Меритократия и полуравенство

Казахстан значительно отстает от развитых стран в вопросах гендерного равенства

Этот год в Казахстане начался не только с трагических событий, но и, казалось бы, с тектонических изменений в политической и социальной жизни страны. Перетасовка колоды госслужащих, новые назначения, заявленные реформы и новый идеологический термин «Новый Казахстан». Затронут ли перемены вопрос гендерного равенства? 

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев 11 января на заседании в мажилисе предложил усовершенствовать систему отбора кадров на госслужбу, а также убрать излишние препоны и барьеры для поступления на нее.

«Реальным принципом приема и продвижения по службе должен стать принцип меритократии. Государственная служба должна быть открыта любому казахстанцу», – сказал Токаев.

Стоит отметить, что сам по себе принцип меритократии хорош и преследует благие цели. Он приоритизирует принцип равенства и профессиональной компетенции, отрицает коррупцию, непотизм, патронаж, то есть некомпетентный человек на госслужбе оказаться никак не может, независимо от гендерной принадлежности. Это та система, в которой ценятся принципы конкуренции, открытого конкурсного отбора и тщательной оценки качеств.

При этом, согласно исследованию cоциологов Эмилио Кастильи и Стефана Бернарда, опубликованному в 2010 году в рецензируемом научном журнале Administrative Science Quarterly, принцип меритократии не сможет искоренить гендерное неравенство.

«Парадокс заключается в том, что, когда культура организации в явной форме поддерживает принципы меритократии, руководители могут демонстрировать предвзятость на гендерной почве (за мужчин/против женщин). Парадокс меритократии может казаться нелогичным, но, когда людей побуждают быть непредвзятыми, объективными или справедливыми, они более склонны выражать предвзятое отношение. Таким образом, меритократия может быть более сложной концепцией, чем может показаться на первый взгляд, и иметь скрытые риски», – резюмируют авторы исследования.

В прошлом году, по официальным статистическим данным, в Казахстане фактическая численность государственных служащих составила 88,4 тыс. человек, из них 49 тыс. – женщины, то есть 55%.

При этом из этого количества руководящие должности занимают всего 9,5 тыс. женщин. В прошлом году на Мировом экономическом форуме (WEF) был презентован рейтинг гендерного разрыва – Global Gender Gap Rating 2021. В нем исследователи из WEF сравнили доступ к знаниям и оплату труда, удельный вес женщин в общей численности госслужащих в 156 странах. Казахстан в этом рейтинге оказался лишь на 80-м месте, соседствуя с Российской Федерацией, Таиландом и Танзанией.

Кроме того, аналитики также сформировали отдельный рейтинг, посвященный весу женщин в политике стран (Political Empowerment). Здесь Казахстан оказался еще ниже – на 106-м месте, уступив острову Маврикий (Восточная Африка), Лаосу, Мавритании и Алжиру. Как в условиях нового меритократичного Казахстана поменяется ситуация, покажет ближайшая пятилетка. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6531 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить