Казахстанский список Forbes считает, что транзит власти в стране завершён, и поддерживает Украину

Подавляющее большинство богатейших бизнесменов Казахстана поддерживает страну, ставшую жертвой агрессии

ФОТО: © Depositphotos.com/YAYImages

«Неслыханные перемены, невиданные мятежи» начала года не оставили редакции Forbes Kazakhstan выбора, и опрос, который мы традиционно проводим в рамках рейтинга богатейших, вновь (после пандемийных коллизий) отошел от некогда традиционных для него «легких» тем образования, отдыха, любимых марок автомобилей и актуальной беллетристики. В этот раз мы решили выяснить коллективный взгляд участников топ-50 на текущую ситуацию в стране и мире.

Первый вопрос касался январских событий. Респондентам предлагалось сказать, что, по их мнению, произошло тогда в Казахстане, выбрав из следующих, наиболее часто звучащих в обществе версий:

а) протест «низов», вызванный неправильной социальной политикой государства;
б) внутриэлитная борьба с использованием протестов;
в) спецоперация ФСБ РФ, использовавшая внутриэлитную борьбу для укрепления лояльности Казахстана в преддверии войны с Украиной;
г) другое (ваша версия).

Большинство опрошенных склоняется к гипотезе внутриэлитной борьбы с использованием протестов, но значительная часть этих участников также отмечает и наличие социального протеста. Один из респондентов считает, что в январе произошла типичная «революция сверху» в ситуации крайнего социально-экономического разделения общества и с подключением иностранных сил». Другой подробно объяснил, как видит ситуацию»: «Поначалу это был реально протест низов, вызванный неправильной «кривой» тридцатилетней истории. Хотя, с позиции бизнеса, живем лучше, чем во всех других государствах бывшего СССР, хоть и в гибридной автократии. Но потом присоединился второй фактор – внутриэлитная борьба. Некогда всесильные и всё еще крайне влиятельные люди, которые надеялись быть у руля страны, поняли, что теряют эту возможность, поскольку нынешний глава государства оказался человеком самостоятельным и с иным видением. И они воспользовались протестами, использовав сотрудников национальной безопасности, у которых были все инструменты для такой «работы». Сомневаюсь, что это было срежиссировано с самого начала – аукцион проводился с одобрения правительства, у нас не было паритета с Россией, и ресурсы уходили по дешевке к соседу. Решили, что до 16 декабря не стоит, а в январе можно. А люди, которые имели монополию на все виды энергоносителей, просто тупо в два раза подняли – аукционы же у нас проводятся вручную» (по всей видимости, речь идет об аукционах по закупке сжиженного газа и цене на него, резкий рост которой послужил триггером протестов сначала на западе страны, а затем и по всему Казахстану. – F).

Два следующих вопроса были о вторжении России в Украину. Мы предложили респондентам выбрать сторону вооруженного конфликта или нейтральную позицию, а также сказать, как таковой отразился на их собственном бизнесе:

а) положительно/скорее положительно;
б) отрицательно/cкорее отрицательно;
в) не повлиял, но может в будущем;
г) никак не повлиял.

Здесь ответы оказались на редкость единодушны: подавляющее большинство респондентов поддерживает страну, ставшую жертвой агрессии, за российскую спецоперацию не «болеет» никто. Но почти четверть опрошенных в разной степени высказались нейтрально. Одни говорят, что смотрят на ситуацию «прежде всего с точки зрения оценки угроз казахстанской государственности».

Есть и более развернутые комментарии: «Я абсолютный противник агрессии и тем более захвата чужих территорий. Я однозначно не поддерживаю Россию и сочувствую Украине, но знаю по 30-летнему опыту в бизнесе, а это всё время конфликты и переговоры по ним, что ни в одном неурегулированном конфликте не бывает виновата лишь одна сторона, всегда есть только разные пропорции. Вот почему я склоняюсь к нейтральной позиции в оценке факторов, приведших к этой войне. Но, конечно же, сочувствие мое и солидарность на стороне тех, кто защищает свою землю».

На подавляющем большинстве бизнесов война и связанные с этим изменения экономической обстановки уже сказались отрицательно, четверть ждет негативных последствий в будущем.

Два заключительных вопроса были о том, закончился ли, по мнению участников топ-50, в стране транзит власти, и как война в Украине изменит приоритеты Казахстана в международной политике. Варианты к последнему были следующие:

а) усиление зависимости от России;
б) уменьшение зависимости от России;
в) усиление зависимости от Китая;
г) усиление связей с ЦА и тюркским миром;
д) усилением связей с Западом;
е) другое (ваша версия).

По мнению большинства опрошенных, транзит власти завершен, что успокаивает – хорошо бы теперь не иметь внутриполитических потрясений на фоне внешних рисков.

В оценке геополитического влияния на Казахстан респонденты расходятся. Большая часть опрошенных считает, что зависимость страны от России снизится, треть опасается обратного эффекта («Есть угроза институализации сателлитного статуса Казахстана по белорусскому сценарию»). «Многовекторность, которую мы всё это время красиво демонстрировали, уже будет невозможна – каким бы дипломатом ни был наш президент, придется что-то отрезать. А Россия из-за санкций начинает больше зависеть от Китая и от всей юго-восточной части мира. К сожалению, у нас будет охлаждение с Западом, поскольку транзит нашей власти произошел с участием России», – прогнозирует один из опрошенных.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11523 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Маргулан Сейсембай: о Казахстане в эпоху Токаева Смотреть на Youtube