптовалют в мире. «Ни одна децентрализованная биржа не может сегодня выдержать такие объемы, как наши. И ни одна не обеспечивает такой уровень безопасности», – говорит основатель Чанпэн Чжао, известный как CZ. Рынки, похоже, ему верят. С первого размещения монет в июле токен Binance вырос в цене с 10 центов до $13. А значит, рыночная капитализация компании составляет $1,3 млрд. Основной объем монет Binance находится у Чжао – эксцентричного разработчика, который всегда одет в неизменную черную толстовку, словно пытаясь походить на Цукерберга и Стива Джобса одновременно.

CZ родился в провинции Цзянсу в Китае. Его родители были преподавателями. Отца Чжао, университетского профессора-диссидента, критиковали за «буржуазный интеллектуализм» и временно выслали из страны вскоре после рождения сына. Семья переехала в Ванкувер в конце 1980-х. Подростком CZ подрабатывал в Макдоналдсе и дежурил в ночную смену на бензозаправке, а все заработанные деньги отдавал в семейный бюджет. Окончив факультет компьютерных наук Университета МакГилл в Монреале, Чжао занимался разработкой трейдинговых систем в Токио и Нью-Йорке для таких компаний, как Bloomberg. В 2005 году он переехал в Шанхай, чтобы основать Fusion Systems – высокочастотную систему трейдинга для брокеров. В 2013-м CZ узнал о биткоине и стал общаться с идеологами криптотехнологий на крупных форумах вроде Blockchain.info. Проникшись их идеями, Чжао решил создать криптобиржу в чистом виде, где не будет обычных валют, а следовательно, никаких связей с финансовыми учреждениями. Запуск Binance в конце июля прошлого года совпал с бумом цен на биткоин.

Тайлер и Кэмерон Уинклвоссы

Основатели Winklevoss Capital, 36 лет
Инфраструктура, создатели
Криптовалютное состояние: $900 млн – $1,1 млрд у каждого

Тайлер Уинклвосс и его брат-близнец Кэмерон являют собой один из ярчайших в истории американского бизнеса примеров возвращения на вершину после длительного падения. Много лет их считали парой неудачников, избалованных наследников, которых Марк Цукерберг оставил за бортом, когда основал Facebook. Всем известно, что близнецы Уинклвосс обвинили Цукерберга в краже у них идеи создания социальной сети. Они подали на Facebook в суд и по договоренности сторон получили $65 млн в финансовых выплатах и акциях. Эти активы они начали продавать в 2012 году, чтобы инвестировать в биткоин по-крупному. Над ними стали потешаться еще сильнее, потому что в то время акции Facebook стремительно росли в цене.

Но бывшие участники олимпийской команды по гребле продолжали верить в свои биткоин-активы и держали их у себя вопреки всем взлетам и падениям, даже несмотря на 80%-ный обвал цен с 2013-го по 2015 год. Уинклвоссы также вложились в другие криптовалюты, включая Ether. Затем братья основали в Нью-Йорке собственную биржу криптовалют Gemini, где инвесторы могут покупать и продавать цифровые монеты. До открытия торговой площадки в 2015 году Уинклы провели множество консультаций с регуляторами в Нью-Йорке. «Мы считаем, что лучше сразу просить разрешения, чтобы потом не просить прощения», – говорит Кэмерон Уинклвосс.

Сегодня Gemini наряду с Coinbase является одной из немногих площадок, где резиденты США могут без затруднений купить криптовалюту за доллары. Биржа обеспечивает до $300 млн транзакций в день и, возможно, является более ценным активом, чем все криптовалютные накопления, которые есть у близнецов. Получив два года назад разрешение на оказание такого рода финансовых услуг, компания приобрела огромное преимущество, считает Стэн Мирошник, руководитель Element, инвестиционного банка, обеспечивающего продажи токенов: «Процесс получения лицензии может занимать долгие годы и требовать значительных вложений».

Мэттью Мэллон
Фото: Итан Пайнс для Forbes
Мэттью Мэллон

Мэттью Мэллон

Частный инвестор, 54 года
Традиционный инвестор, оппортунист
Криптовалютное состояние: $900 млн – $1 млрд

Наследник одного из крупнейших состояний, потомственный банкир и бывший председатель финансового комитета Республиканской партии Мэттью Мэллон в прошлом страдал наркозависимостью. Поэтому, когда несколько лет назад он начал по-крупному вкладываться в криптовалюты, друзья и родственники стали его разубеждать, опасаясь, что он в очередной раз поддается нездоровому влиянию. Мэллон действительно отказался от некоторых из ранних инвестиций и пару лет назад продал свой запас биткоинов. Но когда ему подвернулись монеты XRP, он вложил в их покупку $2 млн. Решающим для него стал тот факт, что XRP – это одна из немногих криптовалют, работающих внутри банковской системы. «Криптотехнологии – это пугающая и темная концепция. Она по своей сути антиамериканская, – говорит Мэллон. – А я за Америку, за бизнес и за банки. Поэтому решил вложиться в Ripple». Сейчас активы Мэллона в XRP стоят порядка $1млрд. Недавно он развелся и теперь закатывает бурные вечеринки в гламурном особняке в Лос-Анджелесе, аренда которого обходится ему в $150 тыс. в месяц.

«Я получил $1 млрд практически ни за что. Вообще, я их заработал, потому что был единственным, кто поднял руку на торгах, – говорит Мэллон. – В моей семье все думали, что я тронулся. А я знал, что это беспроигрышный вариант».

Брайан Армстронг

Руководитель Coinbase, 35 лет
Инфраструктура
Криптовалютное состояние: $900 млн – $1 млрд

Если проводить аналогию между бумом криптовалют и золотой лихорадкой, то Брайан Армстронг это тот, кто сделал состояние не на поисках золота, а на продаже сковородок старателям. В 2012 году он основал Coinbase – ключевую в США платформу для купли и продажи криптовалют. В его бизнесе два основных направления: брокеридж, где розничные клиенты могут купить Bitcoin, Bitcoin Cash, Ether и Litecoin, списав деньги с банковского счета, и биржа, где крупные игроки могут делать ставки и предложения по цифровым активам. Компания прошла через достаточно болезненный период роста. Были периоды простоя и судебные тяжбы с налоговой службой, которой удалось через суд получить от биржи все документы о ее клиентах, чтобы государство смогло рассчитать прибыль, полученную ими на Coinbase. Несмотря на это, база пользователей продолжила расти, и компания по-прежнему берет высокую по стандартным меркам комиссию за брокеридж.

В августе 2017 года Coinbase привлекла $100 млн инвестиций при оценке в $1,6 млрд. В раунде участвовали шесть инвесторов, включая престижный фонд Greylock Partners. Компания предложила обратный выкуп акций, но почти никто из сотрудников не воспользовался предложением – для Кремниевой долины это практически беспрецедентный случай. Через месяц Coinbase сообщила инвесторам, что при текущих темпах развития доход компании составил $600 млн в год. По мере усиления биткоинмании приложение Coinbase стало самым загружаемым в AppStore на территории США, а количество уникальных пользователей за месяц выросло до 4,3 млн, по данным Verto Analytics. В 2017-м Coinbase получила доход в размере $1 млрд.

Еще более примечательно, что маржа компании до вычета налогов, согласно инсайдерам отрасли, составляет 70%. Для сравнения: маржа Schwab – 40%. По словам человека, участвовавшего в сделке, акции Coinbase продаются на вторичном рынке с оценкой компании в порядка $4,5 млрд. Вполне можно утверждать, что она стоит намного больше. Армстронг от комментариев отказался, а представитель Coinbase сказал Forbes, что наши данные, основанные на оценке доли Армстронга в компании, неверны.

Мэтью Росжак
Фото: Джамель Топпин для Forbes
Мэтью Росжак

Мэтью Росжак

Сооснователь BLOQ, основатель TALLY CAPITAL, 45 лет
Идеалист, создатель
Криптосостояние: $900 млн – $1 млрд

Росжак участвовал в первом размещении цифровых монет в начале 2013 года, когда еще даже не существовало термина для их обозначения. Он покупал такие валюты, как Mastercoin, Factom и Maidsafe. «Мне очень повезло, и я очень рано начал», – говорит Росжак, который до криптовалют занимался IT-проектами, был совладельцем компании по разработке программного обеспечения и работал венчурным финансистом в таких фондах, как SilkRoad Equity, и портфельным менеджером частных активов в Advent International в Великобритании.

Росжак с самого начала верил в потенциал криптовалют и в 2013 году стал партнером в первом фонде Blockchain Capital в Сан-Франциско. Фонд состоял из его собственных средств, которые были вложены в 20 стартапов, включая некоторые из ставших наиболее успешными бирж, таких как Coinbase, Kraken и BTCC. Сейчас его считают одной из важнейших фигур в сообществе, которое собирается изменить мир с помощью блокчейна. От его имени проводятся званые ужины для блокчейн-коммьюнити, и он тратит сотни тысяч долларов «на стейк и вино для гостей, которые приходят обсуждать новые технологии». Как говорит Росжак: «Важно не то, что я начал рано и получил хорошие активы. Важно то, что мне удалось создать сообщество единомышленников». Росжак всегда ищет, кого бы еще обратить в свою веру: по его словам, он подарил свои первые цифровые монеты Ричарду Брэнсону и Биллу Клинтону.

Энтони Ди Иорио

Сооснователь Ethereum, основатель JAXX и Decentral, 43 года
Идеалист, оппортунист
Криптовалютное состояние: $750 млн – $1 млрд

«Концепцию биткоина я сразу уловил», – говорит Энтони Ди Иорио, один из соучредителей Ethereum. Ди Иорио учился на факультете маркетинга в Университете Райерсона в Торонто, а 2000-е провел, работая в семейном бизнесе по установке дверей для патио, а также управляя компанией, занимавшейся геотермальным бурением. Когда финансовый кризис подкосил сферу недвижимости, Ди Иорио решил изучать экономику, чтобы понять, как это могло случиться. «Я стал изучать альтернативные подходы к экономическим теориям и начал понимать, что такое на самом деле деньги. Все эти либертарианские идеи о стабильных деньгах». В 2012 году Ди Иорио в поиске единомышленников основал группу для неформальных встреч Toronto Bitcoin Meetup и на первом же мероприятии познакомился с гениальным создателем Ethereum – российско-канадским программистом Виталиком Бутериным. Вложив в проект несколько сотен тысяч долларов собственных сбережений, Ди Иорио помог ускорить разработку Etherium и обеспечил юридическую поддержку вывода криптовалюты на рынок. В том, что касается разнообразных блокчейнов, Ди Иорио считает себя агностиком, но с тех пор он уже инвестировал в несколько криптоактивов, включая Qtum, Vechain и Zcash.

«Мне нравится участвовать в разных сегментах этого рынка», – говорит он. Его инвестиционная стратегия – войти в проект на ранней стадии и, после того как актив вырастет и фаза взрывного роста будет пройдена, забрать деньги и вложить в новую многообещающую валюту. Он гордится своим вкладом в развитие Ethereum, которая сейчас стоит более $100 млрд. «Теперь, когда я иду в банк, меня встречают словами: «О боже, это же основатель Ethereum», а раньше я только и слышал: «Извините, мы не сможем открыть для вас счет». Теперь не я к ним прихожу, а они сами ко мне приходят».

Брок Пирс
Фото: Итан Пайнс для Forbes
Брок Пирс

Брок Пирс

Председатель Bitcoin Foundation, советник Block.one, 37 лет
Идеалист, создатель
Криптовалютное состояние: $700 млн – $1 млрд

Пирс родился и вырос в Миннесоте, но официально проживает в Пуэрто-Рико, где есть налоговые послабления при уплате подоходного налога. Но большую часть времени он проводит в Лос-Анджелесе. Когда Forbes встретился с Пирсом, чтобы взять интервью, у него только что закончился званый ужин на 30 гостей, для которых был приглашен повар из мишленовского ресторана, огнеглотатели, танцовщица со змеей и кальянщик с набором кальянов. Пирс открыл для себя криптовалюты благодаря шоу-бизнесу. В детстве он снимался в кино, и на его счету было уже несколько главных ролей, когда в 17 лет он основал прототип Youtube – онлайн-канал Digital Entertainment Network, который получил $88 млн на волне пузыря доткомов, а потом закрылся.

Пирс – заядлый игрок в компьютерные игры и в 2000-м создал одну из крупнейших площадок для торговли виртуальными активами – Gaming Entertainment, которая платила тысячам игроков из Китая, чтобы они играли в игры вроде World of Warcraft и выигрывали ценные игровые артефакты, за которыми охотились другие игроки. Эти игровые активы он продавал миллионам геймеров за реальные деньги. Арбитраж игровых валют привел его к криптовалютам в самые первые дни их появления. Пирса воодушевил потенциал биткоина, и он ушел из своего бизнеса, чтобы создавать и инвестировать в десятки криптокомпаний, включая Mastercoin, Blockchain Capital, Coinbase, Ethereum, Tether, Bitfury, а теперь и Block.one.

На протяжении нескольких лет Пирса преследуют судебные иски. Один из его деловых партнеров был осужден за преступления сексуального характера, а самого Пирса признали ответчиком в гражданском деле о сексуальных правонарушениях, но иск был отклонен судом. Он отрицает любые связанные с этим делом обвинения. Сейчас Пирс рассказывает, что собирается пожертвовать $1 млрд на создание децентрализованного автономного сообщества, работающего на блокчейне. У этого сообщества будет своя конституция, и оно будет зарегистрировано как благотворительная организация, участники которой смогут голосованием решать, на что потратить деньги. Запуск проекта на основе нового блокчейна EOS.IO планируется на 1 июня. «У меня еще будет много возможностей заработать, – пожимает плечами Пирс. – Об этом я не беспокоюсь».

Майкл Новогратц

Директор Galaxy Digital, 53 года
Традиционный инвестор
Криптовалютное состояние: $700 млн – $1 млрд

Известный менеджер хеджинговых фондов, вошедший в список миллиардеров Forbes в 2007 году до финансового кризиса, снова возвращается в рейтинг. Он начал инвестировать в крипто в 2013-м и ушел из Fortress Investment Group в 2015-м, чтобы полностью сфокусироваться на новом рынке. Благодаря своему опыту Новагратц подошел к криптовалютам с точки зрения трейдера. «Лучше всего получается развивать это направление у тех, кто действительно верит в технологию, а не у тех, кто гонится за спекулятивной ценой, – говорит он. – Если бы я не продал свои токены, когда они стоили $15 за монету, я бы заработал на этой валюте… даже не буду называть вам точную сумму, потому что при одной только мысли мне становится плохо (Ethereum в последнее время торгуется по $1000. – Прим. ред.). Если так думать, можно загнать себя в могилу», – добавляет Новогратц.

Он не стесняется называть текущее состояние рынка криптовалют пузырем. Его цель – заработать как можно больше, пока пузырь не лопнул. Сейчас это означает, что ему нужно вложить часть прибыли от криптовалют в свой последний проект – Galaxy Digital. Это онлайн-банк, специализирующийся на криптовалютах, и Новогратц намерен ввести его на биржу в Канаде.

Брендан Блюмер

Директор Block.one, 31 год
Создатель
Криптовалютное состояние: $600–700 млн

Компания Блюмера Block.one базируется в Гонконге. Ее основное достижение – разработка EOS.IO. Это блокчейн-платформа, которая способна составить конкуренцию Ethereum. Блюмер утверждает, что его компания сможет масштабировать скорость транзакций, избавить пользователей от расходов на уплату комиссий и привлечь к проекту разработчиков, работающих с открытым кодом. «Интернет был массовой, масштабируемой платформой передачи данных через небезопасные соединения, – говорит Блюмер. – А блокчейн – это массовая технология передачи защищенных данных и всего, что с этим связано». На рынке к Блюмеру прислушиваются. EOS.IO уже привлекла $1 млрд инвестиций и стала самым крупным криптоактивом в мире, несмотря на то что платформа начнет работать только в июне 2018-го и еще не ясно, как она будет способствовать укреплению криптовалют. Но чем дальше, тем больше – в прошлом году общая рыночная стоимость монет EOS достигла $10,9 млрд, и на момент написания этой статьи составляла $8,8 млрд. Блюмеру принадлежит 15%-ная доля в Block.one.

Уроженец штата Айова Блюмер впервые заинтересовался виртуальными активами в возрасте 14 лет. Он продавал аватары, магическое оружие и дома в онлайн-­играх, таких как Everquest и World of Warcraft. Блюмер назвал свой бизнес Gamecliff и в 2005-м продал его принадлежащей Броку Пирсу компании Gaming Entertainment (IGE). Сразу после выпуска из школы он переехал в штаб-квартиру компании в Гонконге, чтобы продолжать работать над своим проектом. Затем в 2007 году основал Accounts.net для продажи аватаров в онлайн-играх. Продажи компании вскоре достигли более $1 млн в месяц. В 2010 году Блюмер запустил Okay.com – платформу обмена данными для агентов по продаже недвижимости в Азии. В 2016-м Блюмер познакомился с Дэном Ларимером (еще одним участником нашего рейтинга), и они вместе стали работать над Block.one. Затем Пирс тоже захотел участвовать в EOS. Чтобы избежать давления со стороны регулирующих органов, Block-one не продает EOS пользователям из США и Китая.

Дэн Лаример

Технический директор Block.one, 35 лет
Создатель
Криптовалютное состояние: $600–700 млн

Когда-то программист Дэн Лаример был лишь винтиком в огромной машине американского военно-индустриального комплекса. Он работал над проектами в сфере безопасности, дронами и беспилотными устройствами для таких компаний, как Raytheon и Torc Robotics. Но в 2007 году выпускника Вирджинского технического университета, по его собственным словам, настиг экзистенциальный кризис. «Если говорить об этом философски, то я не хотел больше иметь дело с оружием или приспособлениями для уничтожения. Я хотел работать над системами, которые поддерживают жизнь, свободу и благосостояние людей», – поясняет Лаример. В 2013-м он основал Bit-Shares, криптовалютную биржу, которой управляла не одна компания, а целое сообщество. В 2016-м ушел из проекта, чтобы реализовывать новую идею социальной сети на основе блокчейн. Пользователи Steemit могут получать монеты за публикацию и подбор контента.

За последние два месяца цена монет Steemit (они называются Steem) резко выросла, а рыночная стоимость компании увеличилась до $1,4 млрд. Следующим проектом Ларимера стала платформа Block.one, над которой он работает вместе с Бренданом Блюмером.

Валерий Вавилов
Фото: Джамель Топпин для Forbes
Валерий Вавилов

Валерий Вавилов

Директор Bitfury, 38 лет
Создатель, инфраструктура
Криптовалютное состояние: $500–700 млн

Программист Валерий Вавилов вырос в Латвии в 1980-е, и распад СССР оказал на него огромное влияние. «Мы потеряли все, – говорит он. – Деньги превратились в бумажки. Патенты стали бесполезны». Этот опыт сформировал идеи Вавилова о том, что децентрализованные платформы позволят людям всегда сохранять за собой свое имущество.

В 2011 году Вавилов соосновал Bitfury – стартап, который может «майнить» биткоины или использовать компьютеры для сложных математических вычислений, позволяющих добавить к блокчейну новый блок транзакций и заработать биткоин. На протяжении четырех лет у него не получалось привлечь внешние инвестиции. «Практически не было инвесторов, которые бы верили в эту технологию», – говорит он. Поэтому Вавилов использовал биткоины, которые «майнил», чтобы финансировать свой бизнес, продавая их по любой цене, даже по $30. Bitfury базируется в Амстердаме и, по словам Вавилова, произвела порядка 800 тыс. биткоинов.

С началом бума биткоинов компания, в которой работают 400 сотрудников, оказалась в центре внимания всех крупных игроков. Она не только лидирует на рынке майнинга биткоинов, но и производит и продает оборудование, включая процессоры и Blockbox – мобильную машину для майнинга биткоинов, розничная цена которой превышает $1 млн. В 2018 году компания планирует получить доход в размере $400 млн.

Чарльз Хоскинсон

Соучредитель Ethereum, IOHK, 30 лет
Создатель, оппортунист
Криптовалютное состояние: $500–600 млн

В апреле 2013 года Чарльз Хоскинсон ушел с работы в консалтинговой компании, чтобы учиться на посвященных криптовалюте онлайн-курсах Bitcoin Education Project. «Родители были уверены, что я сошел с ума, – вспоминает он. – Все так думали. Но я говорил, что все просчитал». Был ли это расчет или удача – неизвестно, но на курсах Хоскинсон познакомился с Виталиком Бутериным и впоследствии стал одним из восьми основателей Ethereum. Вскоре после начала работы появились разногласия по поводу того, как выстроить проект. «На собраниях совета директоров мы постоянно спорили», – говорит он. Хоскинсон хотел принять предложения венчурных инвесторов и создать коммерческий проект с более жестким управлением. А Бутерин – продолжать развивать Etherium как некоммерческую платформу с открытым кодом и децентрализованным управлением. В июне 2014-го Хоскинсон ушел из Etherium. «В то время я сильно на них злился, – признается он. – Но сейчас Ether поднялся до рыночной капитализации $120 млрд, так что кто оказался прав?»

Хоскинсон сделал паузу в полгода, и, пока он размышлял, чем заняться и не вернуться ли в математику, с ним связался бывший коллега по Ethereum Джереми Вуд и предложил сделать новый проект под названием OIHK – инжиниринговую компанию, которая выпускает криптовалюты и блокчейны для корпораций, государственных органов и образовательных учреждений. «Мы собрали несколько сотен тысяч долларов на первое время и стали получать контракты на разработку криптовалют», – рассказывает Хоскинсон. Все их доходы были в форме биткоинов, поэтому OIHK сильно выиграла, когда биткоин увеличился в цене. «Когда крипторынок взорвался, мы решили избавляться от ликвидности», – рассказывает Хоскинсон. Он отказывается говорить, сколько монет они продали. «Учитывая наш уровень расходов, OIHK хватит денег на много десятков лет», – говорит он.

Ключевой проект OIHK – это Cardano, публичная блокчейн-платформа, на которой размещена криптовалюта Ada. Монеты Ada в совокупности стоят $16 млрд и занимают пятое место в мире по объему рыночной капитализации, лишь на два пункта отставая от Ethereum. Активы IOHK в монетах Ada стоят более $1 млрд. IOHK также управляет Ethereum Classic, рыночная капитализация которой – $3 млрд.

Брэд Гарлингхаус

Генеральный директор Ripple, 47 лет
Создатель
Криптовалютное состояние: $400–500 млн

У этого выпускника бизнес-школы Гарварда блестящий послужной список: генеральный директор облачного сервиса Hightail (ранее YouSendIt), президент потребительских приложений в AOL и старший вице-президент Yahoo. Как генеральный директор Ripple, Гарлингхаус владеет долей в 6,3%, но в нашем рейтинге он не поэтому. Хотя Ripple обладает монетами XRP на $61,3 млрд и другими активами, венчурные инвесторы оценивают компанию лишь в $410 млн. Как и многие другие в нашем рейтинге, Гарлингхаус вошел в список криптомиллиардеров благодаря своим личным активам в монетах XRP, общая стоимость которых выражается «в девятизначных числах».

Барри Сильберт

Генеральный директор Digital Currency Group, 41 год
Создатель, традиционный инвестор
Криптовалютное состояние: $400–500 млн

Барри Сильберт известен на Уолл-стрит как создатель Second-Market – биржи для сложных активов, например акций технологических компаний, находящихся в частной собственности. В эру «единорогов» эта биржа была очень популярна. На момент продажи Second Market (компанию купила Nasdaq в 2015 году) Сильберт уже работал над другим проектом – Digital Currency Group.

Компания Сильберта объединяет несколько компонентов: венчурный фонд, который поддерживает некоторые из самых известных проектов в сфере криптовалют, такие как Coinbase и Ripple; инструмент для отслеживания курсов криптовалют и операционное подразделение, в которое входит фирма для управления активами Greystone и Coin Desk – агрегатор новостей и контентных ресурсов о криптовалютах.

Виталий Бутерин
Фото: Итан Пайнс для Forbes
Виталий Бутерин

Виталий Бутерин

Создатель Ethereum, 24 года
Создатель, идеалист
Криптовалютное состояние: $400–500 млн

Создатель Ethereum Виталий Бутерин худощав и выглядит моложе своих лет. Его лицо, на котором выделяются яркие голубые глаза, хорошо знакомо, пожалуй, любому, кто интересуется криптовалютами. Еще подростком он запустил журнал Bitcoin Magazine, потом бросил университет, чтобы получить стипендию Питера Тиля, затем отправился в путешествие по миру на свои биткоины, а далее начал размышлять над ограниченностью возможностей для этой валюты. Эти размышления побудили Бутерина написать концепцию собственной валюты – Ethereum, которую он предполагал развивать на основе открытого кода, применять для более сложных финансовых инструментов и использовать во благо экономически незащищенных групп. Сейчас капитализация Ethereum уже достигла $100 млрд, а над валютой работают больше разработчиков, чем в любом другом блокчейн-сообществе.

Утопичные идеи требуют больших расходов: по словам Бутерина, у него осталось лишь 0,4% находящихся в обращении монет Ether. «Многие люди поддерживают идею перераспределения богатств, которую продвигают криптосообщества, потому что думают, что у старых денег заберут всю силу, а новые интересные технологии займут их место, – говорит Бутерин, валютой которого сейчас пользуются компании вроде Microsoft, BP и JPMorgan Chase. – Но я сомневаюсь, что люди, работающие с криптовалютами, как-то принципиально отличаются от тех, кто работает в банковской системе… Если криптотехнологии окажутся успешными, то это будет не благодаря тому, что люди стали лучше. А благодаря тому, что удалось улучшить общественные институты».

Тим Дрэйпер

Основатель Draper Associates, 59 лет
Традиционный инвестор, идеалист
Криптовалютное состояние: $350–500 млн

Известный инвестор Кремниевой долины с энтузиазмом поддерживал биткоин еще тогда, когда никто не считал это модным. Он говорит, что задумался о криптовалютах 15 лет назад, познакомившись в Южной Корее с человеком, который купил в подарок своему сыну виртуальный меч за реальные деньги. По мере того как цифровые валюты все чаще использовались в видеоиграх, Дрэйпер стал искать способы конвертировать валюту из одной игры в другую. Именно тогда он услышал о биткоине, и эта идея ему сразу понравилась. Дрэйпер инвестировал в валюту $250 тыс., когда стоимость монеты не превышала $6. Он потерял все свои активы в биткоинах при крахе биржи Mt. Gox в 2014-м, но это его не остановило. В том же году Дрэйпер заплатил немногим менее $20 млн за почти 32 тыс. биткоинов на аукционе американской службы судебных исполнителей. Эти монеты были конфискованы у Росса Ульбрихта и его черного онлайн-рынка Silk Road. С тех пор Дрэйпер сделал еще 40 инвестиций в криптовалюты.

«Я не знаю, как кто-то может хотеть инвестировать в стандартные валюты, которые находятся во власти политических сил, а не в криптовалюты, которые находятся в широком обращении и безопасны, – говорит Дрэйпер, который не согласен с оценкой Forbes его состояния. – Я верю, что биткоины и криптовалюты станут основным средством торговли в мире».

Сон Чи Хен

Директор Dunamu, основатель UpBit, 38 лет
Инфраструктура
Криптовалютное состояние: $350–500 млн

За четыре месяца после запуска принадлежащий Сон Чи Хену компании она превратилась в самую крупную биржу криптовалют в Южной Корее – рынке, входящем в топ самых активных по продаже биткоинов. В декабре через биржу проходило в среднем $4,7 млрд транзакций в день.

Выпускник факультета экономики и IT престижного Сеульского национального университета, Чи Хен основал свою первую компанию Dunamu (в переводе – «Два дерева») в 2012-м. Сначала это был агрегатор новостей, который довольно быстро превратился в сайт финансово-технической направленности. На следующий год интернет-гигант Kakao Сorp. начал инвестировать в Dunamu, и эти вложения привели к созданию KakaoStock – мобильного приложения для купли и продажи криптовалют, которым сейчас пользуются более 300 тыс. человек. Дополнительным источником роста для приложения является база пользователей мессенджера Kakao, размер которой, согласно Statista, составляет 50 млн человек.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
275 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
25 мая родились
Данияр Акишев
председатель Национального банка РК
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить