Утешительный диагноз

Частные медицинские организации получат доступ к сотням миллиардов тенге новой обязательной системы медстрахования

Фото: © Depositphotos.com/vilevi

С 1 июля 2017 года в Казахстане во второй раз начинает работать система государственного обязательного медицинского страхования (ОСМС). Новым ее принципом станет солидарная ответственность государства, работодателей и граждан за здоровье населения страны. Другими словами, теперь платить придется всем. Власти, разумеется, преследуют благие цели: предполагается, что новая система медстрахования будет соответствовать международным стандартам, что должно позитивно сказаться на вовлечении людей в заботу о собственном здоровье.

С миру по нитке

Напомним, ранее на рассмотрение мажилиса был внесен законопроект, определяющий размеры взносов в Фонд социального медицинского страхования (ФСМС), который в конце прошлого года возглавила экс-зампред правления фонда «Самрук-Казына» Елена Бахмутова. Документ под наз­ванием «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам здравоохранения» предусматривает поправки в шесть кодексов и 16 законов, в том числе в Закон «Об обязательном медицинском страховании».

«С 1 июля этого года вступит в действие Закон об обязательном медицинском страховании в части уплаты страховых взносов, которые начинают платить работодатели и индивидуальные предприниматели. С 1 января 2018 года к ним подключатся государство и неактивное население, а с 1 января 2019-го взносы станут платить и сами наемные работники», – пояснила Forbes Kazakhstan Елена Бахмутова.

По словам председателя правления некоммерческого акционерного общества, с 1 июля работодатели будут платить отчисления за работников в размере 1% от их заработной платы. Сумма отчислений ограничена потолком в размере 15-кратной минимальной заработной платы. Нагрузка на работодателя будет постепенно увеличиваться и к 2022 достигнет цифры в 3%. Начиная с 1 января 2019 года взносы будут удерживаться также у самого работника – в размере 1% от зарплаты, а с 2020-го – в размере 2%. Таким образом, в совокупности к 2022 году работодатель и работник будут отчислять 5% от заработной платы последнего.

С 1 июля также начинают выплачивать взносы индивидуальные предприниматели, для которых установлена стандартная ставка вне зависимости от дохода – в размере 5%. Объектами исчисления являются суммы от двух минимальных зарплат.

В свою очередь с 1 января 2018 года государство начинает платить за 14 категорий льготников: детей; пенсионеров; инвалидов; неработающих беременных женщин; женщин, ухаживающих за ребенком-инвалидом до 18 лет и за ребенком до трех лет; неработающих оралманов; осужденных; безработных; студентов и выпускников университетов, которые в течение трех месяцев находятся в поисках работы. Таких людей в стране насчитывается почти 10 млн. Ставка будет составлять 3,75% от среднемесячной заработной платы по стране.

«Сегодня государство полностью финансирует здравоохранение из бюджета, эта сумма равна 918 млрд тенге. В 2018 году взносы при новой системе будут составлять 588 млрд за льготные категории населения. Ставка в 3,75% является стартовой, ожидается, что к 2022-му­ ее размер вырастет не менее чем до 4%, но не более 5%. Конкретная цифра будет определяться законом о республиканском бюджете в соответствующем году, – говорит Бахмутова. – Сумма обязательных страховых взносов для так называемых экономически неактивных граждан будет равна примерно 1414 тенге в месяц. Естественно, трудно ожидать, что все эти люди дружно подключатся к системе, поэтому установлены переходные положения. Во-первых, за каждым застрахованным сохраняется право получать медицинскую помощь в течение трех месяцев после того, как взносы перестанут поступать. Во-вторых, до 1 января 2020 года будет действовать переходный период и за незастрахованных граждан государство планирует компенсировать расходы в рамках существующего сегодня пакета гарантированной медицинской помощи. Эти люди будут иметь право на получение амбулаторно-поликлинической и экстренной помощи. Данный период нужен для того, чтобы в первую очередь вовлечь неактивных граждан».

В круговорот движения денег в новой системе помимо ФСМС будут включены: казначейство Министерства финансов, госкорпорация «Правительство для граждан», Нацбанк, банки второго уровня, «Казпочта», Комитет госдоходов.

«Нацбанк в данном случае выполняет функцию обычного банка, для того чтобы обеспечить сохранность взносов и отчислений граждан, государства и работодателей, – утверждает Бахмутова. – Ни на какие иные услуги, кроме медицинских, деньги тратиться не могут. Что касается самого содержания фонда, то он будет работать по смете за счет комиссионного вознаграждения от активов. Такие средства будут храниться в коммерческом банке и расходоваться под контролем совета директоров фонда. Активы фонда будут направляться на оплату оказанных медицинских услуг в соответствии с договорами с поставщиками – поликлиниками и больницами».

Помимо пакета медицинского страхования поправками в закон предусмотрен пакет гарантированного объема медицинской помощи (ГОБМП) для лечения социально значимых заболеваний, скорой помощи. Этот пакет будет доступен всему населению и будет финансироваться из республиканского бюджета. Деньги будут передаваться в виде трансфертов через казначейство Минфина для администрирования фондом. Если деньги не будут потрачены за год, их вернут в бюджет.

ФСМС поручено выполнять функции единого плательщика в рамках ОСМС и ГОБМП, для того чтобы одна и та же медицинская организация не жила по разным правилам. Больница может оказывать услуги и по гарантированному объему медпомощи, и по пакету обязательного медицинского страхования, поэтому важно обеспечить единообразие требований и тарифов. До сих пор медицинские услуги финансировались из разных бюджетов – местных и республиканского. Это создало исторические региональные дисбалансы по доступности медпомощи. Новая система финансирования, согласно замыслу, позволит устранить эту проблему, а также усовершенствовать тарифы и обеспечить единый страховой пакет медуслуг для всего населения.

Вовремя увидеть грабли

Можно вспомнить, что первая попытка внедрить медицинское страхование в Казахстане была предпринята в 1995–1998 годах. Тогда система так и не заработала в полной мере. Причиной стали как раз проблемы в деятельности Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС).

«Бизнес исправно платил за сотрудников – получение в банке заработной платы было возможно только при наличии платежа в ФОМС. Но платежи от ФОМС не доходили до больниц и поликлиник, – вспоминает печальный опыт директор Центра анализа общественных проблем (Public Policy Research Center) Меруерт Махмутова. – В результате население само оплачивало услуги. Таким образом, приходилось платить дважды. Помню, в 1996 году, обратившись к хирургу в районной поликлинике из-за маленькой болячки на пальце, показала ему карточку медстрахования. Он заявил: “Я этой вашей карточкой детей кормить не смогу, заплатите”».

Махмутова также напоминает, что средства ФОМС разворовывались. Директор фонда уехал тогда в США, попросил там убежища и, к всеобщему удивлению, получил его. В то время не хватило политической воли продолжить работу ФОМС, назначить нового директора, взять систему под контроль. Сказался кризис 1998 года, когда цены на нефть упали до $10, в России обвалился рубль, это через взаимную торговлю давило на курс тенге. В 1999 году все внебюджетные фонды были консолидированы в бюджет, тем не менее пришлось в течение 1999 года трижды секвестировать бюджет.

«От идеи медицинского страхования отказались. Перешли на прямое финансирование медицинских услуг из бюджета, и так система продолжает функционировать по сей день, – говорит Махмутова. – Ровно месяц назад я выступала на конференции Университета Тулузы “Экономика здравоохранения” с презентацией, рассказала о том, какие программы реализовывались, что было сделано. Коллеги из Франции и США недоумевали по поводу того, что у нас нет медицинского страхования, и я рассказала о событиях 20-летней давности».

Порядок на рынке

Бахмутова отмечает, что сегодня частные медицинские организации поняли, что могут попасть в систему, поэтому активно участвуют в обсуждении нормативно-правовой базы. «Этот рынок постепенно должен стать прозрачной зоной, где игроки будут понимать все правила и требования государства, – добавляет она. – Частники должны принять участие в формировании оптимальных тарифов, чтобы услуги оплачивались по разумным ценам. Более того, именно они сегодня являются проводниками новых технологий. Происходит встряска рынка, при которой все участники объединяются».

Главу ФСМС поддержал известный экономист Алмас Чукин, отмечающий, что финансирование здравоохранения станет целевым. «При этом будет происходить его коммерциализация, что в итоге положительно отразится на всей отрасли в целом», – выражает он надежду.

Участники рынка и эксперты сходятся во мнении, что поправки в Закон «Об обязательном медицинском страховании» могут «выстрелить».

«В результате активного взаимодействия крупных работодателей, общественных объединений и государственных органов снижены ставки отчислений первых в ФСМС. При этом изменились условия для индивидуальных предпринимателей, дополнен перечень плательщиков. Учтены не фигурировавшие ранее категории лиц, за которых взносы должно осуществлять государство, – отмечает генеральный директор медицинской сервисной компании Samal Medical Assistance Анель Кадыржанова. – Несомненным плюсом нововведений, конечно, является снижение финансовой нагрузки на бизнес по сравнению с ранее планировавшейся, что актуально в период ослабления деловой активности в стране. А это значит, что сохранится больше рабочих мест. Расширение перечня лиц, включенных в систему ОСМС, справедливо и позволит соблюсти принцип всеобщего охвата населения».

На этом, однако, оптимизм у собеседников Forbes Kazakhstan несколько стихает. «Да, медицинское страхование – это общепринятая практика финансирования здравоохранения. Мы к нему слишком долго шли, – говорит Махмутова. – Прочитала планы и прогнозы правительства. Какие я вижу проблемы? Во-первых, высокий уровень коррупции может опять стать тормозом для реализации реформы. Коррупция повсеместна, и здравоохранение – это только часть системы. Нельзя искоренить коррупцию в здравоохранении, если она процветает во всех других сферах. Во-вторых, напомню, внедрение ОМС разрабатывалось министерством, которое тогда еще объединяло здравоохранение и занятость. В итоге, не решив проблему занятости 2,7 млн самозанятых, не обеспечив их стабильной работой, решили, что они должны сами солидарно финансировать свое медицинское страхование. В-третьих, низкое качество медицинских услуг и низкий уровень их оплаты – вещи взаимосвязанные».

К минусам изменений с позиции сферы здравоохранения, по мнению Кадыржановой, можно отнести тот факт, что она недополучит средства, которые должны были пойти на решение ряда проблем. Имеется в виду неизбежная отсрочка модернизации и обновления медицинского оборудования в лечебных организациях, увеличения заработных плат работников. «В итоге это будет в той или иной мере обуславливать задержку в достижении качественных показателей системы охраны здоровья, что вообще-то является основной целью ее реконструкции, – констатирует она. – С позиции же бизнеса минусом является то, что работодатели все же не избегут расходов на поддержание объектов промышленной медицины. Вкупе с отчислениями в систему ОСМС расходы организаций все же остаются достаточно высокими, что может привести к корректировкам бюджетов в пользу сокращения рабочих мест и доходов работников. Таким образом, может возникнуть ситуация, когда деньги будут влиты в систему здравоохранения и потрачены, а желаемый результат не достигнут».

Чукин также обращает внимание на дополнительное бремя для бизнеса. «Это очередная нагрузка на фонд заработной платы, что в итоге скажется на конечной стоимости производимой продукции. Если государство снова намерено переложить на работодателя и в конечном счете на людей свои расходы, не думаю, что это будет хорошо, – говорит он. – Для высокооплачиваемых сотрудников, возможно, будущие отчисления не столь существенны, но для остальных заметны».

Тем не менее в целом собеседники надеются на позитивный исход процесса. «Реализовывать реформу придется новому министру здравоохранения. Он профессионал, знает проблемы системы изнутри. У него есть кредит доверия, пожелаем ему успеха. Это важно для всех нас – чтобы система своевременно финансировалась и бесперебойно работала», – резюмировала Махмутова.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


заместитель главного редактора Forbes Kazakhstan

 

Статистика

4694
просмотра
 
 
Загрузка...