Незамерзающий поток студентов

Как изменились тренды на рынке образования за рубежом в последние годы

ФОТО: © Depositphotos.com/ApostolisGiontzis

По данным Казахстанской ассоциации агентств зарубежного образования (KAEA), в Казахстане работают около 100 агентств, которые помогают нашим соотечественникам поступить в зарубежные образовательные учреждения. Кроме этого, по словам исполнительного директора KAEA Жанны Мендыбаевой, на рынке присутствует множество агентств родом из России и Великобритании, а также агентов-одиночек, которые работают с абитуриентами. Общее число тех, кто предоставляет подобные услуги, подсчитать сложно.

«Понять, сколько студентов из Казахстана учится за рубежом (в школах-пансионах, на предуниверситетских программах, в вузах), также очень трудно: официальными органами такой учет не ведется», – говорит Мендыбаева. Однако сведения о количестве студентов, которые уехали учиться за рубеж, можно найти на сайте UNESCO.

По данным организации, 84 861 казахстанец «грызет гранит науки» за пределами родной страны. Больше всего их в учебных заведениях России – 65 237 человек. На втором месте (неожиданно) идет Кыргыз­стан – 3290. На третьем – Турция, которая приняла 2015 наших студентов. Информация UNESCO не безупречна: к примеру, данные о казахстанцах, обучающихся в Саудовской Аравии, указаны за 2018 год (184), в Египте – вовсе за 2016-й (69). Но «средняя температура по больнице» понятна. (Для сравнения: по данным Комитета по статистике МНЭ, в 2019 году в Казахстане насчитывалось 604 345 студентов вузов.)

Фактор курса

Генеральный директор образовательного центра M&K Айгуль Калдыбаева говорит, что за 22 года работы они отправили за рубеж 5547 студентов: «В 1998 году, когда я открыла компанию, их было всего семь. Сейчас отправляем намного больше. К примеру, самые продуктивные наши консультанты за год помогают поступить на академические программы от 50 до 90 студентам».

Калдыбаева утверждает, что ни за один год у M&K не было снижения количества студентов. «Даже кризисы не влияли, ведь казахстанцы традиционно стараются дать детям лучшее образование. Сельские копят деньги, чтобы отправить ребенка в столичный вуз. Те, кто живет в больших городах, готовы на всем экономить, лишь бы дети смогли учиться за рубежом. Помню случай, как женщина, которая одна растила троих детей, продала квартиру в городе и уехала жить на дачу, чтобы старшего отправить в зарубежный университет. Зато второй ребенок уже учился с помощью финансовой поддержки старшего. Потом все вместе они обеспечили зарубежное образование самому младшему», – рассказывает собеседница.

Наталья Дортман, директор Caspian Training Group, которая присутствует на рынке с 2001 года, видит другую картину: с годами количество желающих уехать снизилось в разы: во-первых, из-за изменившейся экономической ситуации в стране; во-вторых, выпали люди, которые стали самостоятельно поступать в иностранные учебные заведения – искать информацию в интернете, оформлять документы. 10–12 лет назад это было сделать сложно.

«Еще шесть лет назад через нас ежегодно за рубеж уезжало в среднем 30 ребят, а теперь – 12, – подтверждает операционный директор Caspian Training Group Анна Бахарицская. – Это я говорю об академических программах; по языковым лагерям и краткосрочным курсам ситуация другая».

Директор Capital Education Жанболат Тойманов видит прямую связь между экономической ситуацией в Казахстане и количеством уезжающих учиться за рубеж. «В 2008 году я основал компанию и начал организовывать выставки, куда приезжали представители зарубежных университетов и напрямую давали потенциальным студентам информацию, на которую был высокий спрос. Тренд на зарубежное образование задали программа «Болашак» и местные школы, которые пропагандируют зарубежное образование: выпускники тех же НИШ стараются уехать за границу. На выбор студентов также влияет низкий уровень обучения в местных университетах (только КИМЭП и КБТУ сдерживали поток, а с недавних пор к ним прибавился Назарбаев Университет) вкупе с достаточно высокой стоимостью, – констатирует Тойманов. – Казахстан занимал лидирующие позиции среди стран СНГ по числу студентов, уезжающих учиться за рубеж. Это при небольшом населении, поэтому рынок рос».

Но обвалившийся курс национальной валюты снизил количество ищущих престижное зарубежное образование. «При курсе 150–180 тенге за доллар обучение за границей было существенно доступнее. Например, в 2008 году 1,5 млн тенге (тогда – около $10 тыс.) было достаточно, чтобы год учиться в Малайзии. Эту сумму можно было заработать за четыре-пять месяцев при зарплате 300–400 тыс. тенге. Сегодня $10 тыс. – это почти 4 млн тенге. А уровень зарплат не вырос», – объясняет собеседник.

Генеральный директор агентства Intellect Марина Хан называет еще несколько причин, влияющих на количество студентов, выезжающих за рубеж: политическая и экономическая ситуация в стране назначения, а также санитарно-­эпидемиологическая обстановка в мире. «Можно выделить несколько этапов того, как эта услуга приживалась на казахстанском рынке, – говорит Хан, работающая в этой сфере с 1995 года. – Начало нового тысячелетия можно назвать «золотым веком». Новизна концепции, формирование элиты, проблемы в казахстанском образовании… Как следствие, мы отправляли 250–300 человек ежегодно. В 2005–2015 годах, когда произошла стабилизация спроса и открылись новые направления, через наше агентство уезжало 150–200 человек в год. Последние пять лет цифра снизилась до 100. Повлияли ужесточившаяся конкуренция как среди агентств, так и среди провайдеров, появление онлайн-обучения и бронирования, усиление некоторых отечественных учебных заведений».

Смена направлений

С годами изменились и портрет среднего студента, выбор специальностей, учебных заведений, стран. Хан говорит, что большинство из тех, кто обращается за их услугами, – это подростки от 13 до 18 лет, но в последние годы клиент заметно помолодел. Пятилетние дети, которые едут на летние языковые программы, и десятилетние, отправляющиеся за границу получать среднее образование, уже не редкость.

«Мы даже для трехлетних детей искали варианты – родители просили найти детский сад за рубежом. Детям от восьми лет и старше ищем школы. Как правило, такая услуга нужна, когда родители едут работать за пределы Казахстана. Но мы можем подобрать и школы-пансионаты. Чаще же всего к нам обращаются ребята 17 лет, которые оканчивают школу. Еще одна категория клиентов – люди старше 50 лет, которым нужно получить Executive MBA. Была у нас и женщина 55 лет, которая решила стать бакалавром в области истории искусств», – рассказывает Калдыбаева. По ее словам, в центр обращаются как представители среднего класса (программы обучения стоимостью от $3000 до 35 000 в год), так и более состоятельные клиенты (от $50 000 до 150 000).

Хан соглашается, что уровень доходов родителей, которые обращаются в агентства, выше среднего: «Хотя я всегда говорю, что в международном образовании есть возможности для людей с разным достатком: все зависит от мотивации, способностей и доступа к информации».

Бахарицская добавляет, что если раньше 80% клиентов были готовы оплачивать очень дорогое обучение – от $45 000 в год, то сегодня 70% выбирают очень дешевые программы: «Для них 10 000 евро – это уже дорого. Даже магистратуру ищут в пределах $5000–10 000, а это дешевле, чем обучение в КБТУ или КИМЭП. Поэтому мы налаживаем отношения с казахстанскими вузами, которые предоставляют возможность три года учиться здесь, а год, к примеру, в Великобритании, и выдают дипломы двух стран. Тем самым удовлетворяем потребности клиентов, желающих поучиться за рубежом, но не имеющих возможности много платить».

Тойманов также видит тенденцию выбора более бюджетных программ: «Если раньше основной поток наших клиентов платил $20 000 в год, то сейчас – около $5000, максимум $10 000».

Финансовая составляющая влияет и на выбор университетов. «Раньше были очень популярны топовые дорогие университеты – Гарвард, MIT. Нынче чаще выбирают бюджетные программы в европейских, прибалтийских университетах, обращают внимание на государственные вузы. К примеру, в Амстердаме можно учиться за 800 евро в год, если ты владеешь государственным языком. Поэтому сейчас такой ажиотаж в изучении немецкого, итальянского, испанского, чешского языков», – рассказывает Бахарицская.

Калдыбаева также отмечает, что теперь реже стали приходить люди с запросами на поступление в Кембридж, Оксфорд и подобные заведения: «Но не из-за того, что амбиции снизились, а потому что стали осознавать: не в рейтингах счастье. Перед глазами много примеров, когда выпускник не самого престижного университета делает хорошую карьеру просто потому, что ему нравится специальность. Напротив, когда человек с трудом поступает в очень престижный университет и ему там тяжело учиться, у него нередко появляется чувство собственной неполноценности. А это плохо влияет и на дальнейшую карьеру».

Казахстанцы со временем изменили и профессиональные притязания. «Если говорить о высшем образовании, то сначала был огромный спрос на бизнес-специальности. Это и понятно, ведь в Советском Союзе ни бизнеса, ни бизнес-образования не существовало. Потом наступила «эра нефти и газа». Сегодня родители часто дают детям карт-бланш, так как сами не могут разобраться в тенденциях рынка труда, – рассказывает Хан. – А запросы самые разнообразные: стать студентом Стэнфорда или Оксфорда, пройти курс анимации или хип-хопа, получить специальность сомелье или ветеринара».

По наблюдениям Калдыбаевой, раньше казахстанцы чаще отдавали предпочтение таким специальностям, как финансы, экономика, история искусств, дизайн. Теперь – бизнесу, медиа и коммуникациям, гостиничному делу, IT, гражданскому строительству, архитектуре, биомедицине, биохимии, game design, product design, Big data, инженерным специальностям.

Если говорить о странах, то, по статистике агентства Intellect, последние четыре года лидирует Канада. С ней конкурирует Великобритания, которая прежде занимала первое место. США стабильно на третьем. «Предпочтения меняются постоянно, так как в 90% случаев мы до сих пор имеем дело с первым поколением людей, отправляющих детей учиться за рубеж», – объясняет Хан.

В портфеле центра, который возглавляет Калдыбаева, 41 страна. «Можем даже в Южную Африку помочь поступить, – говорит она. – В основном же отправляем студентов в Великобританию, Канаду, Швейцарию, США, Малайзию, Австрию, Германию, Сингапур, Нидерланды, Австралию. Чуть меньше – в Испанию, Чехию, Новую Зеландию, Венгрию, Кипр, Турцию. В прошлом году на наш рынок зашла Япония, мы уже предполагаем, что на учебные заведения этой страны будет большой спрос».

Овчинка стоит выделки

Агентства, которые отправляют казахстанцев учиться за границу, как правило, имеют еще несколько сопутствующих направлений в бизнесе – организация поездок в языковые лагеря и на повышение квалификации, собственные языковые школы, проведение образовательных выставок, экзаменационные центры, поддержка при получении виз, помощь в выборе жилья за границей, организация трансферов из аэропортов к месту обучения и даже отслеживание успеваемости и посещаемости новоиспеченных студентов.

Агентства не зацикливаются на определенном уровне образования, специальности или стране. Поэтому у каждого – сотни партнеров по всему миру: это и детские сады, и школы, и колледжи, и университеты, и языковые лагеря. Специалисты также могут подобрать любую программу – как по срокам (к примеру, кратковременные курсы повышения квалификации), так и по уровню (можно отучиться два года по определенной программе и получить сертифицированный диплом, а не ученую степень, так как она требуется не для всех специальностей).

Партнеры – образовательные учреждения предъявляют серьезные требования к агентствам, которые представляют их на локальных рынках. Именно поэтому, уверяют специалисты, безопаснее пользоваться услугами местных агентств, а не «заезжих молодцов». «Потенциальные партнеры учитывают опыт работы на рынке, наличие штата профессиональных консультантов, количество отправленных студентов, запрашивают рекомендации от посольств и от действующих партнеров, могут позвонить последним, чтобы напрямую получить информацию о нас, могут запросить учредительные документы, финансовые показатели», – перечисляет Калдыбаева.

Сами агентства также проверяют партнеров перед заключением договоров. По словам Бахарицской, они ездят в образовательные учреждения, чтобы своими глазами убедиться, что те соответствуют заявляемому.

«Информации о программах, специальностях, учебных заведениях много, и чтобы всю ее переработать, необходимо тщательно и долго все изучать. Представьте, что вы хотите купить платье. Вы сами можете пойти по бутикам, которые знаете. А можете обратиться в компанию, которая подскажет, где есть подобные платья, и даже с доставкой оно вам обойдется дешевле, – образно описывает Тойманов. – Так и в нашем бизнесе: рынок образовательных услуг настолько большой, что его невозможно полностью изучить самостоятельно. Кроме того, там много тонкостей: допустим, на стоимость обучения может повлиять даже то, сколько в городе, где расположен университет, эмигрантов, есть ли рядом море. Много и от самих вузов требований, которые вы не сможете найти в интернете. Поэтому надежнее обратиться к агентствам, чтобы облегчить процесс выбора и поступления».

Стоимость услуг в разных агентствах варьируется в пределах 150 000–250 000 тенге. Плюс клиент должен будет заплатить агентству 10% от стоимости первого года (или семестра) обучения. Учебные заведения могут выплачивать агентствам комиссионные в размере 10–20% от первого транша, перечисленного студентом за определенный период обучения.

Несмотря на длительный, достаточной сложный, недешевый процесс поступления и обучения, казахстанцы готовы вкладываться в заграничное образование. Потому что оно дает конкурентное преимущество при устройстве на работу и помогает делать успешную карьеру.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8653 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
25 ноября родились
Канат Нуров
президент научно-образовательного фонда «Аспандау»
Нурлан Онжанов
начальник канцелярии президента РК
Куаныш Тазабеков
первый проректор университета «Туран», президент Казахстанской ассоциации маркетинга
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить