Локомотив для Казахстана

Как GE планирует развивать экспортный и индустриальный потенциал страны

Бела Ференци — генеральный директор казахстанского представительства GE
Фото: Сергей Астрелин
Бела Ференци — генеральный директор казахстанского представительства GE

Бела Ференци, генеральный директор казахстанского представительства GE, американской многоотраслевой корпорации – производителя многих видов техники, включая локомотивы, энергетические установки (в том числе атомные реакторы), газовые турбины, авиационные двигатели, медицинское оборудование, фототехнику, бытовую и осветительную технику, пластмассы и герметики, а также широкий спектр продукции военного назначения, которая по состоянию на 2016 год занимала 68-е место в списке крупнейших публичных компаний Forbes Global 2000, рассказал Forbes Kazakhstan о ее участии в инфраструктурных проектах в Казахстане, работе с крупными национальными компаниями и планах быть партнером правительства в долгосрочной перспективе.

– Как бы вы оценили текущее положение дел GE в Казахстане? Какие возможности для вашего бизнеса здесь вы видите?

– GE достаточно уверенно чувствует себя в Казахстане. На сегодняшний день мы в партнерстве с государственными компаниями активно участвуем в решении ключевых инфраструктурных задач в энергетике, нефтегазовой отрасли и транспортном машиностроении.

Мы видим много возможностей для развития нашего бизнеса в Казахстане, в частности в тех индустриях, где уже активно работаем. Например, уделяем большое внимание возможностям в нефтегазовой отрасли, так как одним из ключевых вопросов для богатой природными ресурсами страны остается повышение эффективности добычи и переработки сырья.

– Какие основные проекты вы могли бы отметить?

– Самым главным достижением GE в Казахстане мы считаем проект в железнодорожной отрасли – производство высокотехнологичных и современных локомотивов. На сегодняшний день КТЖ является крупнейшим клиентом GE в области транспортного машиностроения за пределами Северной Америки.

Данный проект по праву можно назвать лучшим примером американо-казахстанского сотрудничества. Из более чем 700 локомотивов с двигателями GE, используемых в Казахстане, 300 были произведены на заводе АО «Локомотив құрастыру зауыты» (ЛКЗ). КТЖ обновила локомотивный парк более чем на 90% и получила существенную экономию в топливе и обслуживании. В этом году GE приобрела 50% акций ЛКЗ (сумму собеседник не назвал, ссылаясь на пункт договора о неразглашении коммерческой информации. – Прим. ред.), чтобы стать надежным локальным парт­нером и укрепить наше сотрудничество. Эта сделка подтверждает мои слова, что мы хотим быть в этом регионе всерьез и надолго. В дальнейшем планируем развивать экспорт локомотивов и тепловозов, а также удовлетворять потребности КТЖ в грузовых и пассажирских тепловозах до 2026 года.

В нефтегазовой сфере GE поставила более 80 современных турбин и компрессоров для проектов «Тенгиз», «Карачаганак», «Кашаган» и для газопроводной системы Казахстан – Китай. Мы производим полное техническое обслуживание установленного оборудования, и большая часть наших сотрудников (всего их здесь более 300) занята именно в сервисной службе.

Что касается здравоохранения, то GE поставила более 2000 единиц диагностического оборудования за последние 10 лет. В ближайшее время мы видим потенциал развития здравоохранения в Казахстане, поскольку данная отрасль пока не достигла таких высоких показателей, как, например, нефтегазовая, и нуждается в поддержке для ускорения темпов роста. Мы готовы запустить первый в стране центр ядерной медицины в Актюбинской области для проведения диагностики онкологических заболеваний.

– Насколько успешно продвигается экспорт локомотивов, произведенных в Казахстане?

– Учитывая, что GE приобрела 50% ЛКЗ только в этом году, мы не можем говорить о данных за предыдущий период. Однако, несомненно, запуск завода открыл новое направление экспортного потенциала Казахстана и сделал возможными поставки инновационной продукции в страны Центральной Азии. Например, произведенные здесь локомотивы на 90% удовлетворяют потребности Кыргызской железной дороги. В прошлом году была завершена поставка последних двух локомотивов из 10, заказанных Азербайджаном.

По данным GE Transportation, доля экспорта в страны Центральной Азии и Украины составляет 8%. Мы понимаем, что соседние государства сталкиваются с определенными экономическими трудностями, и пытаемся найти различные решения для них, например, с помощью лизинга. Сейчас мы ведем переговоры с Украиной, Молдовой, Монголией, Таджикистаном, Туркменистаном и странами Балтии по поставке локомотивов.

– С какими сложностями сталкивается компания? Как кризис и девальвация национальной валюты отразились на бизнесе GE в Казахстане?

– Кризис 2008 года оказал серьезное влияние на мировую экономику. В период, когда необходимо «затянуть пояса», в первую очередь приостанавливаются стратегические долгосрочные проекты, требующие больших объемов инвестирования. В Казахстане не было такой ситуации, когда определенная индустрия полностью прекратила существовать и развиваться, однако многим отраслям, предприятиям пришлось снизить темпы своего развития.

Бела Ференци — генеральный директор казахстанского представительства GE
Фото: Сергей Астрелин
Бела Ференци — генеральный директор казахстанского представительства GE

Поскольку мы тесно сотрудничаем с крупнейшими корпорациями страны и участвуем в ключевых инфраструктурных проектах, наши продажи упали абсолютно пропорционально снижению темпов экономической активности страны. Глобальный кризис повлиял на объемы финансирования крупных проектов не только в Казахстане, но и в целом по всему миру. При плавающем курсе национальной валюты достаточно сложно просчитать финансово-экономическую модель проекта, так как большая часть промышленного оборудования импортируется и под эти цели берутся долгосрочные внешние займы.

Сейчас ключевой задачей для Казахстана является сохранение инвестиционной привлекательности проектов. Страны, находящиеся на одном уровне экономического развития с вами, конкурируют между собой за внимание иностранных инвесторов и возможность привлечения финансирования со стороны зарубежных и транснациональных компаний.

– По вашему мнению, что необходимо предпринять для привлечения иностранных инвесторов?

– Ключевыми условиями, на мой взгляд, являются улучшение законодательной базы, упрощение экономической деятельности для юридических лиц, предсказуемость налоговой системы. Инвесторам важно чувствовать себя уверенно и комфортно, понимать, как принятое сегодня решение отразится на бизнесе через 10 лет.

Будучи членом AmCham, мы не раз поднимали вопрос о стабильности налоговой системы и постоянно ведем переговоры с правительством о ее улучшении. Новая инициатива по созданию национальной компании Kazakh Invest как раз является демонстрацией того, что в стране есть что улучшать в экономической инфраструктуре, чтобы инвесторы чувствовали себя лучше.

– В каких индустриях в Казахстане GE видит потенциал развития?

– Казахстан по своему географическому положению является привлекательным для развития ветроэнергетики. Если посмотреть на энергетическую структуру страны с точки зрения экологической составляющей, то она не соответствует современным тенденциям в части внедрения зеленых технологий. Сейчас по всему миру наблюдается серьезное снижение затрат на производство электроэнергии с помощью возобновляемых источников (ВИЭ) за счет стремительного технологического развития. Вскоре цены на ВИЭ станут приемлемыми и конкурентными.

Несколько лет назад в Казахстане был взят курс на развитие ВИЭ и составлен очень амбициозный план по переходу к устойчивому развитию к 2024 году. Последние три года были очень тяжелыми для отрасли, в частности, из-за энергетических тарифов. Но, думаю, в 2017 году начавшиеся положительные изменения продолжатся и пересмотр тарифов будет способствовать улучшению привлекательности проектов. Мы состоим в координационном совете ВИЭ при Минэнерго и регулярно оказываем консультационную и методологическую поддержку заинтересованным сторонам.

– Какие главные тренды в энергетике, нефтегазовой отрасли и транспортном машиностроении вы бы отметили?

– Во всех отраслях промышленности главным трендом сейчас является повышение эффективности и производительности промышленного оборудования за счет использования цифровых технологий. За последние несколько лет мы прошли длинный путь трансформации от крупного финансового института до лидера промышленности и цифровых технологий. Мы научились понимать язык машин и создали платформу для индустриального интернета (подключение и интеграция между собой любых небытовых устройств, оборудования, датчиков и пр. – Прим. ред.), позволяющую оптимизировать процессы и работу промышленных предприятий.

Суть наших разработок состоит в том, чтобы применять цифровые технологии для комплексного решения задач и достигать дополнительной эффективности за счет сбора и анализа больших данных с оборудования по всему миру. К примеру, посредством установленных сенсоров мы собираем данные о каждом произведенном нами авиационном двигателе, можем оценивать и прогнозировать его состояние, вовремя проводить профилактический ремонт и, следовательно, отслеживать критически важные изменения в работе в долгосрочной перспективе для достижения лучших результатов.

Наличие в Казахстане сильного кадрового потенциала, растущие темпы экономики могут стать хорошей основой для внедрения передовых цифровых решений в промышленности страны. В 2017 году мы планируем запустить несколько пилотных проектов с применением цифровых технологий на совместных проектах. Продемонстрировав эффективность наших решений, собираемся в дальнейшем масштабировать и расширять использование технологий в других проектах.

Так, с КТЖ мы разрабатываем стратегию цифровизации компании. Оптимизация эксплуатации подвижного состава приведет к снижению расхода топлива и незапланированных простоев за счет прогнозирования необходимых ремонтных работ, что существенно повысит эффективность и уменьшит эксплуатационные расходы. С «Самрук-Энерго» на алматинской ТЭЦ мы собираемся запустить проект по рационализации работы паровых котлов. Суть в том, что мы сможем проводить постоянный мониторинг технического состояния оборудования, предсказывать необходимый ремонт и снижать затраты, связанные с его использованием и обслуживанием. С «КазМунайГазом» запускается проект по применению цифровых технологий для оптимизации производственного цикла установленного парка оборудования. На сегодняшний день межремонтный интервал НПЗ составляет один год. Благодаря новой программе технического обследования и ремонта оборудования заводы смогут делать капремонт каждые три года и больше, что существенно повысит их производительность, увеличит общий коэффициент технической готовности и оптимизирует затраты на обслуживание.

– Каковы планы GE в Казахстане на ближайшие пять лет?

– Мы хотим стать полноценным локальным технологическим парт­нером Казахстана в нефтегазовой отрасли, энергетике, здравоохранении и расширить экспортный потенциал во всех отраслях, в которых работаем.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1976 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 ноября родились
Джамбулат Сарсенов
заместитель председателя Ассоциации Kazenergy
Раимбек Баталов
собственник и председатель совета директоров Raimbek Group
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить