Победитель «Мстителей»

Как бывшему кавээнщику удается бить голливудские блокбастеры и собирать десятизначные суммы в казахстанском прокате

Нурлан Коянбаев
ФОТО: Андрей Лунин
Нурлан Коянбаев

В конце января СМИ страны победно объявили: отечественная кинолента впервые обогнала голливудские в местном прокате.

Комедия «Бизнес по-казахски в Корее», вышедшая на экраны 26 декабря, на момент подготовки этого материала собрала уже 1,107 млрд тенге. Это новый рекорд по сборам – позади остались голливудские блокбастеры «Мстители» (1,103 млрд) и «Король Лев» (1,039 млрд).

«Бизнес по-казахски в Корее» – очередная, четвертая часть кинофраншизы, за созданием которой стоит продюсер Нурлан Коянбаев (№8 рейтинга). Предыдущие фильмы этой серии – «Бизнес по-казахски», «Бизнес по-казахски в Америке» и «Бизнес по-казахски в Африке» – тоже пользовались зрительским успехом. Помимо этого, Коянбаев снял еще два полнометражных фильма – «Каникулы в Таиланде» и My Love is Aisulu. Во всех своих проектах он также выступил в роли автора идеи и исполнителя одной из главных ролей.

Такая многоплановость помогает Коянбаеву держать все под контролем и координировать усилия команды, костяк которой (70–80%) остается неизменным от фильма к фильму. Все эти люди – часть продюсерского центра «Казтелепродукт», который существует с 2009. Изначально компания занималась выпуском юмористических телепрограмм на казахском языке. Коянбаев и команда создали скетч-шоу «Әзіл Студио» и комедию «Базарбаевтар», выходившие на 31-м канале, плюс вечернее развлекательное шоу «Түнгі Студия» (телеканал Qazaqstan), которое артист вел с 2011-го по 2018. В программе у него побывали чуть ли не все казахстанские селебрити – от Димаша до Ninety One. В 2017 на шоу заглянул Джеки Чан. За год до этого зрители впервые увидели в эфире развлекательной телепередачи Нурсултана Назарбаева. Записи выпусков «Түнгі Студия» до сих пор популярны в интернете: у видео с участием Елбасы в совокупности более 300 тыс. просмотров.

Наша встреча проходит в выходной. Строгое пальто поверх темно-синего костюма придает Коянбаеву деловитости. Однако в общении он оказывается прост и открыт. «Я с детства люблю футбол. В советское время было мало информации, но я очень много читал, особенно спортивных изданий. Выписывал журнал «Физкультура и спорт», газеты «Советский спорт» и «Футбол». Я их прямо «ел», – смеется собеседник. – Интернета нет – только через неделю появляются новости из-за рубежа. Сидишь гадаешь – как сыграл Марадона?»

Мама, я попал на ТВ

До 1994 Нурлан был единственным сыном в семье. Это давало определенные привилегии вдобавок к тем, что приносило ему взросление в благоприятной среде. Большинство одноклассников, по его словам, в целом неплохо устроились во взрослой жизни; особенно много среди них профессиональных футболистов. Он же чем только не увлекался помимо футбола – родители всегда его поддерживали, хотя самим не всегда жилось легко. Мать много лет проработала в роддоме, отец содержал небольшую мясную лавку.

Железная дорога, которая проходила через родной для Коянбаева поселок Шиели (Кызылординская область), была для семьи окном в мир. Родители этим пользовались, чтобы порадовать детей. «В одну сторону – Москва, в другую – Алматы, – вспоминает собеседник. – Мама идет с работы – поезд стоит. Она подходит к проводнику и говорит: «Можете что-нибудь привезти, такой-то размер, сыну, дочке?» Потом неделю ждет, когда состав на обратном пути снова остановится у нас. И ведь привозили – кроссовки, джинсы, болоньевые брюки. В ауле ничего этого не было. А я такой: «Уа-а-ау!» Подобные эмоции на всей жизни отражаются».

Любовь к футболу и жизнелюбие помогли в студенческие годы. Правда, в спорте конкуренция оказалась слишком высокой, поэтому он стал играть в другую командную игру – КВН. Сначала в родном КазНУ, затем на городских и республиканских турнирах. В 2003 ребята решили попробовать свои силы на кубке в Сочи. Через год Масляков пригласил их на Первый канал. Тогда начал формироваться «золотой» состав команды «Астана.kz». Среди прочих прославились Турсынбек Кабатов, Даут Шайхисламов, Кумар Лукманов, Гульнара Сильбаева, Ярослав Мелехин, Нуртас Адамбай, Даурен Айдаркулов. Пика успеха «Астана.kz» достигла в конце 2000-х. В финале Высшей лиги 2010 команда заняла второе место, уступив лишь сборной Краснодарского края. Многим зрителям тогда показалось, что казахи заслуживали чемпионства. Коянбаев считает, что серебро – тоже почетная награда, и подумав добавляет: «Нам помешала выиграть Высшую лигу боязнь: неужели мы можем, неужели мы тоже классные. Комплекс был. Я вот вчера был в Москве. До сих пор люди подходят, здороваются, селфятся, хотя мы уже столько лет не играем. Значит, остались в сердцах, запомнились. Фотографируемся, тут один взрослый дяденька подходит и говорит: «10-й год был ваш». И уходит. Но факт остается фактом: мы ту игру проиграли».

ФОТО: Андрей Лунин

Компенсировать обидное поражение отчасти удалось в 2017-м, во время прошедшего в столице Казахстана Летнего кубка КВН. По словам Коянбаева, когда команда узнала о том, что игра пройдет на родине, возникло твердое намерение ее выиграть – так и получилось. «Мы были готовы – энергетически, эмоционально», – вспоминает собеседник. Победой он считает и то, что удалось вытянуть организаторов, членов жюри и съемочную команду из Москвы, которую они обычно покидают только ради Сочи или Юрмалы. Впоследствии москвичи говорили ему: астанинский эфир получился одним из самых мощных.

КВН требовал от команды постоянных усилий: поиск денег на поездки и выступления, гастроли по другим городам, долгие визиты в Москву на игры «вышки». Шутки проходили серьезный отбор. Прежде чем ехать на важную игру, «Астана.kz» устраивала тур по казахстанским городам. В ходе двухчасовых выступлений определялись лучшие шутки, которые затем попадали на стол к редакторам Высшей лиги. Из 100 те, как правило, отсеивали 75, и ребятам приходилось сочинять новые, уже сидя в Москве. «Когда выступаешь в Москве, не живя там, у тебя выигрывают те, кто там тусуется, – признается Коянбаев. – Они знают этого зрителя, знают, когда что-то произошло. Шутят про это – и зал взрывается. Чтобы не пропускать актуальные вещи, мы обращались к российским авторам, и они нам помогали».

Тем не менее 30–40% шуток казахстанской команды, доживавших до эфира на Первом, сочиняли они сами. Иногда – вообще не для игр, как было с шуткой, в которой Кумар Лукманов закидывает ногу на плечо Нурдаулету Шертиму, имитируя приглашение к драке. Эту сценку ребята разыграли на одном из многочисленных мероприятий, где выступали в роли ведущих. Затем осмелились вывести ее на большую сцену, и зал воспринял ее благосклонно. В эфире Первого, считает Коянбаев, шутка смотрелась еще лучше.

Ох уж эти съемки

Зарабатывать игрой в КВН всегда было сложно. Это особенно удручало Нурлана в ранней молодости, когда друзья и сокурсники шли работать туда, где выгоднее и перспективнее: кто в банк, кто в акимат. Родители уговаривали устроиться в правоохранительные органы: подыскали ему даже должность в линейном отделе внутренних дел на вокзале Тараза. Чтобы не обидеть родных прямым отказом, он решил потянуть время и поступил в магистратуру. Пытаясь продержаться на плаву и помочь переехавшим в Алматы родителям, решил писать сценарии для юмористических телешоу на КТК и «Хабаре». В скетчкоме «Шатақхана» Коянбаев с другими сценаристами снимали коротенькие сценки. В шутку он называет себя «первым вайнером». «Шатақхана» так полюбилась зрителям, что обогнала по рейтингу даже новости «Хабара». Впрочем, о рейтингах в то время мало кто думал.

Когда в 2011-м Коянбаев решил запустить свое вечернее развлекательное шоу, его много критиковали: формат эфира был знаком казахстанцам по «Вечернему Урганту», и шоумена заподозрили в плагиате. «В Америке таких программ девять, в Англии – две-три, в Индии – несколько. Наша страна заслуживала свою», – объясняет он. В отличие от хороших заработков в той-бизнесе, работать на телевидении было непросто: за каждый выпуск ему платили около 25 тыс. тенге. На ведении мероприятий он тогда зарабатывал по $20–30 тыс. в месяц. Пришлось «проедать» накопленное – Коянбаев принципиально отказался от корпоративов, чтобы поднять свой статус телеведущего в глазах аудитории. «Түнгі Студия» быстро раскрутилась, а он переехал в столицу, чтобы каждый вечер появляться в эфире канала Qazaqstan. В гостях у телепередачи побывали самые разные гости, и в один день Коянбаев понял, что больше не хочет работать на ТВ: «Появилась усталость».

Снова помог здоровый авантюризм. Собрав все свои деньги, заложив две машины и заняв недостающую сумму у друзей, Нурлан приступил к производству «Бизнеса по-казахски». Лента обошлась ему примерно в $250 тыс. Особых ожиданий, признается он, не было, но зрители приняли фильм неплохо. Раздав долги и выплатив налоги, Коянбаев вышел «в ноль». «По правилам киноиндустрии половину кассовых сборов забирают себе кинотеатры, 7% – дистрибьютор, плюс налоги. Нам, производителям, остается где-то 37%», – рассказывает собеседник.

Все это не остановило Коянбаева от решения снять продолжение комедии. На этот раз бюджет был побольше – около $350 тыс., – он хотел «удивить зрителя». Так появился «Бизнес по-казахски в Америке», собравший в прокате порядка 570 млн тенге. Успех сиквела зарядил съемочную команду энергией еще на две части, одну из которых снимали в Африке при бюджете $400 тыс. Организовать съемки было практически нереально: минимальный бюджет, названный продюсером из Кении, был равен $800 тыс. Помог случай: уже улетая из Найроби, наши киношники познакомились с пожилой женщиной, которая взялась все устроить. Не успел Коянбаев долететь до Алматы, как та стала заваливать его письмами. «Пришлось перечислить ей $150 тыс. на организацию, – смеется он. – Без контракта. Вот это и есть «бизнес по-казахски». Через некоторое время съемочная команда уже в полном составе полетела в Кению, процесс пошел. Все сложилось удачно, сборы от картины составили порядка 800 млн тенге.

ФОТО: Андрей Лунин

Коянбаев держится за свою ­команду. Заручившись поддержкой семьи, делится первоначальной идеей с группой авторов, которая начинает писать сценарий. Работа проходит в несколько этапов, с участием фокус-групп, которые оценивают качество шуток. Съемочный процесс планируется заранее, вплоть до мелочей. Ведь каждый дополнительный день – это затраты. В планах у продюсера кроме «Бизнеса по-казахски» снимать еще три-четыре фильма в год. Это необходимо, чтобы загрузить команду работой, иначе люди разбегутся на другие проекты. «Я заинтересован в сохранении команды, чтобы атмосфера не менялась», – говорит Коянбаев.

Бюджет «Бизнеса по-казахски в Корее» составил $440 тыс. Как и в случае с африканской серией, съемки чуть не сорвались. Через посольство Казахстана в Корее Коянбаев вышел на несколько продюсерских компаний и вылетел в Сеул, чтобы встретиться с их представителями. Ни одного из пяти сумма в $200 тыс., выделенная на съемки, не впечатлила. За такие деньги корейцы снимают музыкальные видеоклипы.

«До этого меня предупредили: если твоя идея нравится партнерам, они тебя приглашают на обед или на ужин, – рассказывает собеседник. – Одна компания даже чаю не налила, вторая, третья, четвертая, пятая… Ближе к вечеру мы уже устали рассказывать. Ладно, думаю, в другой стране снимем. Случайно встретили девушку-казашку, которая предложила своего знакомого продюсера. Говорю своим: да толку мало, поужинаем и завтра улетим. Но переводчик Даулет отвел меня в сторонку: «Нурлан, раз приехали в Сеул, давайте добьем». Мы, голодные, злые, поехали в эту незнакомую компанию, я им все рассказал. И они вдруг: «Пойдемте поужинаем». Я там чуть не прослезился».

В итоге корейцы из The Groove, которые согласились помочь снять фильм, ничего на нем не заработали. Зато побывали в Казахстане и подружились со съемочной ­командой. Когда вышла новость о рекордных сборах «Бизнеса по-казахски в Корее», Коянбаев тут же им написал. Он особенно гордится тем, что его творение обошло в прокате голливудские ленты, и уже думает об очередной серии. По завершении проката команда откроет голосование в Instagram о том, где снимать следующую часть. На примете несколько стран, но окончательное решение во многом зависит от поклонников.

Мы заканчиваем интервью на патриотическое ноте: собеседник много говорит о том, что Казахстану нужна полноценная киноиндустрия. Такая, чтобы отечественные фильмы сравнялись по качеству с американскими и стали доминировать в прокате. «Тогда будет лучше для всех, – мечтательно подытоживает он. – Особенно для творческих людей. Им будет легче творить, фантазировать».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8638 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
4 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить