Зейнуллу Какимжанова сравнили с риелтором

Как мелкий правонарушитель может испортить отношения Германии и Казахстана

ФОТО: страница Зейнуллы Какимжанова в Facebook

Во вторник, 22 декабря, состоялось ещё одно заседание суда по иску компании GP Günter Papenburg AG к экс-министру финансов и госдоходов, бывшему руководителю Инвестиционного фонда Казахстана, предпринимателю Зейнулле Какимжанову, пишет Ratel.kz.

Напомним, истец просит суд признать, что Какимжанов в нарушение договора от 13 ноября 2017 не исполнил свои обязательства, а также вынести решение, обязывающее ответчика совершить действия, которые он должен выполнить для восстановления интересов GP Günter Papenburg AG.

Это уже не первое заседание, о двух предыдущих мы писали ранее.

На очередном заседании, наконец-то, появился представитель акционерного общества (АО) "К-Дорстрой" Вячеслав Кондратенко, призванный ответчиком в качестве третьей стороны по делу.

Кондратенко нам знаком по участию в судебных разбирательствах со СМИ, когда Зейнулла Какимжанов и его сын Ильхалид Какимжанов в 2017 подали иски с требованием опровержения и выплаты многомиллионных компенсаций у журналистов и издателей сайтов Ratel.kz и Forbes.kz. Среди публикаций, оскорбивших Какимжановых, были статьи Геннадия Бендицкого о продаже компании Гюнтера Папенбурга акций АО "К-Дорстрой" за 10 миллионов евро. Кондратенко ходатайствовал, чтобы судебное преследование журналистов проходило в закрытом режиме на том основании, что дело касается частной жизни семьи Какимжановых.

В досудебном расследовании, начатом по заявлению Какимжанова, обвинившего журналистов в распространении недостоверной информации, Кондратенко проходил в роли свидетеля и представлялся работником ТОО "Автодорсервис". (Дело закрыто за отсутствием состава преступления – А. К.)

Теперь Кондратенко выступает в качестве юриста, обслуживающего АО "К-Дорстрой".

Новые слушания принесли несколько сенсаций.

Адвокат истцов Максим Савич попросил приобщить к материалам дела постановление о прекращении уголовного дела против Зейнуллы Какимжанова, после которого, собственно, и появился договор о том, что г-н Какимжанов займется поиском покупателя акций "К-Дорстроя" либо выкупит их сам.

Цена вопроса - 10 миллионов евро.

Второй документ, который, по мнению Савича, должен быть приобщен к материалам дела - письмо председателя Восточного комитета немецкой экономики (Ost-Ausschuss der Deutschen Wirtschaft), влиятельной организации, представляющей интересы немецких фирм в СНГ и других странах, а также независимого директора и члена совета директоров холдинга "Байтерек" Клауса Мангольда.

В 2017-2018 Мангольд представлял интересы компании GP Günter Papenburg AG. По мнению истца, это письмо доказывает, что ответчик длительное время не исполнял условия договора и уклонялся от его исполнения.

"Хотел бы данным письмом вернуться к нашему разговору в ноябре 2018 в Астане. Хотел бы еще раз со всей твердостью обратить ваше внимание, что в подписанном договоре от 13 ноября 2017 вы приняли на себя обязательства найти покупателя для компании. Я был бы вам благодарен, если бы вы сообщили о следующих шагах, которые вы намерены предпринять, чтобы достичь этого. 7 февраля 2019 я сам буду в Астане, и я был бы рад, если бы мы могли бы провести целенаправленную беседу. Это могло бы послужить выполнению желания господина премьер-министра и наконец-то решить создавшуюся патовую ситуацию, которая наносит ущерб казахстанско-германским отношениям. Надеюсь на ваше дальнейшее содействие…" - зачитал Савич на процессе.

Как теперь выясняется, Какимжанов своим действиями озаботил тогдашнего премьер-министра Бакытжана Сагинтаева. Но на это письмо Зейнулла Какимжанов так и не ответил - следовательно, пожелания премьера так и повисли в воздухе.

Ответчики не были оригинальны в своих требованиях отклонить иск по тем же основаниям, которые перечислялись ранее. А именно: GP Günter Papenburg AG и Гюнтер Папенбург слишком разные, чтобы компания GP Günter Papenburg AG могла требовать в суде исполнения Какимжановым договора о продаже акций и возврате 10 млн евро, вложенных в убыточную компанию, так как договор Какимжанов подписал с Гюнтером Папенбургом, а не с одноименной компанией.

В поисках аргументов, которые, по мнению представителей Какимжанова и АО "К-Дорстрой", освобождают экс-министра от каких либо обязательств по договору, Кондартенко, вслед за Мусабековым, представляющим в суде интересы нарушителя режима карантина, выразил недоумение, как появился на свет этот договор между виноделом и немецким инвестором. Якобы Какимжанов не имеет отношения ни к АО "К-Дострой", ни к акционеру компании - ТОО "АС".

Это более чем странно.

Зачем тогда персонажу, не имеющему отношения к бизнесу, брать на себя обязательства по продаже крупного пакета акций, если у него нет на то полномочий? Более того, Савич несколько раз говорил о том, что между его доверителем и Какимжановым велась активная переписка и предлагались различные варианты, не устраивавшие Папенбурга, твердо намеренного получить деньги сполна.

Все это очень напоминает историю, описанную бывшим генеральным прокурором Жакипом Асановым. Напомним, в 2016 году Жакип Асанов внес в Верховный суд протест на решение апелляционной коллегии городского суда Астаны, которая отказала в иске компании Папенбурга к АО "К-Дорстрой". Главное требование этого иска: признать недействительным договор купли-продажи акций и возмещение стоимости, уплаченной по сделке. Исковые требования, как сообщается в протесте, "были мотивированы тем, что на момент заключения сделки Компания была введена в заблуждение относительно финансового состояния компании "К-Дорстрой", которое являлось убыточным предприятием".

В этом протесте подробно излагаются подробности сделки между компанией Папенбурга и АО "К-Дорстрой".

С документом, подписанным генеральным прокурором, вы можете ознакомиться здесь.

Таким образом, история вновь повторилась. Сначала Какимжанов заманил Папенбурга в АО "К-Дострой", "введя в заблуждение", а много лет спустя вновь подписал договор с Папенбургом, обязуясь устранить последствия первой сделки, но вновь Папенбург был обведен вокруг пальца – Какимжанов не имеет отношения к АО "К-Дорстрой", а акции не стоят тех денег, за которые он обязался их продать, и сама сделка, естественно, не состоялась.

Папенбург вновь остался ни с чем. Вновь его компания судится всё с тем же персонажем, как и много лет назад.

Но если тогда речь шла о хозяйственном споре, в котором одна сторона воспользовалась доверием партнера, то теперь могут испортится отношения между Германией и Казахстаном.

О цене акций, кстати, проговорился Кондратенко. Он заявил, что пакет акций, о котором идет речь в договоре между Какимжановым и Папенбургом, не может стоить 10 млн евро!

Как уверяет представитель Какимжанова, тот очень старался продать акции Папенбурга. И Мусабеков, и Кондратенко даже попытались выяснить, было ли договором предусмотрено комиссионное вознаграждение экс-министру за продажу акций. А потом Кондратенко и вовсе сравнил Зейнуллу Какимжанова с риелтором, которого нельзя судить, если он не продал чью-то недвижимость ввиду ее непривлекательности.

Но у риелтора есть хотя бы договор с владельцем недвижимости, предоставляющий право вести переговоры о продаже…

По существующим правилам, приоритетное право выкупа акций принадлежит акционерам. То есть ТОО "АС" и руководство компании "К-Дорстрой" должно было быть как минимум в курсе, что другой акционер "К-Дорстроя" (Папенбург) подписывает в 2017 году соглашение о продаже акций с неким Какимжановым.

Но с Какимжановым всегда непросто.

Что мы имеем в сухом остатке.

Первый тур вальса Какимжанова с Папенбургом привел к уголовному делу о мошенничестве. Не стоящие 10 млн евро акции были проданы Папенбургу за эту цену.

Дело было закрыто, но Какимжанов подписал договор с Папенбургом о продаже этих же акций или их выкупе за те же 10 млн евро.

Теперь выясняется, что компания "К-Дорстрой" вообще не знает, кто такой Какимжанов и как возник этот договор с Папенбургом, при этом представитель компании уверяет, что акции, о которых идет речь в иске, столько не стоят. Впрочем, они не стоили столько и тогда, когда их покупал Папенбург, о чем весьма убедительно написал Жакип Асанов.

То есть, во-первых, Какимжанов не имеет права распоряжаться акциями, во-вторых, он очень старался их продать, а в-третьих, трудно продать то, что никому не нужно.

Вопрос, зачем тогда Какимжанов подписался под договором, по-прежнему остается открытым.

Был ли договор с Папенбургом платой за прекращение уголовного дела?

Во всяком случае ответ на этот вопрос многое бы объяснил.

Будет ли в Бостандыкском суде дана правовая оценка действиям Какимжанова, мы, возможно, увидим.

Следующее заседание назначено на 13 января 2021.

Анна Калашникова

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6942 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
25 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить