Почему вновь наблюдается рост малярии?

Комары зачастую характеризуются как самые опасные животные на земле, поскольку передаваемые ими болезни – включая малярию, лихорадку денге и Зика – ежегодно приводят к гибели более миллиона человек. Но стратегии по борьбе с этими угрозами остаются далеко не достаточными

Фото: pixabay.com

Рассмотрим малярию, которой в 2017, по данным Всемирной организации здравоохранения, заразилось более 200 миллионов человек, из которых погибло 435 тыс. человек. Где-то до 1940-х годов стратегии борьбы с малярией основывались на трёх столпах: более рациональное природопользование, улучшение жилищных условий и усовершенствованные системы здравоохранения. Учитывая механизмы передачи малярии (впервые описанные более 100 лет назад), органы общественного здравоохранения сосредоточили внимание на том, чтобы свести к минимуму распространение малярийных комаров (Anopheles), подверженность им населения и доступ населения к соответствующей медицинской помощи.

Страны, которые приняли этот подход, достигли значительного прогресса – и в большинстве случаев оставались свободными от малярии. Например, в США, в период с 1920 по 1939 год, смертность от малярии снизилась на 75%.

Тогда, в 1940-е годы, появление высокоэффективного инсектицида дихлордифенилтрихлорэтана (ДДТ) изменило все. ДДТ быстро стал краеугольным камнем стратегий борьбы с малярией, включая первую попытку искоренить малярию во всем мире. Благодаря его широкому применению был достигнут значительный прогресс в борьбе с малярией в Европе, Америке, Карибском бассейне и некоторых частях Азии. 

Однако в Африке кампания по борьбе с малярией на основе ДДТ в целом так и не началась из-за слабого логистического потенциала, неэффективных систем управления здравоохранением или нехватки ресурсов для расширения масштабов использования. Начиная с 1960-х годов, случаи малярии резко возросли на всём континенте.

Но мир обратил на это внимание лишь в конце 1990-х годов, когда малярия ежегодно становилась причиной смерти более миллиона человек, что способствовало экономической стагнации в результате потери производительности труда. Наконец, в 2000 году главы африканских государств и правительств собрались в Абудже, Нигерия, чтобы противостоять чрезвычайной ситуации, взяв на себя обязательство к 2010 году сократить смертность от малярии вдвое.

Однако, столкнувшись с ограниченным финансированием и возможностями, правительства передали большую часть ответственности за выполнение своих обязательств внешним донорам, двусторонним партнёрам и неправительственным организациям. Появившиеся стратегии уделяли основное внимание распространению лёгких в использовании средств – включая инсектициды, обработанные инсектицидами противомоскитные сетки и противомалярийные препараты на основе артемизинина – и расширению доступа к оперативной диагностике.

С 2000 по 2015 год число случаев смерти от малярии в Африке сократилось вдвое, и было предотвращено 750 тыс. случаев заболевания малярией. Эксперты считают, что обработанные инсектицидами сетки, опрыскивание домов и лечение на основе артемизинина составляют 80% из этих достижений.

Но, несмотря эти преимущества, у этого подхода есть серьёзная проблема: он способствовал возникновению огромной индустрии по борьбе с малярией, которая всё больше отстраняется от основной миссии – поддержание здоровья общин.

Наиболее пострадавшие африканские страны – Буркина-Фасо, Камерун, Демократическая Республика Конго, Гана, Мозамбик, Нигер, Нигерия и Уганда, которые вместе составляют 60% глобального бремени малярии, – регулярно импортируют надкроватные противомоскитные сетки, инсектициды и лекарства, которые продвигаются промышленными игроками. Вместе с тем, по данным ВОЗ, число случаев заболевания малярией вновь растет, в 16 африканских странах число новых случаев заболевания возросло более чем на 100 тыс. с 2016 по 2017 год. Но что ещё прискорбнее, так это то, что «коммодитизация» борьбы с малярией также способствовала снижению практических знаний о малярии в эндемичных странах.

Поскольку мир преследует Цели устойчивого развития – которые включают в себя цель покончить с эпидемией малярии к 2030 году – он должен пересмотреть свой подход. Если глобальные кампании по борьбе с малярией регрессируют, к 2030 заболеваемость малярией может возрасти до 74%. Но даже если будут применяться стратегии на основе средств защиты, результатом будет лишь незначительное снижение глобальной заболеваемости малярией в 2030 году, по сравнению с 2016 годом.

Именно по этой причине, так как основные международные партнёры продолжают продвигать подход, основанный на средствах защиты, правительства африканских стран и другие партнёры должны проводить долгосрочную стратегию, направленную на повышение устойчивости. Они должны локализовать производство противомоскитных сеток, модернизировать жильё (например, при помощи экранированных окон и закрытых карнизов), обеспечить системы здравоохранения возможностью выявлять и лечить новые случаи заболевания малярией, расширять медико-санитарное просвещение в школах и общинах.

Учитывая то, что малярия непропорционально поражает самые бедные домохозяйства, необходимо также сосредоточить внимание на повышении продовольственной безопасности и, в более общем плане, на улучшении экономики домохозяйств. Поскольку эти программы обычно не управляются министерствами здравоохранения, необходимо создавать альянсы в соответствующих секторах. Такой целостный подход будет иметь решающее значение для прогресса по всей повестке дня ЦУР.

Чтобы финансировать эти усилия, страны должны использовать внутренние ресурсы, субсидии, налоговые льготы или другие инновационные механизмы финансирования, такие как сбор на малярию в размере 10 долларов США, оплачиваемый иностранными путешественниками, посещающими эндемичные страны. По мере ускорения прогресса нагрузка на национальные системы здравоохранения и экономику будет снижена, высвобождая больше ресурсов для поддержки дальнейшего прогресса в борьбе с малярией и в связанных с ней областях.

Средства защиты могут продолжать приносить некоторые краткосрочные выгоды в борьбе с малярией. Но единственный способ победить болезнь раз и навсегда – это при помощи долгосрочного подхода к повышению устойчивости.

Фредрос Окуму, биолог по изучению комаров и эксперт в области общественного здравоохранения, является директором по науке Института здоровья Ифакара в Танзании. Подписывайтесь на его Твиттер: @Fredros_Inc

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7154 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
12 декабря родились
Мухтар Кул-Мухаммед
депутат сената парламента РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить