Повторить подвиг Мюнхгаузена

Есть ли у казахстанского правительства план «Б»?

Фото: Алексей Балышев

Барон Мюнхгаузен утверждал, что вытащил сам себя из болота за волосы. Возможно ли повторить подвиг легендарного литературного персонажа, если трясиной стала экономическая ситуация в стране? Участники восьмого Kazakhstan Growth Forum, прошедшего 19 сентября в Алматы, говорили о том, что экономика уже много лет находится в застое. Больше всего эмоций вызывали процессы, на которое бизнес-сообщество повлиять не в силах. Так, одной из самых острых и обсуждаемых тем стала зависимость тенге от рубля и реакция на это правительства РК.

Kazakhstan Growth Forum – место, где можно запросто пересечься с министром или его заместителями, банкирами, владельцами крупных холдингов и корпораций, найти бизнес-партнера и пообщаться с «нужными людьми». Идейный вдохновитель и организатор форума – глава холдинга «Сентрас Капитал» Ельдар Абдразаков отметил, что изначально миссией была заявлена выработка решений, способствующих повышению конкурентоспособности.

«Мы собираем лучших экспертов и хотим, чтобы глобальные тренды касались казахстанской практики», – пояснил он, добавив, что на повестке дня экономическая политика 2019 года. В этом году организаторы сфокусировались на advance-аналитике и инновациям, обратившись к опыту цифровизации в разных странах. Впрочем, разговоры о цифровизации свелись к вопросам: почему же Казахстан до сих пор не стал продвинутой страной в области цифровизации? где технологические битвы корпораций? почему бизнесмены очень любят говорить о технологиях, но мало кто реально понимает, как их можно монетизировать? Ответ не пришлось долго искать.

«У нас есть ресурсы, поэтому мы не вкладываем так сильно в интеллектуальный потенциал нации», – пояснил Багдат Мусин, бывший председатель правления АО «Казпочта», который в бытность свою главой этой организации автоматизировал многие процессы в почтовой отрасли Казахстана.

Успехами в цифровизации похвалился вице-премьер Ерболат Досаев. Он специально прилетел из Астаны, чтобы обсудить ситуацию в экономике с бизнес-сообществом. Действительно, государство, а не бизнес сейчас основной драйвер цифровизации. Сейчас ведется работа над автоматизацией бизнес-процессов в налоговой и таможенной отраслях, сообщил вице-премьер. Двадцатиминутный доклад Досаева был посвящен структурным и институциональным проблемам Казахстана, экономическим приоритетам страны и планам по структурной трансформации.

«Хотелось бы, чтобы мы реально оценивали наши возможности. То, что мы не можем вытащить себя за волосы из болота, – это правда. Тогда остается таргетировать, что является первоочередным», – привел в пример подвиг барона Мюнхгаузена вице-премьер, говоря о ситуации в экономике. Чиновник обрадовал сидящих в зале крупных экспортеров тем, что государство планирует увеличить им меры поддержки (соответствующие поправки в законодательство уже подготовлены), и сообщил о грядущем оздоровлении агросектора. Обратная сторона медали – не все идеи реализовались так хорошо, как было задумано.

«Мы считали, что значительное снижение налоговой нагрузки позволит бизнесу лучше себя чувствовать. Бизнес будет больше платить, и мы сможем реализовывать много замечательных проектов, увеличим расходы на социальную сферу. Но де-факто мы вошли в новый период кризиса. Ожидаемого экономического эффекта мы не получили», – привел пример Досаев, объяснив, что сейчас 44% бюджета страны составляют социальные расходы. Через три года эта сумма достигнет 48%. Инвестиционная часть бюджета очень маленькая, порядка 14%. В этих условиях большие надежды на оживление экономики правительство возлагает на финансовый сектор и сельское хозяйство. Экономист Рахим Ошакбаев, директор центра прикладных исследований TALAP, взяв слово, выразил сомнения в том, что это возможно.

«Разбудите нас через пять лет и спросите, что делается с банковской системой. Скорее всего, ответ будет таким: ее спасают. То же самое будет с агросектором. Мы его уже не раз спасали», – иронично прокомментировал Ошакбаев. В свою очередь заместитель главы правительства посоветовал бизнесменам выходить на внешние рынки. Сейчас 70% казахстанского бизнеса, по оценкам вице-министра, ориентировано на государственные закупки и закупки квазигосударственного сектора. «Я считаю, что исключительная перспектива для казахстанского бизнеса – стать номадами», – подытожил он.

Быть номадом – замечательная вещь, но еще лучше – жить в атмосфере стабильности, витало в кулуарах Kazakhstan Growth Forum. Бизнесмены назвали главной угрозой для своего бизнеса волатильность валютного курса. За лето и начало осени тенге ослабел по отношению к доллару до рекордного уровня за последние два года, почти на 50 тенге. Глава компании RG Brand, крупного производителя напитков, задал вопрос, что будет делать правительство, если цены на нефть рухнут или торговые войны России и Запада будут развиваться по еще более жесткому сценарию?

«Есть ли у правительства план «Б»? Мы, бизнесмены, так и не поняли. Очень было популярно говорить о дедолларизации, о том, чтобы заменить доллар на тенге. Но сейчас речь уже идет о дерублизации. Мы не смотрим утром на курс тенге – мы смотрим на курс рубля! Это был год упущенных возможностей и приобретенных серьезных угроз, связанных прежде всего с российским фактором», – посетовал Кайрат Мажибаев. Его поддержал Айдан Карибжанов, председатель совета директоров и мажоритарный акционер инвестиционной компании Visor Holding с активами в телекоммуникационной, строительной, фармацевтической и финансовой отраслях в странах СНГ и Юго-Восточной Азии.

«Много факторов, которые, собственно говоря, от нас не зависят. Например, цены на нефть, то, что происходит в России, цены на акции, давление на рубль. Если параметры бюджета будут выше на один процент, не думаю, что это имеет значение в той ситуации, где мы живем. Риски приходят совсем не оттуда. Не стоит ставить больших задач на будущее. Лучше приготовиться к плану «Б», где будут учтены все риски, связанные с санкциями, с экспортом», – добавил Карибжанов.

По данным Комитета по статистике Министерства экономики РК, Казахстан в январе – июле 2018 года экспортировал в Российскую Федерацию товаров на $3 млрд, а импортировал на сумму в 2 раза больше – $6,8 млрд. Россияне поставляют в Казахстан легковые автомобили, нефтепродукты, например автомобильный бензин, нержавеющую сталь, технику. Бизнесмены говорили о том, что, если в России ужесточат монетарную политику, Казахстану тоже придется ее ужесточать. Слишком дешевый рубль для наших предпринимателей не выгоден.

А еще у казахстанского бизнеса нет вдохновляющих идей, говорили спикеры. И это пострашнее любого кризиса.

«Самая главная проблема сейчас – отсутствие идей. Мы не знаем, что делать дальше. Может, это какой-то поколенческий кризис или общая ситуация в стране, в экономике, где нет ясных ориентиров, куда двигаться. Мы хотим понять, в какой стране будем жить через пять лет, через 10 лет, 15. А понимания нет, оно очень эклектичное. Экономического вектора не просматривается», – резюмировал Айдан Карибжанов, добавив, что, раз уж ничего другого у страны не получается, всегда можно вернуться к простой и понятной вещи – привлечению иностранных инвестиций.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
130 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
12 декабря родились
Мухтар Кул-Мухаммед
сенатор
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить