Кто стоит за переделом транзита грузов из КНР на $1,2 млрд

В этом вопросе пытался разобраться заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan Александр Воротилов, побывав на границе Казахстана с Китаем

Одна из лавок на Хоргосе.
Фото: Александр Воротилов
Одна из лавок на Хоргосе.

«АО «Международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос» (МЦПС) приглашает всех заинтересованных отечественных и иностранных компаний принять участие в реализации уникального проекта и занять свою нишу на «приграничном анклаве», – говорится в обращении к инвесторам, размещенном на официальном сайте МЦПС (стилистика сохранена).

Как недавно выяснилось, свою нишу можно было занять за неофициальное вознаграждение официальным лицам. В начале сентября нынешнего года Национальным бюро по противодействию коррупции (ныне Агентство) при получении взятки в размере $1 млн наличными с поличным был задержан президент МЦПС Василий Ни.

«Следствием установлено, что президент Международного центра приграничного сотрудничества Хоргос Ни В. путем вымогательства, через своего подчиненного руководителя отдела по работе с инвесторами Сайдуллаеву М., получил взятку в сумме $1 млн от представителя ТОО «Хоргос Тюльпан» за положительное решение результатов инвестиционного тендера, а именно за признание победителем данного ТОО по строительству гостиничного комплекса 5-го класса на территории международного центра. В настоящее время Ни В. задержан на основании ст. 128 УПК РК. Проводится досудебное расследование», – говорилось в официальном сообщении ведомства. В настоящее время Ни арестован на 2 месяца, до начала ноября.

О каком «гостиничном комплексе 5-го класса» идет речь, до конца не ясно, вероятно, следователи имели в виду пятизвездочную семиэтажную гостиницу на 180 номеров, которая значится в генеральном плане застройки МЦПС.

В протоколе заседания инвестиционного комитета МЦПС №9 говорится, что на строительство гостиницы было подано две заявки: от ТОО «Тюльпан Хоргос», а также от консорциума ТОО «Star Way KZ» и хоргосской торговой компании JiaHe. По результатам рассмотрения заявок инвестором признан ТОО «Тюльпан Хоргос», а заявка консорциума была отклонена. Сложно оценить точную стоимость строительства гостиницы, однако, судя по косвенным данным, речь может идти о десятках миллиардов тенге. Всего на плане 39 разных объектов – от города ремесленников и казахстанско-китайского университета до торгово-развлекательных центров и жилых комплексов. Общая стоимость проектирования и строительства МЦПС – около 400 млрд тенге. Тендер был проведен 2 сентября, а уже 5 сентября Василий Ни был задержан.

Многоликий Хоргос

Хоргос слишком часто мелькал в криминальных новостях с хештегом #коррупция, поэтому тут нужно пояснить, что на самом деле МЦПС и Специальная экономическая зона «Хоргос – Восточные ворота» (СЭЗ) – это две разные зоны. Хотя оба объекта управляются Казахстанскими железными дорогами.

СЭЗ «Хоргос — Восточные ворота» – это транспортно-логистический и индустриальный центр на границе с Китаем, который сейчас активно застраивается. СЭЗ функционирует в связке со станцией Алтынколь и автомагистралью Западная Европа – Западный Китай.

МЦПС «Хоргос» состоит из казахстанской и китайской частей, расположенных на приграничных сопредельных территориях двух государств. Общая площадь объекта: 560 га, казахстанская и китайская части соединены «специальным переходом», проходящим через государственную границу. В пределах территории МЦПС товары и транспортные средства перемещаются свободно, без необходимости оформления виз.

Строительство объектов МЦПС ведется инвесторами, а возведение инфраструктуры финансирует государство, как уже отмечалось, стоимость проекта – почти 400 млрд тенге.

«На 1 тенге средств из республиканского бюджета планируется привлечь около 4,2 тенге частных инвестиций, – говорится на сайте МЦПС. – Для привлечения отечественного и иностранного капитала в центре будет создан благоприятный, выгодный инвестиционный климат и особый правовой режим».

Планируется, что начало полномасштабного функционирования центра начнется в 2018 году.

Отличная теория

Китай и Казахстан начали обсуждать проект создания МЦПС еще 14 лет назад. Первые лица государств не скрывали оптимизма касательно будущего перехода, который удачно расположился в транспортном коридоре Китай – Европа.

- Китай - наш большой торговый партнер. Объемы торговли составляют $25 млрд, – сказал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в 2012. – Уже одна станция не успевает справляться. С председателем Китая Ху Цзиньтао еще в 2002 году мы впервые начали этот разговор. Здесь появился еще один переход. Теперь самое главное, чтобы они начинали принимать поезда наши, и тогда здесь жизнь пойдет совсем другая. Грузопоток увеличится, от нас и оттуда грузы пойдут. Все ждут, вся Центральная Азия, Россия ждет. Увеличить до 50 миллионов тонн переход грузов.

С тех пор МЦПС активно продвигается в странах ближнего и дальнего зарубежья – разыскиваются инвесторы и компании, которые создадут свои представительства или займутся строительством объектов центра. Для последних создали и 5 апреля 2016 утвердили «Правила определения компаний-инвесторов для застройки объектов на территории МЦПС». Занимательная статистика: в правилах есть главы: «МЦПС обязан» - 7 пунктов; «Инвестор имеет право» - 10 пунктов; «Инвестор обязан» - 35 пунктов.

Несмотря на жесткие требования к инвесторам, интерес к МЦПС со стороны иностранного капитала и иностранных государственных миссий весьма высок.

Например, Агентство США по международному развитию (USAID) провело в начале сентября в Алматы VI Центрально-Азиатский торговый форум, на котором власть и бизнес Центральной Азии, Афганистана, Пакистана искали различные варианты экономической интеграции через торговлю.

После форума участники мероприятия на специальном поезде выехали на МЦПС, где должны были изучить условия привлечения инвестиций, налогообложения, механизмов ГЧП, тарифы, льготы и многое другое. Бизнесмены из Центральной Азии, Афганистана, Пакистана знакомились и прямо в поезде обсуждали варианты сотрудничества в области транспорта и логистики. Иногда знакомства заканчивались глубоко за полночь в вагоне-ресторане, под нестройное пение на казахском языке вперемешку с фарси.

Инициатива, которая родилась на высшем государственном уровне, нашла позитивный отклик у бизнеса. Forbes.kz побеседовал с некоторыми бизнесменами, которые планируют поставки афганских гранатов и изюма в Центральную Азию и дальше в Россию и Европу.

Были на МЦПС и крупные европейские игроки, которые с уверенностью заявили о своем интересе к центру.

- Развитие сотрудничества с нашими китайскими партнерами является одним из ключевых направлений работы нашего офиса, – пояснила Forbes.kz руководитель казахстанского филиала международной транспортно-экспедиторской компании  C. Spaarmann International GmbH Айнур Абдина. – C.Spaarmann располагает офисами по всей протяженности «Шелкового Пути». Наши офисы в Германии (Дуисбург, Гамбург, Форст) могут как отправлять, так и получать грузы из Китая с полной таможенной очисткой. Офисы в Польше, Чехии, Украине, России, Азербайджане также заинтересованы в развитии данного направления. Логичным продолжением выстраивания «шелкового пути Spaarmann» наряду с существующими офисами в Астане и Алматы является филиал на приграничной зоне Хоргос, который станет поддержкой наших клиентов как в плане логистики, так и в плане таможенного оформления для грузов, следующих в ЕАЭС.

Удар в спину

Так получилось, что поездка на поезде делегации численностью 150 человек на Хоргос совпала с задержанием Василия Ни (говорят, его связывали неформальные рабочие отношения с руководителем алматинского департамента одного влиятельного ведомства). Праздник международного торгового диалога был подпорчен, ощущалась легкая растерянность всех участников и организаторов. К тому же, сам МЦПС словно вымер – на улицах практически не было посетителей, в торговых центрах суетились редкие продавцы, основная часть магазинов была закрыта.

По версии, которая была озвучена участникам, на электросетях МЦПС велись работы, поэтому никого, кроме путешественников из «инвестиционного» поезда, не пускали из Казахстана на территорию центра (хотя китайские бизнесмены изредка сновали по улицам центра). На сайте МЦПС было опубликовано объявление о том, что Хоргос будет закрыт 9 сентября, без объяснения причин.

- Им проще закрыть казахстанскую границу, чтобы вы не видели, какие тут очереди. Бывает, что 15-30 автобусов стоит, при этом работает всего несколько кабинок на пропуск из Казахстана на МЦПС, - рассказал свою версию на условиях анонимности казахстанский бизнесмен, работающий на Хоргосе. – Из КНР в Казахстан я прохожу за 10 минут, а обратно, бывает, 1,5-3 часа. Сколько раз я слышал, что новые предприниматели, впервые приехавшие сюда, говорят, что больше не вернутся. Чиновники создают напряжение, которое потом сами героически разряжают по неофициальному ценнику.

Предприниматель утверждает, что за $10 можно без проблем в ускоренном режиме провести большую китайскую сумку челнока, которую в народе называют «мечтой оккупанта» - то есть получается «пошлина» в размере около 300 тенге за килограмм товара без всякого досмотра. Можно и дешевле, были бы связи. Неофициальный тариф подтвердили Forbes.kz еще два бизнесмена, занимающихся перевозками из КНР, пожелавшие остаться неназванными.

- Челноки, которые таким образом возят товары, ломают рынок. Это уже мелкие товарные партии, которые не проходят таможенную очистку, соответственно, их стоимость на казахстанской стороне ниже, чем у поставщиков, которые официально платят все обязательные платежи, - сетует четвертый бизнесмен, с которым удалось поговорить Forbes.kz на Хоргосе. – Рынок не поддается анализу, а такая контрабанда убивает добросовестный бизнес.

Позитив на Хоргосе излучали только китайцы. Представительница мэрии китайского города Хоргос, контрастируя своей веселостью с общим унылым фоном, в нескольких предложениях выразила уверенность, что все будет хорошо: большие перспективы, рабочие места, выгода для всех.

Привет, сосед!

Несколько лет назад Казахстан и впрямь стал стремительно превращаться в мощный транзитный хаб. После предыдущего «хоргосского дела казахстанская граница на пару лет стала образцом ведения бизнеса: росли налоги, таможенные сборы, трудились уполномоченные экономические операторы (УЭО).

Пять лет назад в Казахстане была вскрыта нелегальная схема работы ряда таможенников, силовиков и других лиц, которая потом вылилась в «хоргосское дело». Организаторы и руководители преступного сообщества получили суровые сроки с конфискацией имущества – от 17 до 13 лет. Таможенники и сотрудники госбезопасности сели за организацию каналов контрабанды через посты «Хоргос», «Калжат» и «Достык». Всего в процессе значилось 45 обвиняемых, 19 человек были объявлены в розыск, привлечены более 600 свидетелей. История закончилась летом 2014, когда были рассмотрены апелляции подсудимых, при этом сроки в большинстве своем остались без изменений.

Счастье было не только для УЭО, но и для бюджета. Согласно данным, которые предоставил нам Комитет государственных доходов Минфина РК, в 2010 в бюджет было взыскано таможенных платежей и налогов с товаров, ввозимых автотранспортом только с территории Китая, на сумму 27,46 млрд тенге. После введения института УЭО эта цифра выросла в разы: в 2012 – до 71,2 млрд тенге, в 2013 – 101,8 млрд тенге, в 2014 – 103,85 млрд тенге. Однако в 2015 произошло значительное падение – до 72,9 млрд тенге.

Подобные истории вынудили импортеров, перевозящих груз автомобильным транспортом, уйти в Киргизию (рынки «Дордой», «Мадина» и другие). Сосед Казахстана тоже вошел в ЕАЭС и теперь имеет свой упрощенный коридор ввоза товаров из Китая и Турции. По сути, между Казахстаном и Киргизией идет конкуренция за трафик, так как пошлины и налоги оседают в национальных бюджетах.

Год назад министр финансов Кыргызской Республики Адылбек Касымалиев заявил: «В этом году границы ЕАЭС были открыты, мы очень ждали этого. В этом году у нас в бюджете дополнительно предусмотрено поступление таможенных пошлин в размере около 1,5 млрд сомов».

Получается, что из Китая выгодно возить товар и растаможивать его в Киргизии, а Казахстану достаются лишь небольшие транзитные сборы. Как рассказывают казахстанские и киргизские бизнесмены, которые занимаются перевозкой товаров из КНР в КР, некоторым казахстанским функционерам не нравится существующее положение дел, и они намерено «душат» киргизский транзит.

В распоряжении Forbes.kz есть любопытный документ за подписью заместителя председателя Комитета госдоходов Министерства финансов РК Госмана Амрина. По свидетельствам транзитчиков, этот документ используется на границе КНР-Казахстан для того, чтобы с пристрастием досматривать автомобили с грузом. Судя по всему, это внутриведомственное письмо, которое было направлено сотрудникам ДГД.

В этом документе говорится, что «проведенный комитетом мониторинг товаров, следующих из КНР в Кыргызскую Республику через территорию Казахстана, в соответствии с таможенной процедурой таможенного транзита показал резкое увеличение объема перевозок в первом полугодии 2016 года по сравнению с аналогичным периодом 2015 года».

В письме уточняется, что основное увеличение транзитных перевозок приходится на автомобильный транспорт. «Если в первом полугодии 2015 объем транзитных грузов из КНР в Кыргызскую республику составил 780 тонн, то в первом полугодии 2016 — 40,5 тыс. тонн. Таким образом, транзит товаров из КНР в Кыргызскую республику автомобильным транспортом увеличился в 52 раза. Сложившаяся ситуация носит в себе явные признаки организации крупного канала контрабанды», - делается неожиданный вывод в письме.

Получается, если канал поставки показывает стремительный рост объемов, то априори он не может быть легальным. Такой вывод, видимо, сделали чиновники и, игнорировав нормативы ЕАЭС (куда входит и Киргизия), придумали фишку, которая позволила им сначала пощупать, а впоследствии и взять за горло весь транзитный поток автотранспорта из КНР в КР. Делать таможенную очистку товара в Казахстане невыгодно. К примеру, фактические затраты на очистку 20-тонного грузовика с персиками в Казахстане составляют около $5 тыс. В Киргизии эта сумма гораздо меньше — всего около $2,2 тыс. Поэтому весь поток ушел из Казахстана в Киргизию, отсюда и стремительный рост объемов, который чиновники воспринимают за контрабанду.

«...Необходимо на КПП «Жаркент» и «Калжат» т/п «Алтынколь» ДГД по Алматинской области в качестве меры обеспечения неукоснительно применять таможенное сопровождение товаров и транспортных средств с установлением маршрута, проставлением отметок и проведения полного таможенного (досмотра) с применением видео- и фотофиксации. (…) В случае выявления нарушений таможенного законодательства при таможенном досмотре принимать соответствующие меры. В случае отсутствия нарушений осуществлять дальнейшее транзитное перемещение данных товаров под таможенным сопровождением по таможенной процедуре таможенного транзита с передачей таможенного сопровождения товаров и транспортных средств должностным лицам таможенных органов Кыргызской Республики...», - отмечается в письме.

Чиновники с душой взялись за исполнение этого письма. Машины, следующие из КНР в Киргизию, начали тормозить и держать по несколько дней на таможенных постах.

- Они ищут у нас нарушения, хотя не имеют на это права, мы же едем транзитом в Киргизию, и растаможиваться будем там! В Киргизии нас и должны досматривать, - объясняет предприниматель, который возит из Китая товары народного потребления (ТНП). - Конечно, мы терпим убытки. Но настоящая безнадежная ситуация сложилась у тех, кто возит фрукты и овощи из Китая — это же скоропортящийся товар! Мы знаем ситуацию, когда были задержаны несколько машин с персиками, апельсинами, яблоками. Их продержали на посту «Алмалы» несколько дней, и груз пропал.

Что происходит? Некоторые чиновники решили направить транзитные потоки не по Алматинской области, а завести их в Алматы.

Forbes.kz получил письмо предпринимателя, который занимается перевозкой скоропортящегося товара из Китая. Его остановили на Хоргосе для проверки. В письме говорится: «… Когда начали выяснять причину (остановки груза. — F), то таможенники поста «Хоргос» объяснили, что мой груз будет теперь оформляться транзитом в город Алматы и будет проходить осмотр (досмотр) на таможенном посту «Алмалы». И, опять же, оформляться транзитом Алматы — Бишкек. (…) Когда я обратился устно к отделу досмотра, чтобы как можно скорее правильно оформить мой груз, меня отправили в департамент ДГД и таможенный отдел. И в дальнейшем эти названные органы просто напросто говорили: «ждите, мы решаем». В итоге груз предпринимателя, стоимость которого составляла $40 тыс., испортился.

Forbes.kz направил письмо руководителю ДГД по городу Алматы Марату Султангазиеву с намерением выяснить, для чего транзитный поток КНР — КР переводится из области в город. Ответа редакция пока не получила.

Некоторые киргизские предприниматели вспоминают речь Нурсултана Назарбаева на церемонии открытия таможенной границы между Казахстаном и Киргизией летом прошлого года: «Казахстанско-кыргызские отношения всегда находятся на высоком уровне, и вступление Кыргызстана в ЕАЭС создает условия для дальнейшей активизации товарооборота, который уже превышает $1 млрд. Открытие таможенной границы позитивно скажется на двусторонних экономических отношениях, открыв новые возможности для бизнеса».

Цена вопроса

Всего из Китая в Киргизию возили скоропортящийся груз пять перевозчиков. Примерный месячный товарооборот только по этой одной позиции — «скоропорт» — оценивается экспертами в $30 млн. Минимум столько же, а, может быть, и больше приходится на месячный оборот ТНП. То есть, вместе с другими позициями, речь идет о товарном потоке с месячным оборотом около $100 млн, или примерно $1,2 млрд в год. Это простая калькуляция, которая проведена на основе данных пятерых разных собеседников Forbes.kz из отрасли. Сейчас все компании прекратили поставки и изучают варианты того, как им работать дальше.

Вариантов, на самом деле, мало, но, по мнению игроков рынка, они будут действенны.

- Сейчас мы рассматриваем вариант регистрации в России компаний, которые будут возить из Китая в Москву грузы — овощи и фрукты, - делится планами один предприниматель, пожелавший остаться неназванным. - Я почти уверен, что нас не будут тормозить в Казахстане, если мы повезем российский груз.

Если транзит из Китая пойдет сразу на Москву, без растаможки в Казахстане и Киргизии, то можно предположить, что объемы таможенных сборов и прочих платежей резко сократятся. Есть предположение самих же предпринимателей, что заинтересованные лица хотят «задушить» китайский поток в Киргизию, чтобы дать работу отдельным казахстанским компаниям. Однако казахстанская сторона не учитывает, что Россия и так пристально следит за ростом товарооборота Китая с Европой, и не намерена упускать здесь свою выгоду. В октябре нынешнего года Высший Евразийский экономический совет планирует в Минске согласовать транспортную политику в ЕАЭС. А судя по тому, что казахстанские чиновники собственноручно душат китайский транзит, Казахстан и, благодаря ему, Киргизия могут окончательно проиграть в борьбе за многомиллиардные транзитные потоки, которые в разы растут из года в год.

Forbes.kz следит за развитием событий.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторах

Александр Воротилов, заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

Айдын Шагиев

 

Статистика

13766
просмотров
 
 
Загрузка...