Послы красоты

Кто развивает индустрию эстетической медицины в Казахстане

Forbes Woman Kazakhstan поговорил с руководителями ведущих клиник косметологии и пластической хирургии страны и узнал, почему они не боятся конкуренции, на что стоит обратить внимание властям и можно ли у нас заработать на таком бизнесе.

Фото: Андрей Лунин
Фото: Андрей Лунин

Гульнар Жуматова | Арумед

«Арумед» – первый специализированный центр эстетической медицины в Казахстане – открылся в 1992 году. Сначала это был салон красоты, в котором оказывались услуги косметологии. В 1997-м, получив медицинскую лицензию, он преобразился в полноценную клинику.

«Мы видели, что у наших женщин была большая потребность в этой сфере услуг. Постепенно мы обрастали хорошей аппаратурой, специалистами, которых обу­чали в Америке, Европе, Южной Корее. Мы пришли к пониманию того, что эстетическая медицина не только украшает внешность, но и поддерживает здоровье. Поэтому сейчас у нас работают и специалисты смежных областей, у которых пациенты проходят обследования», – говорит учредитель клиники Гульнар Жуматова.

В 1995 году по семейным обстоятельствам она на 20 лет переехала во Францию, однако продолжала развивать бизнес на расстоянии – привозила в клинику европейские технологии, обучала врачей современным методикам. «Мне есть с чем сравнивать и могу сказать, что эстетическая медицина в нашей стране находится на высоком уровне. У нас уже очень много хороших специалистов, которые владеют современными технологиями, проводят сложные процедуры наравне с зарубежными коллегами», – говорит Жуматова.

Так, в 90-е годы в «Арумед» в поисках хорошего центра косметологии в Алматы часто обращались жены иностранных послов, с которыми директора клиники познакомил первый аким города Заманбек Нуркадилов. Постепенно люди узнавали о новом медцентре, и сегодня Жуматова до сих пор лично принимает самых преданных клиенток, которые уже стали подругами.

Она также является президентом Казахстанской ассоциации эстетической медицины и пластической хирургии и заведующей кафедры дерматовенерологии при Государственном институте усовершенствования врачей.

«В течение уже 10 лет мы готовим косметологов из врачей, которые хотят поменять специализацию. Мне интересен процесс обучения, – объясняет свою позицию специалист. – За время существования программы мы подготовили около 2000 врачей. Многие из них открыли свои клиники, кто-то работает за рубежом».

Кроме того, ввиду занятости в ассоциации Жуматова хорошо осведомлена о том, чем живут другие клиники на рынке, и отмечает, что каждый бизнес уникален по-своему – кто-то делает ставку на антиэйджинговую медицину, кто-то специализируется на лазерных технологиях.

«Не могу не сказать о том, что в нашей сфере существуют проблемы. Есть люди, которые открывают кабинеты дома, где нет достойной аппаратуры, нет медицинской лицензии, используются несертифицированные препараты. К нам после неудачных процедур приходят пациенты, которые даже не знают, какие инъекции им делают. Поэтому важно образовывать население», – делится Жуматова.

В разное время она обращалась к министрам здравоохранения с просьбой обратить внимание на проблему. Но когда чиновнику нужно бороться с туберкулезом и другими смертельными заболеваниями, он вряд ли первым делом станет заниматься регулированием сферы пластической хирургии, даже если признает важность этого вопроса.

«Тем не менее именно отрасль эстетики часто является двигателем прогресса в медицине. Клеточными технологиями, например, первыми воспользовались специалисты в пластической медицине, а потом подключились и другие врачи», – рассуждает собеседница.

Фото: Андрей Лунин
Фото: Андрей Лунин

Зарина Амирханова | Amira Clinic

В эстетическую медицину Зарина Амирханова пришла из корпоративного мира – до 2008 года работала в департаменте маркетинга KMPG. Уйдя из компании «большой четверки», она открыла собственное агентство по коммуникациям, а спустя полгода начала помогать друзьям в развитии новой клиники пластической хирургии, открывшейся в 2007-м. Взяв на себя все организационные вопросы, Амирханова вскоре стала управляющим директором и совладельцем зарождающейся фирмы совместно с мужем Данияром Урмурзиным, главным хирургом.

«Агентство пришлось закрыть из-за загруженности. Вплоть до 2015 года я одна вела маркетинг, финансы клиники, осуществляла закупки, следила за клиент-сервисом и даже сидела на ресепшене», – вспоминает собеседница.

Хотя Amira Clinic не первый центр пластической хирургии на казахстанском рынке, по словам Амирхановой, у пациентов в 2000-х годах все же не было сформировано правильного представления об этом виде медицины. Поэтому в клинике решили сделать ставку на образовательный маркетинг. «Мы публиковали много информационных материалов на нашем сайте, давали бесплатные интервью, консультации, – говорит директор. – Рассказывали, что нашим специалистам можно доверять, потому что у них есть соответствующая квалификация. Это дало результат».

Сама руководитель в 2011 году поступила в научную магистратуру Высшей школы общественного здравоохранения и получила специальность управленца в сфере медицины. Таким образом, она хотела не только расширить понимание сферы здравоохранения, но и развеять миф о том, что неврач не может грамотно руководить клиникой. На сегодняшний день в команде Amira 30 человек (из них шесть врачей), месячная проходимость клиентов – около 700 человек. Оборот в 2017 году составил порядка 300 млн тенге.

Вот уже год Амирханова также развивает свой новый проект PB Innovations. Это компания, предоставляющая услуги клиентам в поиске клиник пластической хирургии и врачей. В PB Innovations пациенту подбирают врача и медцентр согласно его предпочтениям. Компания работает с клиниками по всему миру. С кем-то уже есть налаженные договоренности, с кем-то они выстраиваются в процессе поиска.

«К примеру, пациент прочитал про определенного хирурга, но не знает, как на него выйти. Тогда он приходит к нам, и мы соединяем его с тем хирургом. Так как клиент покупает услугу у нас, мы можем предоставить гарантии, что операция будет проведена квалифицированным специалистом, в хорошем месте, что деньги будут честно переданы. Но ответственность именно за медицинские осложнения несет оперирующий хирург», – объясняет схему Амирханова.

По ее словам, цены также оговариваются индивидуально, ведь между странами нет единого стандарта и даже у разных хирургов в одной клинике могут быть разные гонорары. Однако клиенту в любом случае выгоднее сначала обратиться в PB Innovations.

«Маржа у нас примерно одинаковая, у клиники, возможно, даже меньше. Но она в любом случае несет дополнительные расходы на текущие операционные издержки, а мы нет, в связи с чем можем предложить цены ниже. К тому же у нас нет задачи получить сверхприбыль. Мы согласовываем тот минимум или максимум, который нужен клинике, условно чистую прибыль. Строим бизнес по принципу win-win. Выгода для других клиник также в дополнительной рекламе», – говорит руководитель.

Таким образом, Амирханова охватывает новую аудиторию клиентов – людей, которые и раньше готовы были к пластической операции, но не могли определиться с хирургом. За год работы проект обслужил несколько десятков человек.

Фото: Андрей Лунин
Фото: Андрей Лунин

Виктор Глоба | Beautymed

Виктор Глоба – один из первых пластических хирургов страны. Профессиональную карьеру в сфере эстетической медицины он начал в 1994 году, но в будущую клинику Beautymed (на тот момент «Мерилин») пришел в 1998-м. Уже через год в партнерстве с Ольгой Калашниковой, сотрудником «Мерилин», он выкупил клинику у учредителей и стал сооснователем нового бизнеса.

«К тому моменту клиника фактически перестала функционировать и существовала только как юридическое лицо. Мы приобрели ее за $3000. Нам достались голые стены, но важнее всего был разрекламированный номер телефона, на который все еще поступали звонки», – рассказывает Глоба.

Следующие 10 лет компания непрерывно расширялась. Первые помещения удавалось выкупать, но с 2008 года, когда наступил кризис, стало удобнее работать в аренде. Сейчас у Beautymed три филиала в Алматы, где работает около 70 человек, включая шесть хирургов. Самой затратной частью расходов было и остается оборудование – первые аппараты брали в кредит.

«Производители, видя нашу успешную деятельность, предлагали варианты рассрочки, аренды. Так постепенно формировался парк аппаратуры, – вспоминает хирург. – Но мы всегда работаем только на брендовых аппаратах. А разница, поверьте, колоссальная. Нельзя создать второй iPhone. Можно сделать второй телефон, назвать его супер-iPhone, но точь-в-точь повторить технологию не получится, потому что это незаконно. То же самое и на рынке аппаратуры в косметологии».

Довольно быстро клиника стала известна как первооткрыватель казахстанской пластической хирургии. Здесь впервые провели операцию по формированию голени, раньше всех завозили новые виды имплантов, пробовали современные методики. У самого Глобы, автора нескольких патентов, с рос­том популярности росли и цены на услуги. Сегодня операция по увеличению груди у специалиста обойдется пациенту в сумму около 1,5 млн тенге.

«Я никогда не думал, что буду выставлять высокие цены. Я много лет стремился к записи на несколько месяцев вперед – это же показатель успеха – но, достигнув этого, столкнулся с другой проблемой. Человек записывается на операцию за полгода вперед, но за это время в его жизни происходит много изменений, из-за которых ее приходится отменять. Однажды я не оперировал целую неделю из-за таких отмен. Тогда понял, что надо ограничивать очередь, а это можно сделать только регулированием цены. Сейчас у меня есть запись на две недели вперед, я оперирую часто, но уровень цен совсем другой. По сути, рынок сам отрегулировал их», – объясняет врач.

При этом клиника не ориентирована только на премиум-сегмент. В ней можно сделать те же операции по средним и даже относительно низким на рынке ценам – у каждого хирурга свой прайс-лист. В среднем за год Beautymed оказывает примерно 7000 процедур. Оборот компании в прош­лом году составил 360 млн тенге, чистый доход – 19,5%. Почти каждый месяц Глоба выезжает с операциями в Астану и Россию. В клинике он отвечает за медицинскую часть, административные вопросы решает Калашникова.

«С точки зрения маркетинга мы делаем упор на эстетическую медицину – то, что приносит деньги. В последнее время идет тенденция к тому, чтобы рекламировать и отдельных врачей – люди закономерно идут на имя. Но очень часто хирурги приходят к тебе после института, нарабатывают пациентов и через какое-то время считают, что это только их заслуга. Так что здесь нужно соблюдать баланс», – делится собеседник.

Тем не менее он отмечает, что клиника не прочь работать по франшизе в партнерстве с докторами, которые хотят большей независимости. Так, один из алматинских филиалов сегодня возглавляет ученик Глобы. То же касается и расширения за пределами Казахстана. «Чтобы открыть полноценную клинику с тем перечнем услуг, как у нас, потребуется около $2 млн. Сами мы пока к таким вложениям за рубежом не готовы, поэтому можем рассматривать только работу с партнером. В ближайшее время мы планируем расширить географию пациентов – уже провели операцию двум клиентам из Китая», – заключает руководитель.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1577 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 января родились
Биржан Канешев
заместитель председателя правления АО "Национальная компания Kazakh Invest"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить