Олжас Худайбергенов: Объем падения ВВП достигнет 10%

Какие изменения включает в себя новый экономический курс, насколько снизится ВВП, сколько потрачено средств на борьбу с коронакризисом? На эти и другие вопросы ответил экономист Олжас Худайбергенов

ФОТО: facebook.com/o.khudaibergenov

Очередным гостем в рамках серии онлайн-интервью медиамагната Арманжана Байтасова стал Олжас Худайбергенов - экономист и старший партнер компании CSI, который рассказал о влиянии коронавируса на экономику РК, а также об эффективных мерах поддержки бизнес-сектора в условиях пандемии.

Вчера президент объявил об активной разработке нового экономического курса. Какие аспекты модернизации подразумеваются в нем?

- На следующей неделе правительство предоставит итоговую версию, которая впоследствии будет рассмотрена президентом. Ожидается, что уже в сентябре Касым-Жомарт Токаев выступит с посланием по данному курсу. Однако говорить о том, какие преобразования он подразумевает на данный момент, не совсем корректно, так как он еще не утвержден. Могу лишь сказать, что он будет состоять из двух направлений: меры, связанные с коронакризисом, и стратегические реформы, которые были намечены давно.

В майском отчете KPMG по оценке влияния коронавируса на разные сектора экономики Казахстана прогнозировалось снижение ВВП на 2,5%. Могли бы вы подробнее расшифровать значение этих цифр?

- Аналитики подразумевали такое падение во втором квартале, при этом анализ был проведен по итогам мая, тогда многие думали, что карантин скоро закончится. Как показывает текущая ситуация, ограничительные меры были продлены до конца июля. Тем не менее точный прогноз давать очень сложно, потому что неизвестно - улучшится ли эпидемиологическая ситуация в Казахстане или, наоборот, придется продлевать карантинные меры.

На мой взгляд, объем падения ВВП будет больше 2,5% и достигнет отметки 10% в годовом выражении. Основные причины: большой спад деловой активности по многим направлениям, снижение инвестирования и сокращение добычи нефти. Однако следует также учитывать ситуацию в других странах, которая даст косвенный эффект. Если же после июльских ограничений мы будем видеть улучшение ситуации, то снижение ВВП, конечно, будет менее 10%.

Не совсем верится в такой прогноз, так как несмотря на снижение добычи нефти, цена на нее держится в пределах $40-45 за баррель. Курс доллара также варьируется в одном диапазоне, и цены на сырье держатся.

Согласен, что цена на нефть для нашей страны держится в нормальном диапазоне. При этом основная причина снижения ВВП зависит от сокращения добычи нефти, которое отразилось на инвестиционных планах всего нефтяного сектора. В этой структуре работали около 180 тыс. человек, половина сотрудников уже попала под сокращение. В целом валютная позиция Казахстана улучшилась, но импорт сильно сократился: уменьшилось потребление, а также внутренний кризис в стране наложил большой отпечаток. Население перешло в режим экономии и тратит деньги лишь на товары первой необходимости: продукты, лекарства.

Насколько бюджет Казахстана зависит от нефтяной структуры?

- Прямой вклад доли добывающего сектора составляет примерно 18% от доли ВВП. В добавочном секторе ВВП генерируется в пределах 35-40%. Трансфер Нацфонда составлял 2–2,5 трлн тенге, в этом году в связи с коронакризисом половина госбюджета генерируется Нацфондом.

Сколько средств было потрачено в Казахстане на борьбу с коронавирусом?

- Изначальный бюджет на антикризисные мероприятия составлял 6 трлн тенге. Предполагаю, что на сегодняшний момент было потрачено около 2 трлн тенге, при этом к этой сумме следует добавить социальную выплату 42 500 тенге за июль, что составит примерно 100 млрд тенге, и такая же сумма была выделена на другие мероприятия по борьбе с COVID-19. Данный бюджет был распределен по разным отраслям до конца 2020 года.

Можете озвучить данные, какое количество казахстанцев получили социальную выплату 42 500 тенге? Сколько составил общий размер помощи в денежном эквиваленте?

- В апреле 4,5 млн человек получили выплату, а в мае этот показатель сократился до 3,8 млн. Социальную выплату в июле, скорее всего, получат около 2-2,5 млн граждан. Точные цифры, конечно, узнаем в августе. Был заложен бюджет примерно 350 млрд тенге по выплатам за апрель-май, в итоге общая сумма за три месяца, на мой взгляд, составит около 450 млрд тенге.

На ваш взгляд, какие меры поддержки со стороны государства были наиболее эффективными?

- Хорошей мерой стали спецвыплаты в размере 42 500 тенге, которые нужно было продолжать до декабря 2020 года. Большинство стран уже увеличили сроки выплат, так как они понимают, что нужно стимулировать экономику, увеличивая спрос. Конечно, при этом количество людей, претендующих на спецвыплату, будет меняться. Я считаю, что нужно временно остановить выплаты на поддержание населения, которое испытывает материальные трудности. Вместо этого следует увеличить сумму спецвыплат для более широкого круга людей, включив в этот перечень детей: взрослым выдавать деньги в размере 60 тыс. тенге, а детям в пределах 30-40 тыс. тенге.

Есть две хорошие госпрограммы «Экономика простых вещей» и «Дорожная карта занятости», которые ввиду бюрократии дают лишь частичный положительный эффект. На сегодняшний день по кредитованию в рамках «Экономики простых вещей» освоено лишь 300 млрд тенге из 1 трлн тенге. В условиях текущего кризиса важна быстрота действий.

Хочу отметить еще пару хороших мер: отмену налога с фонда труда, дополнительные выплаты – индексации, а также обнуление аренды на объекты госимущества. При этом последнюю меру, на мой взгляд, следует продлить до декабря, чтобы бизнес смог встать на ноги.

Еркин Татишев на вопрос о том, кого сейчас нужно спасать в первую очередь, ответил: и людей, и бизнес. На ваш взгляд, возможно ли спасти сразу всех?

- Однозначно да. Жесткие ограничительные меры – это лишь выигрыш времени, чтобы более тщательно подготовиться к борьбе с вирусом. Второй раз вводить строгий карантин нельзя, но при этом следует придерживаться средней степени карантинного режима до окончания пандемии, исключать тои и т.д. Однозначно государство должно поддерживать бизнес-сектор, особенно те отрасли, которые оказались более уязвимыми. Например, в Сингапуре выдают спецвыплату деятелям искусства, так как они остались без работы. В режиме коронакризиса рынок бизнеса умирает.

Государству нужно протестировать дополнительные меры поддержки, например открытие спецсчетов во избежание санкций со стороны банков, которые с социальных выплат списывают задолженности по кредитам.

Сегодня читал статью по макроэкономике, какие инструменты должны применять государства для помощи населению и бизнесу. Выделю два главных момента: активная роль Нацбанка в поддержании занятости, а также упор на механизм отрицательных ставок, чтобы люди тратили деньги, стимулируя экономику, а не хранили на депозите.

Много слухов ходит вокруг ЕНПФ, люди хотят забрать свои накопления, так как не совсем уверены в сохранности средств. Насколько оправдано такое недоверие?

- ЕНПФ попадает под критику населения, так как это государственная структура, которая вызывает общее недоверие. Но на самом деле ЕНПФ более эффективен, чем все частные пенсионные фонды, которые были до него, так как их доходность была ниже уровня официальной инфляции. У ЕНПФ, наоборот, доходность почти всегда выше этого показателя. Более того, расходы на содержание пенсионной системы в 10 раз меньше относительно активов. Например, если раньше тратили условно 1% от активов, то сейчас этот показатель снизился до 0,1%. На мой взгляд, граждане положительно воспримут решение президента о распределении пенсионных накоплений на решение жилищных проблем, которое он озвучил ранее.

В чем заключалась ваша работа на должности внештатного советника президента?

- Конечно, я больше сотрудничал с администрацией президента и другими госорганами. Последние полгода 70% всей деятельности было сконцентрировано на тематике коронавируса, а остальные 30% отводились на будущие реформы вне эпидемии. Отмечу, что сейчас центр внимания немного сместился с коронавирусного вектора. Люди ждут реформ, при этом не точечных, а масштабных.

На сегодняшний день в стране по официальным данным более 70 тыс. заболевших, однако многие утверждают, что количество инфицированных намного больше. Вы также высказали мнение о том, что зараженных COVID-19 намного больше. Расскажите более подробно о статистике…

- Сейчас официально подтверждено более 70 тыс. зарегистрированных случаев заражения COVID-19. Но ведь статистика учитывает лишь тех, кто обратился за медицинской помощью, а сколько людей с легкими симптомами, которые вообще не обращались к врачу? Мировые исследования показывают, что 85% заболевших коронавирусом легко переносят эту болезнь. Поэтому я говорил, что количество инфицированных COVID-19 достигло почти 2 млн человек в Казахстане. Наблюдая за людьми, я вижу, что многие сами понимают, что зараженных намного больше. Минздрав не согласен с моим мнением, тем не менее я не хотел делать это предметом спора, ведь суть заключается в признании этих цифр, от которого будут зависеть дальнейшие действия по борьбе с COVID-19.

Какие действия следует предпринять, чтобы поднять экономику нашей страны?

- На мой взгляд, нужны три больших изменения: привести судебную систему в порядок, так как суды – это ключевой инструмент, обеспечивающий справедливость в стране; искоренить коррупцию и бюрократию. Если решить первые две проблемы, то бюрократия уйдет сама, хотя сейчас бюрократия живет своей жизнью: 80% процедур – лишние, если их убрать, то экономика будет расти достаточно быстро. Нужны также определенные изменения в монетарной и налоговой политике, но прежде всего мы должны искоренить первые три проблемы, которые я озвучил, для того чтобы остальные экономические реформы смогли воплотиться в реальность.

Саакашвили говорил о том, что для развития экономики страны должна быть команда, объединенная большой идеей. Согласны с ним?

- На самом деле под «идеей» подразумевается восстановление справедливости во всех структурах. Людей, готовых сделать стать частью такой команды много, однако для этого требуется политическая воля. Если объявлять борьбу с коррупцией, то нужно сажать в тюрьму всех, кто виновен. Многие также считают, что нужно периодически «обновлять кровь» политической системы новыми людьми.

Возможны ли экономические реформы без политических?

- К сожалению, нет.

Казахстанцы сейчас понимают, что курс тенге зависит от стоимости нефти и курса российского рубля. Зависимость от нефти еще понятна, но почему существует зависимость от рубля?

- Россия – крупнейший торговый партнер страны, кроме того, и там имеются похожие проблемы в экономике.

А смягчение монетарной политики и снижение ставки рефинансирования влияет на ослабление тенге?

- Если базовая ставка снижается, то каких-то положительных последствий нет, а если ставка повышается, то отрицательные последствия реализуются практически сразу. Механизм простой: при повышении базовой ставки автоматически растут ставки по депозитам и кредитам, а при снижении – депозитные ставки снижаются, но это не гарантирует снижения кредитных ставок. Это канал, работающий в одну сторону.

Не ослабнет ли тенге? Каков ваш прогноз на ближайшее время?

- Нацбанк настроен держать курс доллара в диапазоне 400-450 тенге. На сегодняшний день на курс рыночные факторы не оказывают сильного влияния. Нацбанк обеспечивает более-менее стабильное движение тенге.

Сейчас у вас появилось больше свободного времени, чем планируете заниматься в будущем?

- У меня есть основной бизнес, которому я уделяю большое внимание. Думаю, что теперь уменьшится количество обращений граждан ко мне, как к внештатному советнику президента, потому что было много жалоб на бюрократию со стороны чиновников. Я всегда старался помогать людям в решении их проблем, хотя это было не входило в мои обязанности, но из этических соображений я не мог отказать им.

В завершение эфира Арманжан Байтасов зачитал некоторые вопросы подписчиков.

Каковы наиболее привлекательные сектора экономики в Казахстане на сегодняшний день с самыми высокими точками роста?

- Сельское хозяйство и производство продуктов питания, а также IT-сектор. Однако сейчас в дополнительных мерах поддержки нуждаются все сферы.

По-вашему, что будет с ценами на недвижимость?

- Скорее всего частный спрос будет падать, так как доходы населения будут снижаться. Но есть один интересный момент: цены на недвижимость падают, но на стройматериалы цены растут, так как требования коронакризиса подразумевают дополнительные издержки для бизнеса. Поэтому пока не совсем понятно, как эти смежные факторы будут реализовываться.

Не слишком ли много государства в экономике?

- Есть прямое участие государства, когда оно создает госкомпанию и производит товары и услуги. Такой практики придерживаются в основном развивающиеся страны со слабой институциональной средой и плохим госуправлением. Развитые страны придерживаются косвенного вмешательства, наращивая налоги и госрасходы. Средний процент от прямого и косвенного вмешательства составляет 50% от ВВП. В Казахстане 35% прямого вмешательства и 15% косвенного, в то время как в развитых странах прямое вмешательство составляет 3,5%, а косвенное – 45%. Для эффективного развития страны следует переходить к косвенному вмешательству. Существует такая тенденция, что в руках частного монополиста происходит снижение цен, в то время как у государственного монополиста будет ежегодное гарантированное повышение цен.

Жади Есенгелди

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6496 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 сентября родились
Айдын Рахимбаев
основатель и председатель совета директоров BI Group, №4 рейтинга рантье - 2019
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить