Алмаз Шарман взял интервью у учёных Университета Джонса Хопкинса

Специалисты в области здравоохранения ответили на самые болезненные вопросы о коронавирусесы

Алмаз Шарман
ФОТО: архив пресс-службы
Алмаз Шарман

Каковы приоритеты здравоохранения в условиях пандемии? Что важнее: больничное обслуживание и развитие медицинских технологий или первичная медико-санитарная помощь и работа санитарных врачей и эпидемиологов? Почему Всемирная организация здравоохранения не справилась с пандемией? Эти и другие вопросы доктор медицины Алмаз Шарман задал своим коллегам из Университета Джонса Хопкинса, где ему пришлось работать многие годы, на YouTube-канале. Собеседниками Шармана стали профессор Дэвид Бишай, а также доктор Майка Шлайфф. Они являются специалистами в области общественного здравоохранения.

Маска = любовь

Вначале доктор Шарман задал гипотетический вопрос: изменилось бы отношение в обществе коронавирусной инфекции, если ей бы были подвержены, в основном, дети и молодежь?

- С одной стороны, он подразумевает, что детей мы любим больше, чем стариков. На самом деле все гораздо хуже, - ответил профессор Дэвид Бишай. - Люди старшего возраста имеют больший политический вес, они могут постоять за себя в отличие от детей. Но скрытый смысл этого вопроса заключается в том, насколько человек оценивает всю эту ситуацию по отношение к себе лично. Он может думать: «Если меня это не касается, то мне все равно». Например, если у меня нет диабета, то почему я должен переживать, я не буду носить маску, потому что мне лично ничего не угрожает. Такое поведение лежит в природе человека – не делать того, что не приносит собственной выгоды. Надо пробуждать в людях осознание необходимости думать о нуждах всего сообщества, думать как поведение каждого человека отразится на окружающих. И помочь в этом могут власти путем установки норм и ролевых моделей.

Если вы окружены людьми, которые переживают за вас, то вы начнете считаться с их мнением, уверен профессор Бишай.

- Мы до сих пор не смогли разъяснить людям, что ношение маски – это возможность показать любовь и обеспокоенность. Люди по-прежнему думают, что маска – это средство индивидуальной защиты, а не возможность защитить окружающих. Речь же идет об всеобщей безопасности! Если вы любите кого-то — носите маску, - призвал он.

Асар по-эфиопски

Во многих странах первичная медицинская помощь не была задействована надлежащим образом во время первой волны пандемии. Почему так произошло?

- Я хочу сравнить ситуации в Эфиопии и США. Например, в Эфиопии, где на местном уровне активно используется помощь работников службы санитарного просвещения и социальных работников-пропагандистов, власти сразу поняли, что могут опираться только на эти структуры. Имея на всю страну лишь 100 аппаратов ИВЛ, правительство четко осознавало, что в случае развития ситуации по американскому или европейскому сценарию система здравоохранения не выдержала бы. Поэтому руководство Эфиопии сделало упор на первичную медико-санитарную помощь. Штат медиков был расширен. Они стали работать в тесном взаимодействии с местными органами власти, стараясь предотвратить как можно больше случаев нового заражения. Местные сообщества также были привлечены к этой работе, чтобы не допустить перегрузки системы здравоохранения, - объяснила доктор Шлайфф.

В Соединенных Штатах, несмотря на бездействие федерального правительства, на уровне местных сообществ работа в условиях пандемии была довольно быстро налажена. Люди самоорганизовывались, чтобы во время карантина помогать тем, кто не может самостоятельно сходить в магазин за продуктами, и присматривать за пожилыми соседями.

- Все это делалось без привлечения ресурсов органов здравоохранения, кроме тестирования и ухода за больными. Это можно было видеть по всей стране - будь то официальные службы, добровольцы или просто сердобольные граждане, которые хотели помочь своим соседям – так вот, все эти люди испытывали большие перегрузки, зачастую у них даже не было соответствующих средств индивидуальной защиты, они не всегда располагали достоверной информацией, - рассказал она.

Эти примеры очень наглядно демонстрируют, насколько важна опора на местные ресурсы и как быстро можно их мобилизовать. В отдельных сообществах люди обычно хорошо знают друг друга. И если наладить взаимодействие с ними, предоставить медикам и соцработникам определенные полномочия, провести инструктаж для жителей, обеспечить их достоверной информацией и обучить простейшим правилам, то жители того или иного района были бы лучше защищены и вовремя получали необходимую помощь, посоветовала доктор.

Нечего на ВОЗ пенять...

В последнее время много говорят о роли Всемирной организации здравоохранения в борьбе с пандемией, напомнил Алмаз Шарман. Еще десять лет назад ВОЗ успешно справлялась с эпидемиями гриппа и различных коронавирусных инфекций, таких как птичий грипп, SARS, MERS в 2003, 2012 годах. Тогда ВОЗ смогла локализовать вспышки, но сейчас в адрес организации, чья миссия и мандат заключается в предотвращении распространения болезней, подобных COVID-19, поступает много критики. Можно ли сказать, что ВОЗ не справляется с пандемией?

На самом деле ВОЗ не такая уж крупная организация, объяснил в ответ Дэвид Бишай. Весь бюджет ВОЗ равен бюджету одной крупной американской больницы. Например, годовой бюджет ВОЗ такой же, как у Бригамского женского госпиталя в Бостоне. ВОЗ могут критиковать, как и любую другую структуру, но важно помнить о некоторых важных инициативах ВОЗ. За последние десять лет именно ВОЗ провела огромную профилактическую работу, благодаря которой сейчас удается спасти много жизней. Это принятие Международных медико-санитарных правил и разработка руководства по совместной внешней оценке рисков. С помощью этой программы удалось оценить степень готовности 60 государств к различного рода угрозам здоровью людей.

- Самым большим недостатком в деятельности ВОЗ является то, что она работает только с правительствами стран - членов организации, а не напрямую с людьми или группами людей. Таким образом, ее возможности ограничиваются желанием или возможностями правительств. И если руководство той или иной страны скажет, что не хочет слушать то, что рекомендует ВОЗ, что будет действовать по-своему, то тогда трудно реализовать необходимые программы. А ВОЗ не может самостоятельно выходить на уровень штата, провинции или области. Например, если ВОЗ предоставляет свои рекомендации по организации первичной медико-санитарной помощи, а правительства их игнорируют, то это путь в никуда. Мы это видим на примере многих государств. Заставить же их принять эти рекомендации ВОЗ не может, - объяснил он.

Феномен Хопкинса

В условиях пандемии Университет Джонса Хопкинса стал мировым лидером, обеспечивая доступ к достоверной статистической информации. Четыре года назад представители Университета Джонса Хопкинса оценили готовность Тайваня к эпидемиям. И это была инициатива ВОЗ – еще несколько лет назад заставить правительства задуматься о готовности к возможным пандемиям, напомнил Шарман и задал вопрос: как получилось, что университет Ддонса Хопкинса стал основным источником информации о ковиде? Откуда у вас в Балтиморе столько исследователей и статистиков, чтобы собирать информацию о ковиде во всем мире?

- Говоря о карте COVID-19, которая сейчас широко используется во всем мире, еще в январе небольшая группа сотрудников Университета Джонса Хопкинса создала этот сайт. 22 января карта уже стала доступна пользователям. Она довольна просто составлена, в нее можно добавлять новые данные. В качестве дополнительных источников информации также используется статистика ВОЗ и Центров США по контролю заболеваний (CDC). Благодаря всему этому, получается довольно полная картина, которая постоянно обновляется, - ответила Шлайфф.

В целом университеты охотнее делятся информацией, чем государственные структуры, добавил профессор Бишай.

- Например, если вы зайдете на сайт Университета Джонса Хопкинса и кликнете на необходимый значок, то тут же получите огромный объем информации. На правительственных порталах этого нет. Там нужно очень долго искать нужные данные, то же самое можно сказать и о сайте ВОЗ. Университеты же всегда готовы делиться информацией, сделать ее как можно доступнее, - сказал он.

Маски и вакцины

Но почему сейчас так трудно убедить людей в том, что для того чтобы остановить распространение COVID-19, необходимо выполнять определенные требования? В частности, носить маски, недоумевает Шарман.

- Одной из причин такого поведения может быть отсутствие и непоследовательность надлежащего информирования. Ранее считалось, что можно инфицироваться, прикоснувшись к зараженной поверхности. Позже уже стало понятно, что гораздо важнее носить маски, поэтому стали меняться рекомендации. Людям непоследовательно объясняли, почему надо вести так, а не иначе. И это все вносило путаницу. Кроме того, в Соединенных Штатах некоторые политические лидеры стали говорить о том, что маски носить не нужно, мол, в этом нет необходимости, это не патриотично, не круто, если хотите. И многие их последователи заняли ту же позицию. Возникли полярные мнения. Как известно, если вы хотите кого-то заставить что-то делать, то получаете обратный эффект. Чем больше вы настаиваете, тем сильнее сопротивление. И если вы получаете противоречивые рекомендации от политических лидеров, например, от президента Трампа, то большая часть населения уже будет неправильно их воспринимать. Говоря о ношении маски, многие люди думают, что если речь идет об их личной безопасности. При этом они не задумываются о безопасности окружающих, - считает Шлайфф.

Половина американцев не будут прививаться или сомневаются в необходимости вакцины, сообщил Шарман. Это может стать проблемой. Что можно сделать сейчас, чтобы все же достичь коллективного иммунитета?

- Десятки миллиардов долларов вложены в разработку вакцин от коронавируса, и очень мало средств – в разъяснительную работу. Это большая ошибка. Впрочем, все это было предсказуемо. Мы были так увлечены самой идеей, что упустили самих людей, их культурные особенности, понимание проблемы, не финансировали информационную работу. Разум человека может развиваться только в условиях коллектива, племени, родственных по духу людей. Таким был фундаментальный принцип выживания наших предков. Если группа тебя примет, ты выживешь, если нет – погибнешь. История эволюции показывает, что человеку всегда нужно было принадлежать к какой-то группе. Однако группа может делать глупые вещи, давать противоречивые указания. И вот теперь, если какая-то группа людей призывает отказываться от вакцинации, то некоторые люди могут решить к ней примкнуть, - отметил Бишай.

Вот эту необходимость принадлежности к какой-то группе можно с успехом использовать для позитивных целей общественного здравоохранения. Если вам нужна какая-то группа единомышленников, то пусть это будет группа здоровья, рекомендует профессор.

- Но если вы не создали такие объединения 20 лет назад, то вы не сможете это сделать за два месяца. В этом и состоит проблема. По мере создания групп здоровья туда можно направлять сотрудников органов здравоохранения, которые могли бы говорить о культуре здоровья, о правилах профилактики - не обязательно о вакцине - о пользе физических упражнений, правильного питания, учили бы заботиться друг о друге и избегать стрессов. Можно придумать много способов создания хороших групп здоровья, - подвел он итог.

Все материалы по теме «Пандемия коронавируса» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2928 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
20 января родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить