Маленькая страна

Как Казахстан и Латвия стараются монетизировать общее прошлое

фото: Иван Варшавский

В Рижской мэрии надо проходить через металло­искатель, чего нет, например, ни в парламенте, ни в правительстве. Это потому, что любой гражданин или иностранец может зайти в офис столичных властей не только без документа, удостоверяющего личность, но и без объяснения цели визита. Зимой в просторный холл приходят греться бомжи. Некоторые рижане считают, что это чересчур, но так уж повелось. В приемной мэра живут два кота – взяты из приюта в качестве примера милосердного отношения к братьям меньшим. Коты ведут себя вежливо, часто выходят к посетителям, но без панибратства.

В другом конце Риги, в 16-этажном головном офисе Rietumu Bankа (активы – более 3 млрд евро, вторая позиция среди банков Латвии) все стены увешаны картинами, могущими сделать честь иным музеям (банк активно покупает их по всему миру, в том числе на аукционах Sotheby’s и Christie’s). И не обязательно быть клиентом, чтобы прий­ти на них посмотреть. Банкиры не озаботились хотя бы охранником на входе, но устроили на первом этаже выставочный зал современного искусства со свободным посещением.

Это к вопросу о том, насколько далеко за 23 года разошлись «15 рес­публик, 15 сестер» бывшей Страны Советов. При этом мало отличающиеся от прочих постсоветских мегаполисов силуэты рижских спальных районов с приземистыми коробками гаражей, звучащая повсюду русская речь и выщербленные тротуары вне туристского центра только подчеркивают эти отличия. Возможно, роковой в последние годы вопрос: «ЕС или ТС» – это действительно не столько политэкономический,  сколько цивилизационный выбор.

Возвращение без ностальгии

В Латвии, уже 10 лет входящей в Евросоюз, кстати, не ощущается намерения полностью отсечь себя от стран СНГ. Наоборот, и политики и бизнесмены часто говорят о том, что неплохо было бы конвертировать еще сохраняющуюся адаптированность к менталитету друг друга во взаимные экономические дивиденды. «К нам приезжал ваш президент, ваш «Казахстан Темир Жолы» имеет здесь представительство, мы единственные в Прибалтике играем с вами в хоккей («Динамо Рига» входит в КХЛ, как и астанинский «Барыс». – Прим. ред.), – аргументирует необходимость активизации бизнес-связей депутат сейма Андрей Клементьев. Заметив реакцию на последний аргумент, добавляет: – Не смейтесь, на игры в Ригу немало ваших болельщиков прилетает на частных самолетах, а в политике и бизнесе личные связи играют огромную роль».

По данным Посольства РК в Литве и Латвии, объем взаимной казахстанско-латвийской торговли вырос со $179 млн в 2006 году до $361 млн в 2013-м (латвийский импорт к нам за последние три года удвоился), а ведь между этими датами лежит глобальный кризис. Сумма, конечно, невелика, но, например, с партнером по ТС Арменией последние данные по товарообороту приводятся за 2011 год. Это, однако, не мешает нам иметь в Ереване отдельное посольство, а на Латвию и Литву – общее, с дислокацией в Вильнюсе. «Мы сейчас ведем переговоры об открытии посольства РК у нас. Это существенно: для нашего маленького региона посол – человек важный», – отмечает Клементьев.

Но самая большая проблема, по единодушному мнению бизнесменов и политиков, включая чрезвычайного и полномочного посла Бауржана Мухамеджанова – отсутствие прямого авиасообщения между Прибалтикой и Казахстаном. Раньше был рейс Рига – Алматы, но латвийская столица, по словам депутата, проиграла транзитную позицию между Казахстаном и Европой Киеву по цене, а потом «Эйр Астана» попала в «серый список» ЕС. Сегодня перелет в одну сторону занимает целый день, с пересадками. Между тем рейс Ташкент – Рига имеет почти 100%-ную загрузку: из Латвии узбекские самолеты летят в Америку.

«Мы говорим, что заинтересованы в бизнес-связях, но, если нет прямого рейса, никакая политика не поможет», – сетует Нил Ушаков, мэр Риги и глава партии «Центр Согласия», еще недавно имевший все шансы стать премьер-министром (помешала российско-украинская война, подорвавшая доверие латвийских политиков к партии, опирающейся на русскоязычное население).

Казахский Вентспилс

Гораздо лучше обстоят дела в наземном и морском транспортном сотрудничестве. Казахстан занимает четвертое место по объему грузов, перевозимых по латвийским железным дорогам, третье – по объему перевалки через порты. С 2003 года регулярные перевозки между двумя государствами осуществляет контейнерный поезд «Балтика-Транзит». В последние годы железнодорожные взаимоотношения укрепляются также поставками американских грузов через Латвию и Казахстан в Афганистан. Жаль, что обратно контейнеры следуют полупустыми, сетует Клементьев. «Их можно было бы заполнить китайским товаром для Европы, – считает он, – например, через ваш Хоргос, а отсюда на Запад отправлять морем».

Именно в Латвии у Казахстана есть единственный собственный порт в Евросоюзе. Это Вентспилский зерновой терминал со 100%-ным участием «АПК Инвест» (контролируется №34 рейтинга самых богатых бизнесменов Forbes Kazakhstan Нурланом Тлеубаевым). Примечательно, что Вентспилский порт строили в начале прошлого века именно под зерно – тогда Россия, боровшаяся за зерновой рынок Европы, искала способ уйти от платежа за железнодорожный транзит через Пруссию. Это самый глубоководный порт в Прибалтике, единственный, способный принимать суда водоизмещением 75 тыс. тонн.

Впрочем, значение Вентспилса для экспорта казахстанского зерна в последние годы снизилось: больше уходит через Азов, где у «АПК Инвест» тоже появился свой терминал. Поэтому теперь порт работает в основном с местными грузами. Пока это не дает полную загрузку. Транзитный бизнес очень зависим от политических рисков, отмечает директор Вентспилского зернового терминала Владислав Шафранский. «Например, ситуация с Евросоюзом и Россией не может не оказывать негативного влияния на транзит, – говорит он. – Зерно не пострадало, но в целом все очень нестабильно – стоит переоформить накладные, и груз пойдет в другом направлении, такие вещи, когда хочется кому-то испортить жизнь, включаются первыми».

Высокие отношения

Впрочем, Вентспилс, в который казахстанский бизнес инвестировал десятки миллионов евро, – скорее исключение, чем правило. Больше крупных инвесторов из Казахстана в Латвии нет (не говоря уже об ответных инвестициях латышей в нашу страну). При этом между государствами «идеальные», по словам Мухамеджанова, политические отношения: «У нас традиционно нет никаких нерешенных вопросов, мы поддерживаем Латвию во всех ее международных инициативах, она нас – в реализации программы «Путь в Европу», по Соглашению о сотрудничестве и партнерстве, Соглашению об упрощенном порядке взаимных поездок граждан РК и ЕС, Стратегии взаимодействия ЕС со странами Центральной Азии, где Казахстан рассматривается как основной внешнеполитический парт­нер в регионе». 

«Мы для вас слишком маленький рынок. Ваш бизнес любит получать отдачу быстро, а у нас таких секторов практически нет. Мы гарантируем лишь качественное выполнение обязательств со своей стороны», – говорит Клементьев, убежденный сторонник «восточного вектора». «Казахстанские бизнесмены ориентированы на быструю прибыль, а у нас все отрасли требуют кропотливой работы», – вторит ему политический противник, член правоконсервативного «Единства», министр экономики Вячеслав Домбровский. 

Латвия – маленькая страна, а ее бизнес вынужден конкурировать с компаниями «старой» Европы. Но при этом она после кризиса растет удивительными для Европы темпами – 4,2% в прошлом году. Казахстанцы предпочитают инвестировать в недвижимость, деля четвертое место с узбеками (после россиян, украинцев и китайцев) по участию в программе, предоставляющей ВНЖ в обмен на инвестиции (крупный депозит, покупка жилья определенной стоимости или открытие бизнеса дают право жить и работать в Латвии плюс перемещаться по ЕС без шенгенской визы). С 1 сентября условия ужесточились, а минимальный порог повысился, но появилась новая «опция» – можно просто купить беспроцентные государственные бумаги на 250 тыс. евро. Говорят, в связи с этим на латвийский рынок приходят некие казахстанские девелоперы – возводить жилье и коммерческую недвижимость для новых переселенцев.

Оценка кредиторов

«Кредитная история» у казахстанского бизнеса в глазах местных банкиров очень даже неплохая. Rietumu Banka имеет офис в Алматы уже много лет. «В нашем внутреннем рейтинге стран СНГ по добропорядочности казахи идут вторыми после белорусов», – полушутливо замечает старший вице-президент Rietumu по вопросам кредитования Ренат Локомет. «Вы одни из любимых клиентов, – соглашается с ним другой старший вице-президент Илья Сухаренко. – Есть некоторые ментальные особенности – вы долго присматриваетесь, период притирки может занять года два, но потом быстро принимаете решения, четко знаете, чего хотите, и имеете высокую культуру общения».

Латвии удалось стать финансовым хабом для СНГ, удачно использовав свое географическое положение «передней Европы». Поэтому при одинаковом количестве населения в Эстонии – пять банков, в Литве – восемь, а в Латвии – 30. Казахстан тоже ведет часть своих финансовых дел с Европой через Латвию. «У вас есть желание не класть все яйца в одну корзину. Понятно, что норма прибыли в Казахстане гораздо выше, чем в ЕС, но безопасность и спокойствие здесь на другом уровне. Судя по финансовым потокам, 70% казахстанских инвестиций такого рода идут в Европу, 15% – в Америку, остальное – Азия и Ближний Восток», – говорит Сухаренко.

К слову, он высоко оценивает экономическую политику казахстанских властей. «У нас бизнес развивается так, как у него получается, а у вас есть четкая стратегия государства, определены приоритеты. Существуют разные мнения о преимуществах той или иной модели, но, на мой взгляд, вопрос в том, насколько она проработана и качественно ли реализуется, – считает Сухаренко. – Для нас, как международного банка, важна стабильность регулирования – она у вас достаточна. Ваши суды работают приемлемо – можно нанять юридическую контору и не быстро, но получить более или менее объективное решение. В этом смысле Казахстан выгодно отличается от России и Украины».

Одной из специализаций Rietumu Bankа является торговое финансирование. «Мы пытаемся покрыть всю цепочку, которая начинается в Казахстане и через Россию, затем через нас идет в Западную Европу или Латинскую Америку. Сотрудничаем по углю, зерну, растительному маслу, сжиженному газу. Плюс импорт к вам – продуктовая линейка, промышленные товары. Активно работаем с вашими частными перевозчиками», – говорит Локомет.

Банк кредитует бизнес и в самом Казахстане. «Мы бы оценили казахские риски в 8–9%, но это должны быть понятные проекты», – отвечает на вопрос о ставках Сухаренко.

Впрочем, сейчас иностранные банки несколько опасаются идти в Казахстан: планы роста поломала февральская девальвация тенге. Теперь, на фоне снижения курса рубля, ожидается дальнейшая корректировка валют СНГ. С другой стороны, как всегда во времена кризисов,возникают и новые возможности.

Точки роста

Еще одна сфера, где сотрудничество могло бы быть взаимовыгодным, – образование. «Вашим студентам легче учиться в Латвии, чем в Западной Европе, здесь они не чувствуют себя чужими, – говорит Клементьев. – Кроме того, у нас больше индивидуального подхода, чем, скажем, в Польше. Университеты хорошие, но остро не хватает студентов – латвийская молодежь уезжает на Запад». Мухамеджанов тоже высоко оценивает качество обучения в балтийских вузах: «По госзаказу мы уже получили здесь около 70 дипломов. В знаменитом Рижском авиационном институте готовят летчиков и техников для Казахстана, «Казэронавигация» ежегодно отправляет 15-20 студентов. В Прибалтике редкое соотношение цены и качества». Восхищает посла и местный подход к обучению. Так, в литовском Каунасском технологическом университете целые корпуса отведены под студенческие стартапы, в них финансово задействован МСБ.

Недавно при содействии посольства состоялся визит в Астану мэра Риги в сопровождении более чем 40 бизнесменов (говорят, практически все они нашли себе потенциальных партнеров в Казахстане). Мухамеджанов, помимо логистики, считает очень перспективным сотрудничество в перерабатывающей промышленности: «Мясные, молочные продукты у них очень высокого качества и привлекательны по цене». Сейчас в Казахстане около 60 СП с латвийским участием, в основном торговые и финансово-консалтинговые компании. Значительной частью латвийского экспорта являются лекарства, и рижские фармацевтические компании «Олайнфарм» и «Гриндекс» имеют филиалы в Казахстане.

В последнее время граждане Латвии едут в Казахстан и работать – строители, рестораторы, финансисты, инженеры, специалисты в области судоходства. «Часто в Казахстан едут также бизнесмены, эксперты, консультанты. Латвия прошла долгий процесс адаптации к стандартам ЕС, поэтому их опыт ценен для нас», – резюмирует Мухамеджанов. 

Связать Латвию с Казахстаном может и Китай. Глава «КТЖ» Аскар Мамин не так давно посетил Вентспилс – идея возрождения Шелкового пути будоражит умы наших логистов. В то же время Латвия выходит на Китай со свой молочной продукцией – по словам Клементьева, уже получено разрешение фитосанитарных органов Поднебесной. На фоне российских санкций против продуктов из ЕС решение китайских регуляторов пришлось как нельзя кстати. Министерство экономики Латвии выделило дополнительно 5 млн евро на программу поиска новых рынков. Для каждой отрасли, подпавшей под российские санкции, предполагается найти три целевых рынка. «Ориентируемся на Китай и Беларусь, третьей страной, возможно, будет Казахстан», – заявляет Домбровский.

Особенно интересен нам может быть опыт прибалтийских республик именно теперь, когда пошли вниз цены на нефть. В лишенной сырья (кроме разве леса) Латвии ВВП на душу населения выше казахстанского – $15 тыс. против $13 тыс. Все три прибалтийские страны выше нас в рейтинге конкурентоспособности, а вхождение в ОЭСЭР Эстонии ожидается уже к 2020 году. Казахстан, как известно, поставил себе эту цель к 2050 году.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4997 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 января родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить