Новый вектор

Насколько обоснованны изменения в программе «Болашак»

ФОТО: © Depositphotos.com/stokkete

Объектом реформ в казахстанском высшем образовании, помимо прочего, стала стипендия «Болашак» – программа подготовки кадров и специалистов за рубежом для приоритетных секторов экономики. Выступая на встрече с бизнесменами в январе этого года, президент Касым-Жомарт Токаев отметил: «Программу «Болашак» мы переориентируем – в техническую сторону. Мы будем направлять наших молодых людей на учебу, в том числе и в Россию, а может быть, и в первую очередь в Россию».

Как известно, «Болашак» в настоящее время предполагает обучение в зарубежных вузах по программам магистратуры и докторантуры, а также прохождение научно-производственных стажировок. Стипендию в 1993 году учредил Нурсултан Назарбаев. За эти годы, по данным оператора программы – АО «Центр международных программ» (ЦМП), за рубежом было подготовлено 11,4 тыс. специалистов. По замыслу, «болашакеры», получив современное образование мирового уровня, должны, вернувшись, способствовать экономическому и социальному развитию страны, продвигать реформы.

Мнения экспертов по поводу инициативы главы государства, связанной с программой «Болашак», разделились: если одни посчитали ее обоснованной и своевременной, другие увидели отход от изначального курса, заложенного первым президентом. Что думают о грядущих изменениях и будущем «Болашака» сами выпускники программы?

Британский акцент

«Болашак» считается многими едва ли не одним из самых значительных достижений Нурсултана Назарбаева. Во многом она действительно оправдала ожидания. Согласно данным ЦМП, 52% выпускников программы уже выросли до руководителей среднего и высшего звена; 10% основали собственные предприятия. При этом вопреки опасениям из более чем 11 тыс. выпускников всего 164 человека остались за рубежом (что, в принципе, запрещено условиями программы).

Стипендиаты «Болашака» работают в самых разных сферах – от государственного управления до культуры и искусства. 809 выпускников заняты в здравоохранении (из них 545 – практикующие врачи и 135 преподают в медицинских вузах). 1036 трудятся в образовательной отрасли, в том числе 842 – в организациях начального, среднего, высшего, послевузовского образования и образовательных центрах. 11 выпускников программы – ректоры ведущих вузов страны.

Среди «болашакеров» – более 2 тыс. специалистов по инженерно-техническим специальностям, 1,3 тыс. – по информационным технологиям и коммуникациям, почти 400 – по естественным наукам, 80 – по сельскому хозяйству. Воспитанники программы – изобретатели инновационных аппаратов для слабовидящих и незрячих людей, основатели успешных стартапов и бизнес-инкубаторов. Некоторые из них – например, соосноователь Seiko Labs Берик Турсынбек – стали лауреатами рейтинга Forbes Kazakhstan «30 до 30».

«Болашак» продолжает развиваться, несмотря на нестабильную обстановку в мире в последние два года, связанную с пандемией. ЦМП даже постепенно увеличивает количество вузов, обучение в которых доступно в рамках программы. Если в 2020 году таковых было 138 заведений, в 2021-м – 207, то в этом году станет 237 университетов. Вуз должен входить в топ-250 позиций двух и более международных академических рейтингов – QS World University Rankings, Academic Ranking of World Universities или Times Higher Education World University Rankings.

За почти три десятилетия существования программы наибольшее число, 46% стипендиатов, выбрали для обучения вузы Великобритании и Ирландии, 26% – США и Канады. Россию в качестве направления предпочло всего 7% «болашакеров». Возможно, нынешние планы по усилению российского направления продиктованы и финансовыми мотивами: обучение в западных вузах обходится государству в копеечку. Например, в среднем на одного студента, обучающегося в США по «Болашаку», Казахстан тратит порядка 47,7 млн тенге в год; для Великобритании этот показатель составляет 18,9 млн. Только за 2021 год на стипендиатов было потрачено 15,2 млрд тенге бюджетных денег.

Золотой билет

Мынжылкы Бердиходжаев родился в простой кызылординской семье. С отличием окончив Карагандинский медицинский университет, в 2006 году он по программе «Болашак» поступил в Военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова в Санкт-Петербурге по специальности «хирургия позвоночника». «На самом деле я выбрал Россию только потому, что не знал английского языка», – признается собеседник. После возвращения в Казахстан он решил заняться хирургией сосудов мозга. Сегодня бывший «болашакер» работает заведующим отделением нейрохирургии Центральной клинической больницы Алматы. За его плечами – более 4000 сложных операций на сосудах головного мозга; каждый год он проводит более 200 операций по удалению аневризмы головного мозга. Бердиходжаев – один из тех, кто стоял у истоков отечественной нейрососудистой хирургии.

Относительно того, что стипендию «Болашак» собираются переориентировать на Россию, собеседник считает: где бы ни учились казахстанцы, главное, чтобы приоритеты программы соответствовали целям развития страны. «Если мы намерены перенимать российские стандарты, тогда это верное решение. Если же пытаемся стать лидерами и войти в тридцатку мировых держав, тогда российские стандарты нам не подойдут. Если хотим перенимать европейские стандарты в том, что касается медицины, то должны отправлять студентов именно в Европу», – замечает он.

Кайрат Султанов – главный технический директор в казахстанском представительстве дубайской компании AQ Group. Он отвечал за создание сети дата-центров для экспорта вычислительных услуг, разработал вспомогательную систему для центрального депозитария биржи Международного финансового центра «Астана» (МФЦА), работал над IT-инфраструктурой «Назарбаев интеллектуальных школ». Султанов дважды учился по программе «Болашак»: в 2009 году окончил магистратуру в Университетском колледже Лондона по программе финансового инжиниринга, в 2016-м прошел годовую стажировку в финансовых организациях Нью-Йорка, организованную «Болашаком» для сотрудников МФЦА. «Я из простой семьи, из поселка под Кокшетау, без этой стипендии мог бы быть никем. Я – безусловный пример человека, севшего в социальный лифт», – смеется собеседник.

Султанов обеспокоен нынешними инициативами, касающимися стипендии. «Я бы предпочел, чтобы программу изменили по схеме квотирования. Чтобы была определенная доля гуманитариев и небольшой перевес в сторону технарей, – говорит он. То, что «Болашак» движется в сторону России, также вызывает у Султанова определенные сомнения: – Как сырой материал российские технари отлично вписываются в рынок труда, однако технологии, которые имеют наши соседи, отстают. Даже сейчас мы говорим с вами, используя технологии, созданные американцами. Я думаю, что это решение в первую очередь политическое. В плане образования это ничего не даст».

Алматинка Халида Ажигулова долго искала возможность уехать учиться за границу. Это ей удалось сделать в 2007 году, когда по программе «Болашак» она поступила в магистратуру Оксфордского университета по специальности «право». Второй раз она воспользовалась «Болашаком», чтобы получить докторскую степень в Лестерском университете. Сегодня она – разработчик и тренер онлайн-курсов по борьбе с буллингом и кибербуллингом в рамках проекта ЮНИСЕФ BeKind. В качестве национального координатора научно-образовательного проекта Street Law Kazakhstan Ажигулова также обучает школьников правовой грамотности. Ажигулова деятельно участвует в совершенствовании государственной политики по управлению наукой в Казахстане, по реализации Целей устойчивого развития, разрабатывает законодательные акты в качестве члена парламентских рабочих групп.

«Я считаю, что не должно быть никакого принуждения к выбору вузов той или иной страны. Да, мы знаем, что в России есть сильные вузы, равно как и в других странах. Но мы должны всегда учитывать, что стипендиальная программа «Болашак» финансируется не из кармана частных доноров, а из республиканского бюджета», – подчеркивает собеседница. Она считает: граждане Казахстана как основной донор программы «Болашак» имеют право требовать, чтобы бюджетные средства тратились на обучение стипендиатов в лучших университетах мира. «Также важно уважать право самих стипендиатов выбирать, в каких университетах из утвержденного списка они хотели бы учиться. Так решаются вопросы в демократическом и правовом государстве», – резюмирует Ажигулова.

Во имя цели

Какими бы ни были мнения насчет доступных по «Болашаку» специальностей, программа меняется – это факт. «В целях реализации поручения главы государства в рамках программы «Болашак» приоритетными станут технические специальности. В этом году будет увеличено количество грантов на технические и IT-направления с 36 до 60%. Утверждена отдельная категория стажировок для инженерно-технических работников», – сообщили Forbes Kazakhstan в пресс-службе ЦМП.

По данным ЦМП, в 2022 году стажировки доступны для следующих категорий профессионалов: инженерно-технические работники, медицинские служащие, работники сферы культуры, туризма и спорта, сотрудники средств массовой информации, работники сферы АПК, государственные служащие, ученые, педагоги организаций среднего, технического и профессионального образования. Инженерно-технических работников также планируется обучать по академическим программам в ведущих вузах мира. Кроме того, в рамках программы «Болашак» предусмотрена отправка студентов на курсы языковой подготовки. Сам общий смысл программы не меняется – она по-прежнему сосредоточена на повышении квалификации и подготовке кадров для местного рынка труда.

ЦМП планирует заключить соглашения о сотрудничестве еще с 21 зарубежным университетом, входящим в топ-250 двух и более международных академических рейтингов. Готовятся к подписанию меморандумы с двумя российскими вузами, входящими в топ-20 национальных рейтингов стран БРИКС. В этом году список вузов, доступных в рамках «Болашака», будет расширен до 237 заведений из 28 стран.

Сосредоточить ресурсы программы на технических специальностях – мера в целом объяснимая. Казахстан до сих пор пытается избавиться от сырьевой зависимости своей экономики. Правительство планирует к 2025 году нарастить несырьевой экспорт до $41 млрд, то есть более чем в 2 раза (в 2021 году составил $19,9 млрд). Что для этого нужно? Помимо прочего, специалисты, которые смогут создавать продукты в сфере обрабатывающей промышленности. Между тем за время существования «Болашака» 55% выпускников получили гуманитарное образование. Подразумевалось, что именно гуманитарии смогут изменить правовую и социальную архитектуру в стране. Похоже, этой цели достичь так и не удалось. В значительной степени из-за того, что многим выпускникам «Болашака» было трудно интегрировать свои международные навыки и знания в отечественные реалии. Возможно, большего удастся добиться технарям.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
456 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Может ли бизнес помочь науке? Смотреть на Youtube