Как перестать проигрывать в борьбе с малярией

Когда речь идёт о борьбе с инфекционными болезнями, достигнутый прогресс нельзя измерять количеством доступных ресурсов; самым важным показателем является число спасённых жизней. Судя по этому показателю, мир находится на грани поражения в борьбе с малярией

Фото: pixabay.com

После многих лет впечатляющих успехов сегодня глобальные усилия в борьбе с этим заболеванием, которое переносят комары, слабеют. По последним данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в 2017 было зарегистрировано 219 миллионов случаев заболевания малярией, что на три миллиона больше, чем годом ранее. И хотя уровень ежегодной смертности от малярии остаётся прежним (около 435 тысяч человек), в некоторых регионах тенденция снижения этого показателя сменилась ростом.

Ещё больше тревожит вероятность резкого роста смертности. По данным «Консорциума медицинских действий» (ConsortiumHA), некоммерческой организации, которая сделала своей целью ликвидацию неизлечимой малярии в Юго-Восточной Азии, существует высокий риск, что устойчивая к лекарствам малярия распространится из Азии в страны Африки южнее Сахары, то есть в регион, который больше всех в мире страдает от малярии. Есть прецеденты, которые оправдывают эти опасения. В конце 1950-х годов в Камбодже появилась малярия, устойчивая к антималярийному лекарству хлорохину, а уже в 1980-е годы она распространилась на Африку, что привело к двукратному (а иногда шестикратному) росту смертности, вызванной малярией. Если не осуществить срочное и скоординированное вмешательство, это может случиться вновь, но на этот раз намного быстрее.

К счастью, есть способы снизить вероятность такого развития событий. Один из важнейших среди этих способов – расширение программ профилактики, скрининга и лечения тех, кто находится в зоне риска. В их числе региональные миротворцы – это обычная, но часто игнорируемая причина переноса паразитов малярии между Азией и Африкой.

У персонала служб безопасности в Юго-Восточной Азии высок уровень заражения паразитом, вызывающим смертельную форму этой болезни (plasmodium falciparum). Например, в ходе исследования, проведённого в 2016 Научно-исследовательским медицинским институтом Вооружённых сил США (AFRIMS) в Бангкоке, выяснилось, что 10% военного персонала в северо-западной Камбодже являются носителями этого паразита. Когда инфицированные камбоджийские солдаты перебрасывались в Африку, а в период 2010-2016 годов это происходило со многими из них, возникал риск распространения опасных штаммов малярии.

Из Камбоджи штаммы паразитов малярии могут переноситься через Мьянму в Индию и Бангладеш, а на долю этих стран приходится около 15% нынешнего состава миротворческих сил ООН. Когда индийские и бангладешские солдаты отправляются в Африку, не пройдя скрининг на малярию, риск переноса этой смертельно опасной болезни резко возрастает.

Этот способ миграции малярии можно ограничить, проводя анализы перед передислокацией солдат, применяя медикаменты и шире используя униформу, пропитанную инсектицидами. Тем не менее сегодня большинство правительств и организаций, предоставляющих помощь, сохраняют статус-кво и, как правило, игнорируют эти группы повышенного риска. Например, мы выяснили, что пропитанные инсектицидами москитные сетки, являющиеся эффективным средством профилактики данной болезни, не раздаются в районах с повышенным риском заражения, при этом имеющиеся сетки используются крайне редко.

В 2015 ВОЗ установила срок для прекращения случаев заражения паразитом plasmodium falciparum в Камбодже (2020 год) и призвала к полной ликвидации малярии в субрегионе Большого Меконга в Юго-Восточной Азии к 2030. Эти амбициозные цели пока ещё достижимы, но только при условии, что будут решены три ключевые проблемы.

Во-первых, необходима скоординированная стратегия борьбы с этой болезнью в зонах с наиболее высоким уровнем заражений (так называемые малярийные острова). Многие из ресурсов, требующихся для достижения этой цели, уже доступны, тем не менее, обязательно потребуется гибкое финансирование и создание новых партнёрств, чтобы снизить количество заражений военного, лесного и полицейского персонала, а также других групп населения, находящихся в зоне риска.

Во-вторых, международные спонсоры должны осознать чрезвычайность надвигающейся угрозы малярийной пандемии. Выделяемых ими средств пока ещё недостаточно. Например, фонд The Global Fund, один из важнейших в мире спонсоров борьбы с малярией, сталкивается с неэффективностью своего финансирования. Получатели помощи в этом регионе жалуются, что деньги фонда нельзя использовать для некоторых нужд, в частности на выплату премий за хорошую работу для мотивирования сотрудников. The Global Fund оправдывает такие подходы необходимостью гарантировать долгосрочную устойчивость данной программы, а также стимулировать участие стран - получателей помощи. Однако на фоне чрезвычайной медицинской ситуации в Юго-Восточной Азии (а потенциально и в Африке) настаивать на строгом соблюдении стандартных правил финансирования значит экономить копейки, теряя рубли.

Наконец, нам нужны новые источники денег. Естественно было бы обратиться к армии США, для которой малярия является инфекционной угрозой номер один в данном регионе. К сожалению, Министерство обороны США отказалось предложить что-либо иное, кроме поддержки исследований. Это приведёт к появлению парочки новых публикаций на тему малярии, но не поможет ликвидировать угрозу малярии. Если такое отношение не изменится, важнейшую роль в заполнении возникшего пробела в финансировании должны будут сыграть благотворительные организации и прежде всего Фонд Билла и Мелинды Гейтс. Им следует сделать акцент на предоставлении финансовых стимулов для проведения эффективных операций по ликвидации болезни.

При правильном уровне поддержки и координации мы сможем ликвидировать устойчивую ко многим лекарствам разновидность малярии falciparum в Юго-Восточной Азии. Альтернативный вариант (низкое качество реализации планов, неэффективность расходов, ошибочная ориентация исследовательской работы) будет означать, что паразиты малярии, продолжающие эволюционировать, со временем достигнут Африки, а это смертельно опасный сценарий, который способен обратить вспять десятилетия прогресса.

Андреа Боджо – профессор юридических исследований в Университете Брайанта, где он изучает вопросы связи медицины с политикой в сфере науки

Колин Орт – директор-основатель «Консорциума медицинских действий», врач, работающий над ликвидацией устойчивой к лекарствам малярии

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4223 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 марта родились
Сергей Хорошун
заместитель управляющего делами президента Республики Казахстан
Хроники бизнесменов. Владимир Ким

На чём зарабатывает своё состояние №1 списка 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии Forbes Kazakhstan

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить