Частные клиники ждут введения обязательного медстрахования в РК

Forbes Kazakhstan выяснил, как частные медицинские учреждения чувствуют себя на одном рынке с государственными структурами здравоохранения

Фото: Medioimages/Photodisc/Photodisc RF/fotobank.ru

Уже первая Конституция независимого Казахстана от 1993 разрешила оказание платной медицинской помощи и обещала содействие развитию частной системы здравоохранения со стороны государства. Рынок отреагировал на это бурным ростом: к 1999, по данным Минздрава, в стране уже было зарегистрировано 369 коммерческих амбулаторно-поликлинических учреждений, хотя стационаров много меньше – 85. К 2014 диспропорция сохранилась: 920 поликлиник и 138 медцентров больничного типа. Сейчас государственные организации составляют 64,4%, а частные 35,6% медицинских учреждений.

Много или мало?

Согласно статистике Минздрава, за 2004–2013 число приемов в коммерческих поликлиниках выросло с 10 млн 494 тыс. до 16,5 млн в год. В 2004 к частным врачам обратились 12,5% всех пациентов и 8,1% лежали в платных больницах, в 2013 году эти показатели составили уже 17,3 и 6,9% соответственно. Если учесть, что в 2013 казахстанцы 95 млн раз посетили врачей, то 16,5 млн (17,3% от общего числа), пришедшихся на частников, выглядят вполне прилично.

Между тем Алмаз Джувашев, медицинский директор компании Hak Medical (медцентр «Хак»), оценивает долю оказания медуслуг частными учреждениями как малую – 10–15% (из них 90%, по его данным, приходится на стоматологию). Если же говорить об абсолютных цифрах, то председатель Комитета фармацевтической, медицинской промышленности и медицинских услуг Национальной палаты предпринимателей Арнур Нуртаев полагает, что рынок частных медуслуг составляет примерно столько же, сколько государство выделяет на оказание гарантированного объема бесплатной медицинской помощи, то есть более 200 млрд тенге.

Искандер Назарбаев, генеральный директор актюбинской клиники «Айгерим», полагает, что объем рынка никто никогда не считал, да и сделать это трудно, хотя бы потому, что он наполовину «серый». «Мы работаем прозрачно, потому что, как любое медучреждение, не платим налоги (КПН и НДС)», – спешит добавить собеседник Forbes Kazakhstan. В то же время есть компании, которые не хотят делать дополнительные взносы в пенсионный фонд за своих сотрудников (для ряда специальностей предусмотрены дополнительные выплаты в ЕНПФ в размере 5%, которые обязан производить работодатель. – F), да и сами врачи порой предпочитают зарплату полностью оставлять себе, без обязательных отчислений. Гипотетически Назарбаев считает, что можно оценить частный рынок как 10% от бюджета здравоохранения. В 2015 бюджет Минздрава составил 2 трлн 287 млрд тенге, исходя из этого, в платной медицине «крутится» 228,7 млрд тенге.

Это в основном деньги поликлиник (в том числе сетей, пытающихся охватить крупные города или всю страну) и диагностических центров. Джувашев объясняет данную ситуацию тем, что требуемые материальные вложения в поликлинические услуги, как правило, невысоки. «Полноценные медицинские учреждения, которые оказывают поликлиническую и стационарную помощь, предусматривающую операционный блок, реанимационно-анестезиологическую службу, лабораторию и современное диагностическое оборудование, в частном секторе можно пересчитать по пальцам», – констатирует он.

С ним согласен Нуртаев: «Инвесторы активно вкладывают в поликлинические услуги – там возврат инвестиций происходит гораздо быстрее. Стационарная помощь оказывается государством, здесь с ним очень тяжело конкурировать». По его словам, рассчитать средний срок окупаемости частных медицинских проектов весьма проблематично: этот показатель очень индивидуален, так же как и стоимость самих проектов, которая может варьировать от нескольких миллионов до нескольких десятков миллионов долларов.

«Свои» и «заезжие»

Вкладываются в эту сферу в основном местные инвесторы. Причем уже есть случаи, когда локальные проекты выходят за пределы страны. Так, согласно информации НПП, лабораторная клиника Invivo активно развивается за рубежом, в том числе в восточноевропейских странах.

Иностранцев, инвестирующих в казахстанскую медицину, единицы. Среди них, например, основатели Health City (Южная Корея) и Sema (Турция). Нуртаев считает, что в целом приход зарубежных инвестиций для медицинской отрасли нейтрален по эффекту: «Казахстанцы инвестируют в свои клиники точно так же, как иностранцы. Есть отечественные сети, где стоит такое же оборудование, что и у них, если не лучше». По мнению представителя Hak Medical, качество диагностики и лечения в наших клиниках не уступает тому, что предоставляют медучреждения за границей, но стоят эти услуги гораздо дешевле.

Косвенно мысль о достойном качестве местных услуг подтверждают сами иностранные игроки. Так, генеральный директор Sema Hospital Almaty Эркан Женгиз рассказывает, что в 2011 они зашли на рынок Казахстана как клиника, предоставляющая услуги в области кардиологии и кардиохирургии. Затем стали прирастать поликлиническими услугами, теперь вбирают в свою орбиту такие сферы, как нейрохирургия и травматология. «Нам это приходится делать, для того чтобы отличаться от конкурентов – ведь сейчас в каждой области есть кардиоцентр», – поясняет собеседник.

Своим преимуществом турецкая компания считает то, что стала «мостом, по которому в Казахстан приходят новейшие технологии и западные стандарты». «Наша клиника имеет аккредитацию JCI (Joint Commission International) – золотой стандарт качества оказания медицинских услуг в мире», – подчеркивает директор по развитию бизнеса Sema Майра Бугембаева. Тем не менее 80% ее сотрудников – граждане Казахстана.

Компания постоянно вкладывает деньги в обучение персонала, так что местные врачи проводят операции и оказывают другие услуги на уровне коллег из Турции.

С государственным акцентом

До внедрения Единой национальной системы здравоохранения (ЕНСЗ) коммерческий сектор практически не принимал участия в оказании услуг гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП), говорит вице-министр здравоохранения Алексей Цой. «А в последние три года доля частных поставщиков в ГОБМП ежегодно увеличивалась и в 2014 составила 27,4% (с учетом сельского здравоохранения), – приводит он цифры. – На уровне стационарной и стационарозамещающей помощи в 2010 году возмещение затрат частным медицинским организациям составило 4,3 млрд тенге, а в 2014 уже 16,9 млрд тенге».

В частных медорганизациях Казахстана трудятся 11 355 врачей и 14 911 медсестер. В 2005 центров было гораздо больше, а персонал насчитывал на 6000 единиц меньше, что говорит об укрупнении организаций платной медицины

Пример успешного сотрудничества частной и государственной сфер – развитие службы программного гемодиализа (жизненно необходимой процедуры для пациентов с заболеванием почек). По данным Минздрава, сегодня почти две трети центров гемодиализа – это негосударственные учреждения (44 из 71), на которые приходится 84% объема услуг по этой программе. «Данная пропорция доказывает конкурентоспособность частных поставщиков и их предпочтение пациентами благодаря созданным лучшим условиям», – признают в министерстве.

Для Sema сотрудничество с государством стало настоящим откровением: на рынках других стран они такого не видели. «Госзаказ составляет 50% наших доходов», – говорит глава Sema Hospital Almaty, который оказывает в его рамках высокоспециализированную медицинскую помощь по кардиологии и кардиохирургии. Это большое подспорье для клиники, на первоначальном этапе вложившей $10 млн в оборудование и пока не вернувшей инвестиции (согласно бизнес-плану это должно произойти минимум в течение пяти лет).

Диагностический центр Health City открылся в феврале 2015, и его основатели уже осознанно делают ставку на госзаказ. «В программе «Саламатты Казахстан» еще в 2010 предусматривалось, что 15% возмещения бюджетных ресурсов будет направлено на частную медицину, к этому сейчас все и движется», – отмечает генеральный директор центра Алмаз Шарман.

В Министерстве здравоохранения считают, что в ходе реализации ЕНСЗ ряд аспектов государственно-частного партнерства успешно внедрен в систему здравоохранения, созданы равные условия для частных и государственных поставщиков. Однако Арнур Нуртаев полагает, что основной проблемой на сегодня является транспарентность распределения госзаказа между частными и государственными медорганизациями.

Президент ассоциации медкомпаний «За качество медицинских услуг» Лейла Даирбаева тоже отмечает, что у многих работников госучреждений нет понимания, что частная и государственная медицина – это две части одной системы здравоохранения, для них вторая главнее. «Политика такова, что создана лишь видимость равенства, а на деле все отдается государственному сектору. Объявили о свободном прикреплении населения к клиникам, но даже этого не дают делать, рынок закрыт, потому что иначе, как мне кажется, будет потеряна сфера влияния», – говорит Искандер Назарбаев.

Даирбаева проблему со свободным прикреплением пациентов видит в другом: «Есть клиники, готовые «приписать» себе население и оказывать им услуги в рамках ГОБМП, но их не устраивают тарифы. Если на высокоспециализированную помощь они высокие, то на поликлиническую низкие». Нуртаев подтверждает ее наблюдения: «Если проанализировать тарифы, которые возмещает государство, то примерно 60–80% нужно менять, они устарели. Часть из них переоценена, а часть недооценена». Получается, что эти факторы поддерживают малоэффективные государственные лечебные учреждения и тормозят развитие системы, которая позволила бы пациенту «голосовать ногами»: куда он пошел лечиться, туда и деньги идут.

В то же время руководитель клиники «Айгерим» заявляет, что частникам не следует ориентироваться на госзаказ: «Есть компании, чей доход на 50–60% зависит от государства. Но бизнес должен быть саморазвивающимся. Получается, завтра вдруг власть поменяется, и клиника загнется? Я не могу этого допустить. Поэтому мы взяли госзаказ всего на 10 млн тенге – на оказание среднеспециализированной помощи. Для нас это капля в море, это был чисто маркетинговый ход – показать, что наряду с платными услугами мы оказываем и бесплатную помощь».

«Верхи» хотят, «низы» тормозят

Другая сторона государственно-частного партнерства – строительство объектов здравоохранения и управление ими. Здесь тоже все непросто. «Частной медицине не хватает ресурсов. Нам повезло, у нас хорошие инвесторы, благодаря которым и нашим усилиям удалось создать такой центр. Но медицина является дорогостоящей отраслью, и найти инвестора очень сложно», – признается генеральный директор Health City. Он указывает, что в Казахстане пока еще нет ни одного объекта, который бы реализовался как ГЧП. «Строительство больницы – это проект, рассчитанный на 10–20 лет, а Бюджетный кодекс не позволяет планировать такие долгосрочные проекты. Поэтому сейчас обсуждается, как внести изменения, чтобы создать реальную модель ГЧП», – говорит Алмаз Шарман.

Даирбаева отмечает, что ГЧП в части строительства объектов здравоохранения пока не работает, потому что в законодательстве четко не прописаны механизмы защиты инвестиций и имущества, построенного совместно с государством. «Новые здания по проектам ГЧП не строят, хотя они жизненно необходимы – ведь то, что досталось нам от Советского Союза, морально и физически устаревает», – сетует она.

«Верхи» объявили о ГЧП, а «низы» не могут пока реализовать идею: не делают экономического анализа, не выдают землю, констатирует Назарбаев. Хотя сама мысль о передаче тех же поликлиник в управление частникам, на его взгляд, правильная: «Это позволяет повысить конкуренцию и качество медицинской помощи. Мое пожелание – чтобы ГЧП привели в порядок, чтобы стало все понятно».

Без страха, но с упреком

Медицинское страхование – вот «пластический хирург», который до неузнаваемости (в лучшую сторону) должен изменить облик отечественного здравоохранения. Так считают и чиновники, и эксперты, и игроки. Перспективу развития частного рынка здравоохранения Минздрав видит во внедрении системы, «где наряду с обязательным страхованием получит развитие механизм добровольного медицинского страхования».

Предполагается, что каждый казахстанец ежемесячно будет отчислять в фонд взносы в размере 3–4% от заработной платы. Не исключено, что частично это будут делать работодатели. Помимо диагностики и лечения, за счет страховки казахстанцы, возможно, смогут бесплатно ходить в спортивные секции, лечиться в санаториях.

Глава Hak Medical однозначно за страховую медицину. Руководство Sema тоже ратует за ускорение введения этой системы: «Чтобы каждый пациент шел туда, куда хочет, тогда будет реальная конкуренция. Страхование изменит и ментальность пациентов, которые пока не готовы платить за медицинские услуги». Гендиректор «Айгерим» считает, что минимальный объем гарантированной бесплатной медицинской помощи надо заменить на обязательное страхование, и здесь не обойтись без консультаций страховщиков. «Это будет обязательный налог, например 5%. Тогда человек, получающий 50 тыс. тенге, будет платить 2,5 тыс., а зарабатывающий 500 тыс. – 25 тыс. Получится, что более состоятельный будет содержать менее состоятельного, хотя оба будут получать одинаковый пакет услуг, – предполагает Назарбаев. – Здесь должны включаться различные стимулы. Какие – должны посоветовать страховщики, я не специалист».

Президент ассоциации «За качество медицинских услуг» также выступает за страховую медицину и считает, что к обсуждению этого вопроса обязательно нужно привлечь страховые компании.

«Какова будет модель обязательного медицинского страхования? – задается вопросом Арнур Нуртаев. – Пока есть общая идея, проекта системы в НПП на обсуждение не представляли. Она может стать полезной для граждан, экономики и предпринимателей, если будет правильно выстроена».

Менеджмент всему голова

Перспективы частного сектора здравоохранения в Казахстане собеседники Forbes Kazakhstan оценивают как отличные.

«На наш взгляд, проблем и препятствий для развития частных медицинских организаций нет», – заявляет вице-министр Алексей Цой.

В свою очередь Алмаз Джувашев из Hak Medical отмечает: «Сейчас как таковых проблем нет, государство дает возможность развиваться. Другое дело, что непросто добиваться выигрыша в тендере, права участвовать в госпрограмме, быть конкурентоспособным, чтобы пациенты выбирали только вас. Просто так деньги никто не даст».

Sema Hospital Almaty не собирается сбавлять активность на казахстанском рынке, более того, рассматривает его как площадку для начала экспансии в Центральную Азию. В ближайшее время клиника намерена открыть филиалы в Бишкеке и Душанбе и отправить «поднимать целину» казахстанских врачей, прошедших школу алматинской Sema.

Представитель НПП Арнур Нуртаев указывает: «Сейчас государство пытается найти нишу для коммерческих клиник путем внедрения новых систем, где будет создаваться конкуренция между государственными и частными учреждениями и где выиграет лучший менеджер».

Глава «Айгерим» считает, что рынок частной медицины набирает обороты, потому что государственная система рушится: «Руководители исполнительных органов, которые проводят реформу здравоохранения, – хорошие врачи, администраторы, но у них нет экономической дальновидности, они не понимают внутренних процессов, того, как выстраивать эту систему».

Сам Искандер Назарбаев пришел в клинику после работы финансовым аналитиком в иностранных компаниях и привнес систему бизнес-процессов, инструкций, политик, регламентов. Например, внедрил элементарный кол-центр, и обращаемость пациентов за помощью выросла на 10%. «Регламентация работы регистратуры по обработке входящих запросов позволила обслуживать намного больше людей. Мы каждый год растем на 30%, раз в три года удваиваем оборот, на 30% ежегодно увеличивается поток пациентов: раньше средняя обращаемость в поликлинику была 50–70 человек в день, сейчас – 600–700», – отмечает собеседник.

По его мнению, государственные медучреждения могли бы перенимать опыт частников, например обустраивать парковки для посетителей, открывать кол-центры, вводить переменную составляющую в оплате труда и KPI. «Мы за каждым из врачей закрепили аудитора, – рассказывает Назарбаев, – каждый прием перепроверяется, это позволило в разы повысить качество предоставляемых услуг. Чем лучше врач лечит, тем больше получает. Завели в Instagram страничку, где пациенты могут оставлять отзывы».

По его мнению, все упирается в менеджмент. «Есть талантливые главные врачи, но они решают текущие административно-хозяйственные вопросы и не занимаются стратегическим развитием, потому что деньги от них не зависят. Или есть другая крайность – средства разворовывают. Государственная система никогда не будет более эффективной, чем частная», – убежден Назарбаев.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
22245 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
14 ноября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить