Когда Россия уйдет

Сможет ли Казахстан сохранить космодром Байконур

NASA/Bill Ingalls

Попал молодой человек в армию и на вопрос сержанта, чем новобранец занимался до призыва, отвечает, что собирал булькало. Командиры заставили солдата сделать это мистическое булькало. Боец запросил полтонны золота и столько же платины, алмазов и через неделю выдал шар с дырами по бокам. При запуске булькала в озеро он начал погружаться в воду и издавать звуки «буль, буль, буль». Это анекдот. Нечто схожее с этим анекдотом происходит в космической отрасли России – миллиарды красиво уходят на создание наземной и подводной группировок спутников различного назначения.

Последнее крушение ракеты-носителя «Протон-М» с тремя спутниками «Глонасс-М» 2 июля нынешнего года основательно подорвало авторитет России как космической державы. За последние годы было столько «нештатных ситуаций», что, кажется, это стало обычным делом. Даже диктор российского телевидения, которое вело прямую трансляцию запуска ракеты с Байконура, как-то обыденно (чуть ли не зевая) сообщил: «Видимо, что-то пошло не так». Стартовав, ракета метнулась вверх, немного покрутилась в воздухе и феерично рухнула на землю спустя полминуты.

По данным РГП «НИЦ «Ғарыш-Экология», ракета-носитель, нагруженная спутниками, основательно приложилась о землю, оставив воронку 40 на 25 метров и глубиной 5 метров, при этом выгорело почти 

5 га травы. Фрагменты ракеты разлетелись в разные стороны на площади 140 га.

Сразу после крушения официальные власти стали путаться в показаниях о том, сколько тонн ядовитого топлива вылилось на землю – от нескольких десятков до нескольких сотен тонн гептила и амила. Более того, глава национального космического агентства Казахстана «Казкосмос» Талгат Мусабаев заявил: «По-правовому это не является аварией, так как ракета упала на территории, арендуемой Россией по соглашению Казахстана и России. Части ракеты упали между 81-й и 200-й площадками Байконура. Это внутреннее дело «Роскосмоса». В свою очередь российское агентство особо не вдавалось в подробности аварии, сообщив о самом крушении и о его причинах.

Тем не менее власти Казахстана и России, а также профильные агентства создали как внутренние комиссии, так и совместные. Попутно специальными силами была проведена детоксикация более 10 тыс. кв. м почвы раствором и собраны фрагменты ракеты. Об этом сообщили в РГП «НИЦ «Ғарыш-Экология». В настоящее время работы завершены, подсчитывается ущерб, который придется выплатить россиянам.

По данным «Роскосмоса», авария ракеты произошла из-за нарушения технологии установки трех датчиков угловых скоростей (ДУС) по каналу рыскания на РН «Протон-М» во ФГУП «ГКНПЦ им. М.В. Хруничева». В «Роскосмосе» отметили, что «применяемые способы и методы контроля в ходе наземной подготовки и испытаний по действующей конструкторской, технологической и эксплуатационной документации не позволяют выявить неправильную установку ДУС на РН; дефект проявился в полете, имеет производственный характер». Другими словами, три из шести ДУС были установлены вверх ногами.

NASA

Комиссия «Роскосмоса» нашла крайних на ФГУП «ГКНПЦ им. М.В. Хруничева», кто собирал и крепил эти датчики. При этом одного сборщика не смогли найти, есть подозрение, что он скрылся от следователей. Впрочем, на заводе эту информацию опровергают.

Ключ на старт

Какая сторона больше всех пострадала в этой истории, пока неясно. Но россияне попали на серьезные деньги. В целом фейерверк с участием «Протона» и трех спутников обошелся российской стороне примерно в $133 млн. Помимо этого, сам пуск был застрахован на $200 млн. В итоге получается, что более трети миллиарда долларов исчезла чуть более чем за полминуты в казахстанских степях.

Стоит отметить, что в нынешнем году российская сторона намерена произвести около 30 запусков с космодрома Байконур, что без учета страховки можно примерно конвертировать в более чем $6 млрд. При условии, что один запуск ракеты-носителя с полезным грузом обходится в $110–200 млн.

Однако названные цифры – это лишь стоимость самих запусков. Помимо этого, Россия ежегодно платит за аренду космодрома немалые деньги и вкладывается в поддержание инфраструктуры самих стартовых площадок и города Байконура. По основным платежам за год получается следующий расчет. Аренда космодрома обходится России в $115 млн за год; безвозмездные дотации городу Байконыру из бюджета РФ – $38,7 млн; содержание инфраструктуры и реконструкция объектов Байконура – $33,3 млн; средства ФГУП «Центр эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры» в объекты Байконура – $83,2 млн; субвенции из бюджета РФ на занятость населения города Байконыра – $602,1 тыс.; государственные пособия военным, имеющим детей, из бюджета РФ – $4,97 млн. В итоге получается более $275 млн за год.

В свою очередь казахстанская сторона тратит на космодром Байконур менее $2 млн в год. В эту сумму входят средства для Минфина РК на учет имущества космодрома – 24,6 млн тенге. «Казкосмос» получает около 170,5 млн тенге на организацию утилизации, рекультивации и ремонта объектов комплекса Байконур, не входящих в состав арендуемых Российской Федерацией. Кроме этого, «Казкосмос» получает более 100,8 млн тенге на обеспечение сохранности объектов комплекса Байконур, не вошедших в состав аренды Российской Федерации и исключенных из него.

После падения «Протона» спектр высказываний общественных организаций и отдельных деятелей разошелся от «повысить аренду» до «выгнать Россию с Байконура».

Российская сторона в ответ заявила, что если нынешних арендаторов попросят с космодрома, то они уйдут на строящийся космодром Восточный, но и не оставят никаких технологий Казахстану. Возникает резонный вопрос, а сможет ли Казахстан содержать такой дорогостоящий комплекс и как он будет развивать свою космическую программу?

В частности, генеральный директор ФГУП «Центр эксплуатации наземной космической инфраструктуры» (ЦЭНКИ) Александр Фадеев пояснил: «Мы с Байконура уходить не хотели бы. Географическое расположение этого космодрома лучше, чем имеющийся в нашем распоряжении Плесецк, и даже немного лучше, чем наш перспективный космодром Восточный. На Байконуре у нас пять работающих стартовых площадок. Еще не скоро у нас на Восточном будет столько же построено. А чем больше площадок на космодроме, тем ниже затраты на единицу инфраструктуры, тем дешевле операции по запуску. Казахстан хочет стать космической державой, и мы готовы этому стремлению способствовать всецело. Но есть некоторые темы, в которые мы при всем желании не можем их посвятить. Например, это те, которые связаны с передачей ракетных технологий третьим странам и подпадают под действие международных соглашений. Этот процесс непростой и не очень быстрый».

В свою очередь казахстанская сторона тратит на космодром Байконур менее $2 млн в год

«Если гипотетически представить, что Российская Федерация покинет Байконур, к плюсам можно отнести улучшение экологической ситуации в тех районах Казахстана, где постоянно происходит падение космических обломков и разлив ядовитого гептила, являющегося частью космического топлива. Из-за этого между Россией и Казахстаном уже были трения, – говорит директор «Группы оценки рисков» кандидат политических наук Досым Сатпаев. – Что касается минусов, то если космодром полностью перейдет Казахстану, для нашей страны это будет слишком дорогим удовольствием. Мы не сможет самостоятельно содержать и развивать космическую инфраструктуру. Более реальный сценарий – привлечение к сотрудничеству других стран. Тем более что под боком у Казахстана в ближайшее десятилетие, судя по всему, будет разворачиваться новая космическая гонка с участием России и Китая. Заместитель национального космического ведомства КНР Чжан Цзянь Хен не без гордости заявил о том, что в прошлом году Китай обогнал США по запуску ракет и наступает на пятки России, которая в последнее время явно снизила качество космических запусков. Есть также Индия и даже Украина, которая уже предлагала Казахстану сотрудничество в этой сфере». 

По мнению Сатпаева, жесткий прагматизм и реализм говорят о том, что мало кто будет делиться с Казахстаном опытом и новейшими технологиями. «Мы интересны для многих стран, в том числе для соседей, как пусковая площадка для чужих ракет, которые к тому же продолжают загрязнять территорию республики токсичным топливом. А космическая сфера требует не только денег, она требует опыта и кадров, чего у нас нет, несмотря на то что обучение наших будущих специалистов в сфере космических технологий якобы осуществлялось в российских учебных заведениях», – продолжил он. 

Есть и другие мнения. «Важность вопроса состоит в том, что ракета-носитель «Протон», несмотря на давность проекта и опасность гептила для окружающей среды, является настоящим локомотивом сегодняшней космической отрасли России, – пояснил политолог Эдуард Полетаев. – Отправкой космонавтов на орбиту сегодня никого уже не удивить, а «Протон» приносит деньги благодаря коммерческим запускам, причем нередко оплачивает их такая продвинутая в космическом отношении держава, как США. Существует также годовой план запусков, ранее достигнутые договоренности – все это необходимо выполнить. К осени спецкомиссия разберется окончательно с аварией, виновные будут наказаны и запуски возобновятся. Правда, вероятна новая волна критики, которая будут исходить от некоторых казахстанских общественников». 

Полетаев также отметил, что «разбор полетов», увеличение финансирования и ужесточение контроля принципиально не решат основных проблем российской космической отрасли, которые уже являются системными и выходят за ее рамки. Это среди прочего низкий кадровый потенциал, отсутствие новых прорывных технологических решений. А в условиях снижения роста ВВП говорить о перспективах скорого ввода Восточного и перехода на безгептиловые ракеты-носители представляется излишне оптимистичным. «Хотя сотрудничество по проектам «Байтерек» и «Ангара» будет продолжено в рамках существующих договоренностей. Так что в кратко- и среднесрочной перспективе Байконур останется ведущим космодромом. Более четко перспективы дальнейшего развития можно будет определить по завершении Федеральной космической программы России в 2015 году, когда подведут ее итоги, а затем, вероятно, появится новая программа с четкими акцентами», – добавил Полетаев. 

Действительно, строительство Восточного идет параллельно риторике России об уходе с Байконура. Что позитивного, по мнению россиян, они получат, если уйдут с казахстанского космодрома? Во-первых, сегодня приходится тратить ресурсы на модернизацию и поддержку используемых на Байконуре технологий прошлого века. Космодром Восточный, в создании которого заложены преимущества новой технологической волны, снимает эту проблему. Во-вторых, через несколько лет Казахстан станет более сговорчивым по вопросам величины арендной платы и иных экономических взаимодействий, и можно будет вернуться на Байконур на более выгодных условиях. В-третьих, космодром Байконур, как и демонтируемая в настоящее время Российская академия наук, – бренд СССР, не соответствующий сегодняшним амбициям России как периферийной космической державы. При сегодняшнем состоянии науки и технологии в РФ элита страны готова довольствоваться запуском коммерческих спутников и не замахиваться на лунные, марсианские и иные мегапроекты. Космодрома Восточный достаточно. В-четвертых, не нужно платить арендную плату.

«С первым тезисом возможно согласиться. Действительно, бурный экономический рост Германии и Японии после Второй мировой войны, которую они проиграли, детерминирован и тем, что они не стали модернизировать разрушенные производства, а покупали и внедряли разработки последней технологической волны, – считает российский экономист, председатель оргкомитета Международной конференции «Альтернативы регионального развития» Дмитрий Грушевский. – Второй тезис – геополитический – можно прокомментировать поговоркой «Свято место пусто не бывает». Например, место в кубинской экономике, оставленное СССР в конце 80-х – начале 90-х годов ХХ века, занял бизнес Канады. И не пожалел… После ухода РФ «Казкосмос» может реанимировать Байконур в партнерстве либо с Израилем, либо со странами Центральной Азии плюс Турция, либо с Китаем. Это будет еще одним геополитическим поражением РФ. Так христианский мир в 1453 году прощался с Константинополем». 

Третий тезис, по мнению Грушевского, имеет логику. Четвертый – спорный: Байконур более выгоден благодаря климату (более 300 солнечных дней) и относительной близости к экватору.

«В то же время ситуация, вероятно, проще и оптимистичнее. Буквально до последнего времени российской политической элите было трудно иметь на равных дело с молодыми государствами, 20 лет назад входившими в состав СССР. Ей вообще было психологически трудно иметь с кем-то дело на равных. Она либо демонстрировала силу, как в случае с бывшими партнерами по СССР, либо – полную слабость, как в отношениях с США, Китаем, Японией. Это описанная в литературе парадигма «либо начальник, либо дурак». Но элита стремительно меняется. Она осознала потенциал кооперации, коллегиального принятия решений и коллективной ответственности. Это новая парадигма. Космодром Восточный будет заточен под запуск коммерческих спутников, параллельно произойдет перезагрузка Байконура. Думаю, Байконур станет общим делом Евразии – проектом евразийской интеграции в области науки и технологий, где РФ будет играть на равных как один из акционеров», – резюмировал Дмитрий Грушевский. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
20400 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
17 августа родились
Асет Исекешев
аким Астаны
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить