Поражение либерализма?

Этот номер выходит накануне 100-летней годовщины прихода к власти большевиков под предводительством Ленина. То, что большевики относительно безболезненно захватили власть, ни у кого вопросов не вызывает. Власть валялась под ногами, и тот, кто оказался достаточно решительным, и взял ее в руки. Таковыми стали большевики, несмотря на свою относительную малочисленность и маргинальность. Однако до сих пор не утихают дискуссии о том, почему к ноябрю (по новому стилю) наступило фактическое безвластие.

Причин много. Одновременное присутствие Временного правительства и Петроградского совета. Продолжающаяся война, смысла которой никто не понимал и от которой все устали. Так и не проведенная земельная реформа, которую ждало крестьянство. Нерешенный комплекс проблем национальных окраин, требовавших кто полной независимости, кто автономии. Корниловский мятеж, подорвавший доверие к Керенскому.

Почему Временное правительство не смогло решить этих проблем? Глядя из сегодняшнего далека, зная, чем все обернулось, все кажется простым: дай крестьянам землю, заключи сепаратный мир, предоставь автономию или независимость, разгони Петроградский совет – и все, власть становится прочной и можно строить новое демократическое государство. Собственно, большевики так и действовали, разве что вместо Совета разогнали Учредительное собрание – и удержали власть.

А либералы довольно быстро ее потеряли. Значит ли это, что либералы в принципе ни к чему не способны, кроме пустых разглагольствований? Соблазнительно ответить на этот вопрос положительно, тем более что история дает немало примеров подобных фиаско. Самый свежий – крах либеральной идеи в 90-е в России. Либералы, получившие власть, продержались формально почти целое десятилетие. Фактически же все эти годы они шаг за шагом отказывались от своих идей. А теперь горюют о том, что они не востребованы обществом.

У либералов-неудачников есть две проблемы: у них много идей, но нет внятной стратегии по их реализации; они не понимают реального общественного запроса.

Либералы из IV Государственной думы, составившие первое Временное правительство, полагали, что идеи общественной свободы сами по себе преобразуют страну таким образом, что она как бы автоматически встанет на путь прогресса. Но в самые первые дни после падения режима обретенная свобода привела к кровавому побоищу в Гельсинг­форсе (Хельсинки), где матросы убивали своих офицеров.

Однако крест на либерализме ставить рано. Ведь история знает и примеры, когда либералы справлялись с проблемами, обрушившимися на их голову. Осенью 1974 года госсекретарь США Генри Киссинджер говорил министру иностранных дел временного правительства Португалии, сформированного после «Революции гвоздик», Мариу Суарешу (через два года он стал премьером), что его ждет судьба Керенского. Действительно, ситуация в Португалии была непростой: падение экономики, рост безработицы, усиливающееся влияние левых радикалов во главе с коммунистами; с другой стороны, крайне правые, имевшие сильные позиции в армии, могли устроить военный переворот. Но Суарешу, в отличие от Керенского, удалось найти удачную комбинацию компромиссов и решительности, подавить выступление военных, снизить напряжение на левом фланге и удержать страну как от реставрации фашизма, так и от прихода к власти коммунистов. Он верно распознал общественный запрос, нашел преданных сторонников, и это стало залогом его успеха. То есть сделал то, что не смогли российские либералы в 1917-м.

Так что победа большевиков – это поражение не либерализма, а инфантилизма, которым страдали русские либералы тех лет.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
866 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить