Как уроженка села Мерке строит карьеру в ООН

Решительность и вера в себя помогают ей строить международную карьеру и бороться за права женщин

Меруерт Сыздыкбекова
ФОТО: © Viktoria Onge
Меруерт Сыздыкбекова

Когда Меруерт Сыздыкбекова рассказывает незнакомым людям, чем занимается, многие приходят в замешательство. Меруерт – специалист по гендерной политике, окружающей среде и изменению климата в «ООН-Женщины». «Далеко не всем понятно, почему «ООН-Женщины» – структура, которая занимается вопросами гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин, – нуждается в специалистах по изменению климата», – смеется Меруерт.

На самом деле, уже серьезно продолжает собеседница, гендерное неравенство и изменение климата тесно взаимосвязаны. Проблемы окружающей среды, хоть и затрагивают каждого, не на всех сказываются одинаково: в первую очередь плохая экология и природные катаклизмы бьют по уязвимым группам населения, в числе которых – девочки и женщины. Именно поэтому «ООН-Женщины» нуждается в специалистах, которые изучают взаимное влияние вопросов гендера и окружающей среды.

«Нормы и традиции многих обществ дискриминируют девочек и женщин, поэтому любой кризис сказывается на них сильнее. Примеров очень много, – рассказывает Меруерт. – В Юго-Восточной Азии проводили исследования, в результате которых выяснилось, что среди жертв природных бедствий – землетрясений, цунами – больше женщин, чем мужчин. Причина этому – гендерное неравенство. Таким необходимым для выживания навыкам, как плавание и лазание по деревьям, чаще учат мальчиков, чем девочек. Традиционная женская одежда зачастую сковывает движения, что тоже делает женщин уязвимее в случае стихийных бедствий».

Меруерт признает: некоторые женщины, хоть и далеко не все, физически слабее мужчин. И все же этим нельзя объяснить высокую женскую смертность в результате природных катаклизмов, уверена она. Ведь в странах Западной Европы, где женщины занимают более крепкое, чем в Юго-Восточной Азии, положение, их смертность в результате природных бедствий ниже. «Как видите, общественные устои имеют жизненно важное значение», – подчеркивает собеседница.

Женщины под ударом

Меруерт с прошлого года работает в региональном офисе «ООН-Женщины», расположенном в Стамбуле. Подразделение курирует Восточную Европу, Балканские страны и Центральную Азию. Отвечая на вопрос о гендерном неравенстве в среднеазиатских республиках, собеседница отмечает исторически сложившиеся позитивные тенденции: относительно широкий доступ девочек и женщин к образованию и здравоохранению. Что касается гендерных стереотипов и насилия в отношении женщин, особенно внутрисемейного, то здесь ситуация остается плачевной. «Вы и сами наверняка обо всем этом читаете в новостях», – замечает Меруерт.

В Казахстане гендерный дисбаланс выражается и в неравных карьерных возможностях: женщины по-прежнему зарабатывают меньше мужчин и занимают меньше руководящих должностей как на госслужбе, так и в частном секторе. Меруерт надеется, что ситуация выправится, и, как женщина, родившаяся и проведшая большую часть своей жизни в Казахстане, видит определенный прогресс в этом отношении.

«В решении вопросов гендерного неравенства очень важно задействовать все заинтересованные стороны, – объясняет Меруерт. – Положение женщин – тема сложная и многогранная, и обсуждать ее нужно, привлекая к разговору не только государственные органы, но и неправительственные организации, и частный сектор». По ее словам, конструктивные и откровенные дискуссии способствуют продвижению гендерного равенства. Возможно, поэтому она всегда готова поделиться своим мнением на этот счет и выслушать собеседника.

Меруерт охотно рассказывает, что в стамбульском офисе «ООН-Женщины» работает над новой региональной программой, цель которой – внедрение гендерно чувствительной политики в вопросах борьбы с изменением климата и защиты окружающей среды. Программа нацелена на расширение прав и возможностей девочек и женщин. Планируется, что Казахстан станет одной из немногих стран, где эта программа заработает в пилотном режиме.

Стремление к миру

Меруерт хорошо понимает, с какими вызовами сталкиваются казахстанские женщины. Она сама преодолела множество барьеров, прежде чем начать успешную карьеру в ООН. «Меня воспитывали мама и бабушка, поэтому я с детства знала, какими сильными бывают женщины и как хорошо они умеют справляться без мужчин», – вспоминает собеседница. Она родилась и выросла в селе Мерке Жамбылской области, там же окончила школу. Образованию в семье всегда придавали большое значение, и, будучи школьницей, Меруерт с удовольствием взялась за изучение немецкого языка. Учительница так увлекательно рассказывала о немецкой культуре и немецкоязычных странах, что пробудила в девочке большое стремление увидеть мир за пределами уютного патриархального Мерке.

ФОТО: © Viktoria Onge

Уже учась в старших классах, Меруерт решила: лучшим способом попасть в дальние страны станет карьера международника. Поступить на специальность «международные отношения» ей, обладательнице аттестата с отличием, ничего не стоило. Подумав, она выбрала Карагандинский госуниверситет. Хоть и далековато от родного Мерке, зато было у кого остановиться: в Караганде живет родной дядя.

Главным преимуществом учебы в КарГУ, куда Меруерт поступила сразу после окончания школы в 2010 году, она называет возможность освоить иностранные языки. Девушка продолжила налегать на немецкий. Хорошее знание языка помогло ей выиграть стипендию Германской службы академических обменов DAAD на кратковременную стажировку в Гейдельбергском университете, одном из старейших в Германии. Так состоялось долгожданное знакомство с внешним миром.

Такие разные отношения

Меруерт всегда считала, что важная часть успеха – умение использовать все имеющиеся у человека возможности. Учась на последнем курсе КарГУ, она стала подумывать о поступлении в магистратуру. Решила не размениваться по мелочам и подать документы в престижнейшую в мире Лондонскую школу экономики и политических наук. «Процесс подачи показался мне таким легким, – смеется собеседница. – И только потом я узнала, какой там бешеный конкурс!»

Стипендия «Болашак» помогла Меруерт решить финансовый вопрос, и в 2015 году она улетела в Лондон на годичную магистратуру по международным отношениям. Она признается, что иногда вспоминает об этом шаге, удивляясь себе и своей решительности. Плохо представляя себе, что такое учеба в Великобритании, без лишних раздумий окунулась в тамошнюю жизнь. Учиться часто приходилось на ходу. «Хорошо, что речь шла не о теоретической физике, а о международных отношениях, которые мне уже были известны», – улыбается Меруерт.

Несмотря на близкое знакомство с предметом, учиться в Лондонской школе экономики и политических наук девушке поначалу было непросто. Система преподавания ей казалась непривычной: вместо зазубривания исторических дат и подробностей событий студентам приходилось разбираться в тонкостях различных идеологий и теоретических школ. «Что по тому или иному поводу думают марксисты, либералы, консерваторы – все это нужно было знать», – вспоминает собеседница.

По ее словам, выпускникам казахстанских учебных заведений непривычна еще одна традиция западной системы образования, занимающая центральное место в процессе обучения, – умение формулировать и излагать свои мысли как во время занятий, так и на бумаге. Среднестатистический казахстанский студент эссе пишет в лучшем случае пару раз в год. В Лондоне же Меруерт приходилось это делать постоянно. Мысли студента по поводу услышанного и прочитанного – вот что интересует тамошних преподавателей.

Впервые увидев однокурсников, Меруерт испытала понятное смущение: многие из них окончили такие университеты, как Оксфорд и Кембридж. Перебороть себя ей опять же помогла решительность. «Я поразмыслила и пришла к выводу, что так называемый синдром самозванца преследует всех. Мне кажется, что остальные умнее меня, а им – что я умнее их. Постепенно становится понятно, что это всего лишь страхи», – рассуждает она.

Что Меруерт вынесла из учебы в Лондоне? Кроме фундаментальных знаний (она подсчитала, что за год учебы в магистратуре перечитала едва ли не больше книг, чем за всю жизнь) это понимание неоднозначности жизни и истории. «Там учат, что события и явления не черно-белые. Что в жизни много серых тонов и не стоит все оценивать категорично», – отмечает собеседница.

Снова за рубеж

По окончании магистратуры в 2016 году Меруерт приехала в Казахстан и, как того требовали правила стипендии, вернулась в свою альма-матер, Карагандинский госуниверситет, чтобы преподавать международные отношения. Возможно, другой на ее месте воспринял бы возвращение как повинность, но Меруерт отнеслась к этому со свойственным ей прагматизмом. Работа преподавателя давала возможность подавать на стажировки за рубежом, что она и делала. За два года успела побывать в Словении и Латвии.

ФОТО: © Viktoria Onge

Уйдя с преподавательской работы в 2018-м, Меруерт немного поработала в неправительственной организации и на госслужбе. Вскоре она решила, что пришла пора осуществить давнюю мечту о карьере международника, и устроилась программным ассистентом в офис ОБСЕ в Нур-Султане. Там Меруерт помогала внедрять совместные с казахстанскими госорганами проекты (например, обучающие семинары для пограничников по идентификации поддельных документов). Кроме того, она частично курировала работу с молодежью в таких проектах, как Модель ОБСЕ – студенческой игре, воспроизводящей работу Постоянного совета ОБСЕ во время кризисных ситуаций. Летом 2020-го, спустя год работы в ОБСЕ, Меруерт подала заявку на открывшуюся в «ООН-Женщины» вакансию и, получив предложение о работе, уехала в Стамбул.

Меруерт считает, что ей повезло родиться в любящей семье и получить хорошее образование. Как и подавляющее большинство женщин, она сталкивалась с дискриминацией по гендерному признаку («С этим сталкиваются почти все. Например, при приеме на работу», – говорит она.) Разнообразный жизненный опыт укрепил ее решимость в борьбе с предрассудками и отстаивании прав женщин в свете изменения климата. «Я всего год нахожусь в Турции, но уже стала свидетельницей изменения климата. Этим летом здесь бушевали страшные лесные пожары. Знаете, есть люди, которые не верят в силу антропогенного влияния на климат. Но, по-моему, после пожаров в Турции таких скептиков стало гораздо меньше», – замечает Меруерт.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13603 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить