Какие препараты могут стоить дорого и почему нельзя экономить на инновациях

Объясняет лидер фармацевтической компании Janssen

Асгар Рангунвала
Асгар Рангунвала
ФОТО: архив пресс-службы

Отмечая первую круглую дату работы в Казахстане, старший вице-президент Janssen по развивающимся рынкам региона EMEA Асгар Рангунвала рассказал об итогах и перспективах сотрудничества между системой здравоохранения Казахстана и фармацевтическим подразделением Johnson & Johnson.

Г-н Рангувала, компания празднует 10-летие в Казахстане. Чего Janssen cмогла достичь за это время? Какой вклад внесла компания в развитие системы здравоохранения Казахстана?

- В первую очередь наш вклад — это наша продукция, инновационные препараты. За 10 лет более 250 тысяч пациентов с онкогематологическими заболеваниями, легочной артериальной гипертензией, ВИЧ, спинальной мышечной атрофией, псориазом и рядом других хронических заболеваний получили терапию препаратами Janssen.

Кроме того, за это время мы реализовали 40 проектов адресной помощи, обеспечив помощь более 125 пациентам в 15 регионах Казахстана.

Казахстанцы могут получить препараты Janssen бесплатно?

- Да, около 30 тысяч пациентов обеспечиваются инновационными препаратами в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи и обязательного социального медицинского страхования. Компания также инвестирует собственные средства на проекты по поддержке пациентов. За 10 лет мы направили на это более 140 миллионов тенге.

Таким образом, в нашей работе все три компонента — социальный, лекарственный, экономический — идут рядом и оказывают влияние на здравоохранение в целом.

Казахстан тратит на медицину довольно много, но все же новые дорогие лекарства доступны не всем. Однако наращивать расходы до бесконечности тоже невозможно...

- В целом затраты на систему здравоохранения возвращаются в десятикратном размере, на каждый вложенный тенге вы получаете многократную отдачу. Я всегда повторяю, что расходы на здравоохранение — это не расходы, а инвестиции, и они окупаются разными путями. Например, когда пациент выздоровел или поправился настолько, что смог снова ухаживать за собой сам, то не только он возвращается к работе, но и его родным больше не нужно заботится о нем, они тоже возвращаются к полноценной жизни. Расходы на здравоохранение – это вложения, которые иногда возвращаются косвенным путем, но всегда возвращаются.

Кроме того, с развитием здравоохранения вы нанимаете больше врачей и медсестер, они платят налоги. Дистрибьюторы лекарственных средства тоже вносят свой вклад.

Когда мы говорим о научных исследованиях, важно отметить внедрение инноваций в фармацевтической отрасли. Они помогают использовать новые подходы в лечении и значительно повышать качество жизни пациентов. Однако не всегда инновационная терапия доступна. Какие шаги компания делает в направлении обеспечения доступности инновационных лекарственных средств?

- Вопрос доступности относителен, потому что все всегда говорят только о стоимости. Нужно учитывать, что существует очень сложная логика расчета стоимости препаратов. Это не так, что мы в один момент просыпаемся и говорим: такой будет цена этого лекарства для России, а такой — для Казахстана. Помимо себестоимости препарата мы принимаем во внимание ВВП на душу населения — это один из основных показателей. Кроме того, учитываем эффективность и клиническую ценность того или иного препарата, его инновационность, его влияние на здравоохранение. Всё это мы включаем в очень сложную модель расчетов.

Когда мы говорим об инновациях, особенно инновациях, которые значительно влияют на здоровье, сохраняют жизнь пациента или вылечивают тяжелобольных - а именно такие и производит Janssen, - я призываю государства не экономить, не искать компромиссов. Относительно тех лекарств, которые государство закупает большими объемами, — это воспроизведенные (генерические) препараты, безрецептурные препараты, витамины, антибиотики — есть возможность договариваться по цене. В этом случае вопрос не настолько критичен, как когда мы говорим об инновациях. Инновации имеют прорывной эффект, влияют на все население. Но при таком подходе, если мы будем все время уменьшать бюджет на инновации, может наступить критический момент, когда инновационные препараты будет невозможно завозить в страну. Тогда теряется эффект и от закупок больших объемов лекарств, таких как антибиотики, которые не так сложно достать на рынке.

Моноклональные антитела, иммунотерапия рака, векторные и мРНК-вакцины — за какими препаратами будущее медицины? Что нужно сделать, чтобы новейшие разработки быстрее доходили до пациентов?

- Для меня самые поразительные разработки — это генная или клеточная терапия и препараты-биспецифики. Биспецифики — это биспецифические антитела, нацеленные одновременно на две мишени (два разных антигена или два разных эпитопа одно и того же антигена) злокачественного новообразования.

Я бы также отметил терапию с использованием технологии CAR-T, химерного антигенного рецептора Т-клеток. Если объяснить очень упрощенно, мы берем кровь у пациента, выделяем клеточную массу, модифицируем ее, добавляем ген, вводим обратно пациенту, и пациент выздоравливает. CAR-T-терапия используется в гематологии. Можно даже говорить об излечении на поздних стадиях рака.

По какому принципу Janssen выбирает заболевания для разработки и продвижения препаратов? 

- Мы всегда определяем самую незакрытую, актуальную потребность, самые сложные, самые редкие или, наоборот, самые распространенные заболевания. Миссия нашей компании в мире — продвигать трансформационные решения в здравоохранении, мы выбираем сферы, где можем сделать революцию, как, например, в случае с CAR-T. Это может быть самое распространенное заболевание или состояние в области иммунологии, онкологии, генетических болезней, особенно детских, для которых нет способов лечения и требуются большие инвестиции.

Одно и направлений работы Janssen — образовательные проекты. С вами кто-нибудь сотрудничает в Казахстане в этой сфере?

- За 10 лет у нас появилось более 20 партнеров среди пациентских ассоциаций и НКО. Компания организовала или поддержала более 3 тысяч образовательных мероприятий, в которых приняло участие 19 тысяч специалистов сферы здравоохранения.

Если смотреть на западные страны, то зачастую самыми сильными клиниками являются университетские. В Казахстане такой вид клиник тоже существует, но не так развит. В чем заключается ценность сотрудничества между учебными заведениями, клиниками и фармацевтическими компаниями? Что это дает студентам, врачам и пациентам?

- Обычно в мире университеты — это маяки и центры знаний и экспертизы, где студенты получают образование и опыт от самых квалифицированных профессоров, по наивысшим стандартам.

Невозможно стать хорошим врачом, если получать только теоретические знания, нужно использовать все прогрессивные методы терапии на практике. Поэтому работа университетских клиник так важна. На развивающихся рынках, таких как Казахстан, в этой области существуют пробелы, которые необходимо заполнить. В октябре мы подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве с Казахским национальным медицинским университетом имени С. Д. Асфендиярова. Меморандум позволит нам совместно развивать инновации и повышать устойчивость системы здравоохранения Казахстана. Мы планируем сотрудничать в сфере образования и развития талантов, проводить исследовательские работы и повышать профессиональные компетенции студентов и выпускников.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3753 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить