Новая «взлётка» аэропорта Уральска – в трещинах и выбоинах

Обозреватель Forbes.kz Виктор Бурдин своими глазами увидел серьезные дефекты недавно реконструированной взлетно-посадочной полосы аэропорта Уральска и всерьез обеспокоился безопасностью взлётов и посадок в этой воздушной гавани

Фотографии: Виктор Бурдин
Эту трещину на "взлётке" залили бетоном.

Взлётно-посадочная полоса hand made

В последнее время все больше коллег и знакомых стали рассказывать: при посадке самолета в аэропорту Уральска они ощущают странные вибрации воздушного судна, будто шасси лайнера бегут по «гребёнке».

Замечания эти звучали странно: ведь взлетно-посадочную полосу Уральска совсем недавно, осенью 2014, «отреставрировали». Реконструкция велась за счет государства, на что было выделено 6,3 млрд тенге.

В понедельник, 2 февраля, мне самому представился удобный случай на себе испытать необычные ощущения пассажиров - я полетел в командировку в Западный Казахстан.

Я, конечно, не авиационный специалист, но летаю достаточно часто. Потому, когда наш лайнер заходил на посадку в Уральске, заметил: едва шасси коснулись земли, самолет действительно слегка завибрировал.

Международный аэропорт Уральска.

Время свободное было, а потому сразу после посадки я попросил сотрудника аэропорта показать дорогу до кабинета начальства. На месте оказались начальник аэродромной службы Международного аэропорта Уральска Федор Самусев и главный инженер Шамиль Хисамутдинов. Уговаривать их пришлось долго. Авиаторы продолжительное время совещались, прежде чем согласились пообщаться при включенном диктофоне.

Собеседники рассказали: генподрядчиком реконструкции взлетно-посадочной полосы (ВПП) была компания «К-ДОРСТРОЙ», основные работы же на ней выполняли сербские специалисты на условиях субподряда. Строительство полосы началось 1 сентября 2014, когда аэропорт закрылся для обслуживания пассажиров, а первый рейс на новой ВПП совершили уже 3 ноября 2014. За два осенних месяца, накануне морозов, был уложен новый бетон на полосе длиной 2396 м и шириной 42 м.  

Впрочем, весной этого года начнется второй этап реконструкции, когда полосу удлинят до 2800 м и расширят, чтобы аэропорт мог принимать больше разных воздушных судов. Также на ВПП установят современное светосигнальное оборудование. В 2014 строители уже освоили 3,7 млрд тенге.

Шамиль Хисамутдинов рассказывает, почему пассажиры могут ощущать вибрацию при посадке.

- Бетон на полосе укладывает специальная машина, но после нее порой остаются небольшие неровности, - говорит авиатор. - Потому сзади у машины устроена специальная лопатка, которая сглаживает, нивелирует поверхность, заполняя бетоном маленькие ямочки. Так вот, на начальном этапе реконструкции у строителей эта деталь сломалась. И они стали выравнивать поверхность вручную длинным шестом. Но если машина выравнивает бетон почти идеально, то вручную этого не добиться. Возможно, поэтому тряска и ощущается.

Я попросил руководителей аэропорта показать эти неровности на месте. Снова уговоры, совещания. Наконец собеседники соглашаются. На специальной машине мы выезжаем на ВПП в тот момент, когда не планируются взлеты и посадки самолетов.

На дне этой выбоины оказалась глина.

То яма, то канава

Неровности на ВПП действительно оказались. Но мое внимание привлекли не они, а неожиданная яма прямо в центре «взлётки»!  Диаметр ее – не меньше 15 см, глубина – несколько сантиметров. По краям - застывший щебень с бетоном, в центре – вроде глина. Я защелкал затвором камеры, а потом поскреб дно ямы ботинком. Точно глина! Хоть и мороженую, ее поверхность без усилий можно было скрести, как замерзшее масло - ножом. Я испытал шок! Как такое возможно на взлетно-посадочной полосе, построенной три месяца назад за миллиарды бюджетных тенге, - не укладывается в голове.

Для сопровождающих меня авиаторов яма не была сюрпризом. Они вздохнули: каверна, как их называют специалисты, тут не одна! Мы прошлись по полосе. Выбоины стали попадаться одна за другой. Были тут ямки и поменьше – размером с абрикос. На паре квадратных метров я насчитал таких четыре штуки!

Еще одна каверна.

Прогулялись дальше. Даже я, не специалист, заметил: кое-где новая ВПП дала трещины, которые уже заделали бетоном. Местами швы по краям бетона откололись, и где-то их залили монтажной пеной, а где-то – смолой. В Алматы при всей суровой критике даже дороги лучше асфальтируют. Но на трассе машина может объехать поврежденный участок, сбросить скорость, в конце концов. А что будет с самолетом весом в 100 тонн на скорости 250 км/ч при посадке, если его шасси попадет в такую яму? Что случится, если из такой колдобины отколется камень и попадет в двигатель самолета? На эти мои вопросы авиаторы не дали ответа. Но ответили на другие.

Фёдор Самусев.

Знают все, кроме пассажиров

F: Когда вы заметили ямы?

Федор Самусев: В конце ноября 2014. Они стали появляться постепенно. Куски глины попросту стали выдавливать бетон.

F: Сколько таких ям по всей полосе?

Ф.С.: Больших, они называются выбоинами, около 15. А мелких – раковин - очень много. Строители должны создать комиссию и сами посчитать.

F: Почему вы допускаете самолеты к полетам?

Ф.С.: Пока допускаем, поскольку перед каждым взлетом и посадкой мы проверяем полосу. Но сейчас зима, всё замерзло. А вот что будет весной…

Шамиль Хисамутдинов.

Шамиль Хисамутдинов: Пока глина замерзшая, она остается на поверхности. Но когда она растает и улетит с полосы, будет видно истинную глубину каждой ямы.

Ф.С.: По стандартам допустимая глубина выбоины или раковины на ВПП - не более 25 мм.

Ш.Х.: Но у нас несколько выбоин уже явно глубже.

F: Вы ожидали таких сюрпризов от новой полосы?

Ш.Х.: Конечно, нет.

Ф.С.: Мы ожидали, что полоса будет ровной. Старая отстояла 40 лет, и на ней выбоины появились только в конце эксплуатации. А эта уже в первый год эксплуатации такая…

F: Если ямы появились на поверхности, выходит, слой бетона был тонкий?

Ш.Х.: Нет. Сначала на старую полосу укладчик положил 8 см так называемого «тощего» бетона – этот слой выровнял полосу. А сверху уже выложили 30 см «основного» бетона.

Подобных крупных выбоин на ВПП - полтора десятка.

F: Выходит, в смеси оказалась глина. Допустимо ли ее наличие?

Ф.C.: Нет. В бетоне должен быть цемент, щебень и песчано-гравийная смесь (ПГС).

Ш.Х.: Скорее всего некачественно была промыта ПГС - вот и возникла глина.

F: В компании «К-ДОРСТРОЙ» знают о проблеме?

Ш.Х.: Да. Говорят, что будут по весне всё ремонтировать, делать заплатки. Но любая заплатка когда-нибудь начнет рваться. Лишние стыки на полосе – это лишние проблемы. Где-то подмерзнет вода - и швы начнут рваться.

Этот стык залили смолой.

F: Вы сообщили о ямах в Комитет гражданской авиации (КГА) Министерства по инвестициям и развитию?

Ф.С.: Из КГА приезжали, всё видели.

F: А авиакомпании?

Ф.С.: Был аудит из «Эйр Астаны», они тоже видели, пока летают.

Уже после беседы с сотрудниками аэропорта я открыл статью о бетоне в Википедии. Авторы, в частности, пишут: «На прочность бетона мелкие (глинистые) частицы влияют очень сильно. Даже незначительное их количество приводит к существенному снижению прочности бетона».

Авиаторы говорят: одно дело, если на ВПП Уральска глина в бетон попадает комками. В этих местах можно будет просто залатать. Гораздо большая проблема, если мельчайшие частицы глины растворились во всем бетоне, которым покрыта ВПП, – в таком случае прочность всего покрытия под большим вопросом.

А еще сотрудники аэропорта с ужасом ждут оттепели: тогда вся глина оттает - и станет понятно, что из себя представляет новая «взлётка» Уральска. Авиаторы не исключают, что аэропорт придется попросту закрыть, поскольку на компромиссы с безопасностью идти нельзя.

Кстати, 16 января 2015 в аэропорту Уральска инспектировал полосу заместитель председателя КГА Серик Мухтыбаев. После этого он бодро докладывал журналистам о том, что срок эксплуатации новой ВПП - 15 лет. А также рассказывал об успехах республиканской программы по модернизации и реконструкции аэропортов, по которой ремонт прошел в 14 из 18 крупных аэропортов страны…

"Эйр Астана" пока не боится летать в Уральск.

 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора сайта Forbes.kz

 

Статистика

12447
просмотров