Ответственный за деньги

Изменится ли мандат Нацбанка в сторону прямой поддержки экономики

ФОТО: © Depositphotos.com/steveheap

До конца марта 2020 года Нацбанк должен был разработать проект стратегии денежно-кредитной политики (ДКП) до 2030 года, и до 1 июля документ планировало рассмотреть его правление. К сожалению, редакция Forbes Kazakhstan не получила ответ от Нацбанка по поводу того, на какой стадии находится принятие данного документа. Без сомнения, последний разрабатывается, и, скорее всего, на отсутствие публичной информации повлияла ситуация с COVID-19, потребовавшая мгновенного реагирования и пересмотра отдельных направлений ДКП. Однако вполне возможно, что решение о представлении этим летом новой стратегии ДКП было скороспелым.

Независимый экономист Александр Юрин обращает внимание, что еще в начале года наблюдались вполне недвусмысленные сигналы о том, что мировая экономика вступает в довольно непростой период. В этих условиях строить какие-либо прогнозы на длительный срок и формировать на их основе долгоиграющие стратегии неоправданно из-за высокой вероятности резких и неожиданных изменений внешнеэкономической конъюнктуры.

«Если бы стратегический документ такого рода был принят в феврале, то уже в марте полностью утратил бы актуальность из-за введения в подавляющем большинстве стран жестких карантинных мер, которые серьезнейшим образом изменили международную торговлю и трансграничные потоки капитала», – отмечает Юрин.

По его словам, до сих пор неясно, как изменится структура мировой экономики под влиянием COVID-19, поэтому принятие любых долгосрочных стратегических документов в настоящее время не имеет особого смысла.

Основной целью ДКП Нацбанка является обеспечение стабильности цен и создание макроэкономической среды со стабильно низкой инфляцией. В рамках этой стратегии с 2018 года обозначена траектория снижения к 2020 году целевых ориентиров по инфляции (4–6%) и дальнейшее ее закрепление ниже 4%. Достижение этой задачи происходит через стабилизацию процентных ставок, которые производны от режима инфляционного таргетирования – целеполагания и достижения определенных инфляционных показателей. При этом влияние на инфляцию обменного валютного курса, который в Казахстане является плавающим, уходит на второй план.

В 2017-м и в начале 2018 года Нацбанк методично понижал базовую ставку и, достигнув в июне позапрошлого года показателя в 9%, старается если не дальше снизить, то удержать этот рубеж. С августа 2019-го вплоть до марта 2020 года ставка составляла 9,25%. После падения нефтяных цен и объявления пандемии COVID-19 Нацбанк взвинтил ставку до 12% для пресечения спекуляций с растущим долларом, получив на рынке противоположные мнения по поводу этого резкого шага, и спустя 20 дней привел ставку к более привычным 9,5%. Как пишут по этому поводу в июльском отчете «Преодолевая кризис» аналитики Всемирного банка, Нацбанк пришел к выводу, что кризис и снижение цен на нефть, вероятно, продлятся дольше, это не просто временный шок. Поэтому центральный банк скорректировал монетарную политику, вернув базовую ставку до уровня 9,5% и расширив коридор процентных ставок.

После этого эксперты ожидали дальнейшего смягчения ДКП ввиду того, что потребительская активность населения в период самоизоляции и ЧП выступала дезинфляционным фактором и неплохо было бы поддержать экономику более дешевыми деньгами. Тем не менее сильное снижение обменного курса и его давление на продовольственные цены компенсировали эффект внутреннего спроса. Майская годовая инфляция выросла до 6,7% по сравнению с 5,4% в декабре 2019 года.

К дешевым деньгам

Очередное июльское решение Нацбанка по базовой ставке ждали с особым нетерпением. Опрос Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) показал, что 75% экспертов ожидали сохранения базовой ставки на уровне 9,5% с учетом инфляционных процессов. В июне годовая инфляция выросла до 7% против майской в 6,7% на фоне удорожания импортной продукции и увеличения цен на продукты питания внутри страны. Интригу создавало поручение президента Касым-Жомарта Токаева Нацбанку и Агентству по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) снизить уровень инфляции, высказанное на расширенном заседании правительства 10 июля.

«Считаю необходимым обеспечить удержание уровня инфляции в пределах 8–8,5% путем реализации более эффективной ДКП, о чем я говорил недавно на отчете Нацбанка», – сказал глава государства.

Видимо, поэтому подросшая инфляция не стала барьером для снижения базовой ставки до 9%. В своем пресс-релизе Нацбанк пояснил, что снижение обеспечено ослаблением проинфляционных рисков и более сильным сокращением экономической активности в первом полугодии 2020 года, чем ожидалось в рамках прогнозного раунда май-июнь. И что принятые меры по ужесточению карантина окажут дополнительное дезинфляционное воздействие.

О том, что Нацбанк все же снизит базовую ставку, можно было, в принципе, догадываться, говорит финансовый аналитик Арман Бейсембаев. В целях оживления экономики центробанки многих стран снижают ставки, и Казахстан не может оставаться в стороне от этого тренда. Бейсембаев обращает внимание, что базовая ставка в Казахстане так или иначе снижается, если рассмотреть историю ее динамики, а в долгосрочном периоде будет стремиться к нулю.

«Если вспомнить, то в 1980-х в США взвинтили ставку почти до 20% для борьбы с инфляцией, однако в конечном итоге она теперь почти нулевая», – указывает эксперт.

По мнению Бейсембаева, в идеале базовая ставка должна стимулировать деловую активность и потребление за счет снижения стоимости денег. Копить становится менее выгодным и люди больше тратят, что в конечном итоге выливается в рост экономики. Помимо этого, снижение базовой ставки обычно приводит к снижению интереса к национальной валюте, что ведет к ее ослаблению.

«Но в нашем случае надо учитывать, что июльское снижение было не таким уж сильным, а ослабление нацвалюты сдерживают выросшие цены на нефть. Поэтому ожидать какого-то существенного скачка курса не стоит. Так же как и немедленного роста экономики и увеличения потребления – все-таки эффект пандемии и последовавшие раунды карантина еще достаточно долго будут сказываться на деловой активности», – считает Бейсембаев.

Расширить кредитование

Помимо снижения инфляции на заседании 10 июля президент Токаев поручил Нацбанку и ­АРРФР увеличить доступность кредитования для отечественных бизнесменов, указав, что такая поддержка является ключевым элементом антикризисных мер государства. Вместе с тем доклад Всемирного банка, отмечая негативное влияние COVID-19 и замедления экономики на кредитование и финансовое состояние банков, указывает, что в этих условиях склонность к риску и способность банков предоставлять кредиты кредитоспособным заемщикам ограничена, что может привести к появлению новых проблемных кредитов.

«С учетом высокого уровня кредитного риска, присущего казахстанским заемщикам, и довольно сложной ситуации в экономике, банки не стремятся кредитовать реальный сектор», – комментирует Юрин.

Он считает, что у банков имеются серьезнейшие ресурсы для кредитной экспансии, связанные сейчас в инструментах Нацбанка. В этой ситуации снижение базовой ставки никак не повлияет на предложение кредитных ресурсов в экономике, однако с высокой вероятностью приведет к дестабилизации ситуации на валютном рынке.

Эксперт поясняет, что объем требований к Нацбанку по инструментам, используемым им для изъятия ликвидности, превышает в настоящее время 4 трлн тенге, что составляет порядка половины денежной базы.

«У банковской системы в принципе отсутствует потребность в привлечении ликвидности у Нацбанка или на рынке, вне зависимости от уровня ставок», – полагает Юрин.

Он отмечает, что из-за этого обстоятельства влияние базовой ставки Нацбанка на объем и стоимость предложения кредитных ресурсов в экономике выглядит весьма спорным. А сам факт наличия такого объема вложений в инструменты изъятия ликвидности ставит под вопрос возможность применения режима инфляционного таргетирования.

«Но даже снижение доходности инструментов изъятия ликвидности в текущих условиях приведет не к росту кредитования, а к росту вложения активов в иностранную валюту и давлению на курс тенге. Таким образом, огромный объем средств, аккумулированный в нотах и иных инструментах Нацбанка, сам по себе несет существенный макроэкономический риск», – уверен эксперт.

В связке с правительством

Возвращаясь к стратегии новой ДКП Нацбанка, можно отметить, что, каким бы ни оказался в итоге документ, эта политика будет оставаться подверженной системным рискам. Бейсембаев называет ДКП Нацбанка вполне здравомыслящей, «если, конечно, не придираться к вопросам прозрачности, тонкости управления валютным курсом и некоторым другим аспектам».

«Мы видим, что на Нацбанк давит правительство, требуя от него активнее снижать базовую ставку, не быть таким осторожным и консервативным, и даже пытается заставить отвечать за экономический рост, – отмечает эксперт. – При этом регулятор пытается сохранить независимую политику, несмотря на прессинг. Вопрос в том, долго ли сможет устоять этот бастион».

Бейсембаев поясняет, что, хотя Нацбанк и таргетирует инфляцию, на нее большое влияние оказывает государство, активно вторгающееся в частный сектор, подминая его под себя и выступая самостоятельным агентом, чего не должно быть в рыночной экономике. С одной стороны, указывает эксперт, государство вливает в экономику через госпрограммы, субсидии, меры поддержки огромные и дешевые деньги без оглядки на базовую ставку, а с другой – тут же требует от Нацбанка удержания низкой инфляции. Это искажает экономику и картину финансового рынка вообще, отсюда же – одна из причин довольно ощутимой инфляции.

По мнению Бейсембаева, чтобы держать в руках хоть какие-то рычаги управления курсом, который влияет через импорт на инфляцию, нужна диверсифицированная и развитая экономика с развитым финансовым рынком, однако строить таковую должен не Нацбанк.

«По большому счету регулятор со своим мандатом по сдерживанию цен и инфляции более-менее хорошо справляется в спокойное время, несколько хуже у него это получается в кризисный период», – отмечает эксперт.

«Для того чтобы Нацбанк получил возможность реально влиять на предложение денег на кредитном рынке через инструменты ДКП, необходима кардинальная перестройка всей монетарной сферы», – убежден Юрин.

Прежде всего надо решить проблему, связанную с огромным объемом вложений в ноты и иные инструменты изъятия ликвидности. Подобная перестройка будет сопряжена с серьезными рисками и потребует значительных расходов ресурсов государства. Кроме того, непреложным условием для ее проведения является оздоровление реального сектора экономики.

Юрин уверен, что Нацбанк и АРРФР однозначно должны вносить свою лепту в экономическое развитие. По его мнению, роль обоих ведомств на этом поприще должна заключаться в создании условий для того, чтобы финансовая система полностью обеспечивала экономику финансовыми ресурсами, необходимыми для ее развития. В то же время Юрин считает, что законодательные мандаты обоих ведомств как минимум отодвигают эту задачу на второй план. Основной целью Нацбанка в рамках текущего законодательства является обеспечение стабильности цен, а ­АРРФР – обеспечение финансовой стабильности.

«С учетом качества казахстанской статистики цен, данные которой опровергаются опросами по инфляционным ожиданиям, проводимыми самим Нацбанком, и отсутствия законодательного определения понятия «финансовая стабильность» зона ответственности обоих ведомств серьезно размывается», – констатирует Юрин.

Будет ли прописано в новой стратегии ДКП участие Нацбанка в снижении немонетарной (неценовой) инфляции – вопрос открытый. Пока же отсутствие такого мандата не дает ему права участвовать в снижении зависимости экономики от импорта путем насыщения рынков товарами, оптимизации цепочек поставок и недопущения спекуляций – даже в целях повышения эффективности ДКП.

В стратегии ДКП Нацбанка на 2019–2021 годы указано, что в долгосрочной перспективе экономический рост зависит от фундаментальных структурных параметров, находящихся вне сферы влияния центрального банка. ДКП по своей сути имеет стабилизационную природу и направлена на сглаживание экономических циклов. В своем выступлении на заседании правительства 14 июля глава Нацбанка Ерболат Досаев заверил, что ведомство будет проводить последовательную ДКП, направленную на удержание инфляции в пределах 8–8,5% в 2020 году с использованием всех имеющихся инструментов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3152 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
28 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить