Какие реальные реформы произошли в таможенном администрировании Казахстана

Об этом рассказывает эксперт в области таможенного регулирования Алмат Жукебаев

ФОТО: Владимир Третьяков

Исторически сложилось так, что бизнес всегда нуждался в заблаговременном анализе достоверности расчетов по налогам. Поэтому в последнее время мы часто слышим про «таможенный аудит», «таможенный комплаенс» или «таможенный обзор». Эксперт в области таможенного регулирования KPMG в Центральной Азии Алмат Жукебаев рассказывает о том, с чего начиналось таможенное декларирование в стране и к чему пришло на сегодняшний день.

С чем связан такой рост спроса именно на таможенный комплаенс?

- Ответ на этот вопрос очень прост: таможня перешла в уведомительный режим контроля импортных и экспортных операций. Мы привыкли называть процедуры таможенной очистки «таможенным декларированием», но на деле это не было декларированием как таковым. То есть не являлось уведомлением государства о совершении тех или иных регулируемых операций. И если раньше «таможенная очистка» со всеми комплексными проверками проводилась на этапе проверки таможенной декларации товаров, то теперь таможня не «дает добро» при получении груза, а лишь принимает декларацию и исчисленные по ней таможенные пошлины и налоги. Это одна из мер по поддержке бизнеса, который таким образом может оперативно распоряжаться импортным оборудованием и материалами – монтировать, эксплуатировать или реализовывать, как принято в развитых странах.

Значит, в развитых странах таможенная очистка работает давно по принципу уплаты таможенных пошлин и налогов в порядке декларирования. Почему в нашей стране переход на автоматизированный импорт стал возможным только сейчас?

- Работа по упрощению таможенных операций в нашей стране велась чуть ли не с самого начала образования таможенных служб независимого Казахстана. Помню, в начале двухтысячных годов, когда я работал в столичной таможне, прорывом считался внедренный принцип «одного окна» при таможенной очистке. А на самом деле подвижка заключалась в том, что декларант мог подать в одно окно декларацию для проверки и забрать там же свою декларацию и не ходить с пакетом документов по окошкам или кабинетам. Но при этом сам алгоритм проверки декларации оставался таким же тотальным. С тех пор работа по ускорению контроля «на границе» велась правительством перманентно, step by step.

С определенным замедлением в трансформации таможенных процессов мы столкнулись после создания Таможенного союза. В то время в качестве представителя казахстанского Министерства финансов я участвовал в разработке первого единого Таможенного кодекса. В 2009 году на этапе создания интеграционного объединения перед нами стояла задача запустить механизм регулирования на всей территории действия Таможенного союза – в Беларуси, России и Казахстане. Так, при разработке кодекса Таможенного союза мы с осторожностью подходили к каким-либо решительным шагам в сторону упрощения контроля. Только после тщательной апробации каждой таможенной операции, протестировав на валидность все методики в условиях Таможенного союза и после достижения необходимого уровня взаимного доверия между таможенными органами стран ЕАЭС, начиналась разработка кодекса в новой редакции – Таможенного кодекса ЕАЭС.

Так, ныне действующий с 2017 года Таможенный кодекс ЕАЭС дал старт ряду реформ в таможенном администрировании. Автоматическая регистрация и удаленный выпуск товаров привели к действенным упрощениям операций и, соответственно, ускорению выпуска товаров. Ныне действующие механизмы и сроки таможенных операций рассчитаны на обработку данных с использованием искусственного интеллекта, то есть на автоматизацию ключевых таможенных операций – регистрации и выпуска таможенной декларации.

Надо отдать должное, такой прорыв стал возможным благодаря в первую очередь решительности и готовности Комитета государственных доходов Министерства финансов к реальным реформам в таможенном администрировании и, во многом, настойчивости казахстанского бизнес-сообщества под эгидой команды национальной палаты предпринимателей «Атамекен». Именно казахстанская делегация на всех переговорных площадках ЕАЭС выступала с инициативами по формированию правовой платформы для применения передовых технологических решений. Здесь также хочу отметить, что возможность участия бизнеса в международных переговорах по разработке кодекса является, опять же, заслугой нашего правительства в лице Министерства национальной экономики. Тогда я уже представлял нефтегазовую индустрию, и, сопровождая собственные законодательные инициативы на всех площадках ЕАЭС, обосновывая свои предложения перед представителями союзных стран ЕАЭС, мы смогли решить ряд насущных проблем отрасли, существовавших в силу коллизий и пробелов в законах.

Получается, автоматизация таможенных операций и, как результат, перенос на постконтроль в таможне завершена полностью?

- Безусловно, сам процесс запущен. Но, как мы видим, работы в направлении совершенствования законодательства, точнее, совершенствования процессов по камеральной и выездной проверкам продолжаются. Новые поправки в Таможенный кодекс Казахстана, вступившие в силу 16 января текущего года, произвели существенные изменения. Это – сокращение срока камеральных проверок с шести до двух месяцев, предоставление предварительного акта камеральной проверки и другие изменения. Кроме того, усилены требования по соблюдению процедурных требований при проверках. Если бизнес сможет найти допущенные в ходе проверки процедурные ошибки, то результаты такой проверки будут признаны недействительными. Это я считаю большим шагом в сторону повышения дисциплины в осуществлении контроля после выпуска товаров. В то же время внедрена комплексная выездная таможенная проверка на основе системы управления рисками, которая проводится по полугодовому графику. График проверок будет размещаться на официальном сайте Комитета государственных доходов. График комплексной проверки на второе полугодие текущего года будет опубликован до 25 мая.

Какие еще преимущества в переходе на посттаможенный контроль импортных и экспортных поставок вы бы отметили?

- Если говорить о выгоде государства, это в первую очередь ускорение таможенных операций, что положительно влияет на развитие и модернизацию действующих производств и привлечение новых инвестиций в экономику, улучшение позиции государства в международных рейтингах по инвестиционной привлекательности.

Во-вторых, минимизация физических контактов представителей бизнеса и таможни направлена на исключение коррупционных проявлений.

Я бы со своей стороны отметил еще одно важное преимущество – это повышение качества методологии таможенного регулирования за счет неизбежного роста количества кейсов, в частности обжалования в апелляционной комиссии при Министерстве финансов и по судебной практике.

Таможенное регулирование всегда было участком, отданным на локальное толкование, что не соответствует его масштабу, цене рисков государств и бизнеса. Так, реализация контроля после выпуска приведет, во-первых, к более взвешенным решениям таможенных органов, то есть уменьшится количество локальных решений, принимаемых в авральном режиме при таможенной очистке; во-вторых, толкование многих спорных положений поднимется на уровень реальных кейсов, которые необходимы при совершенствовании законодательства.

Что бы вы порекомендовали бизнесу сегодня? Что должен предпринять бизнес, чтобы снизить риски доначислений?

- Бизнес должен понимать, что упрощение таможенной очистки не есть ослабление таможенного контроля, а лишь ее отсрочка. Технологические решения, существенно упростившие таможенное оформление, приводят к абсолютной минимизации привычных механизмов таможенного контроля на этапе таможенной очистки. Максимальное ускорение «растаможки» было достигнуто путем автоматизации регистрации и выпуска декларации с переносом контроля на этап после выпуска – на камеральный и выездной. Это означает, что теперь таможенные проверки будут охватывать в разы больше внешнеторговых сделок, чем раньше – до удаленного выпуска. Тогда как таможенный аудит всегда был, но охватывал минимальную часть внешнеторговых операций.

Сегодня руководитель компании с долгосрочными планами должен понимать, что ему для устойчивого развития не удастся создать бизнес-экосистему без качественного таможенного комплаенса в том числе. Компании самой решать – выстраивать внутреннюю профессиональную команду или привлекать услуги независимых экспертов.

Что бы вы порекомендовали нашей аудитории, какой подход более эффективен сегодня?

- Для большинства компаний поставка товара в итоге заканчивается тем, что бухгалтерия получает от таможенного брокера таможенную декларацию. Затем такие компании получают от таможенных органов доначисления по таможенным платежам и налогам. Такая организация бизнес-процессов была относительно эффективной до переноса контроля на постконтроль. Тогда таможенная декларация представляла собой документ, прошедший в той или иной степени государственный таможенный контроль. Сейчас таможенная декларация – уведомление государственного органа, к тому же принятая «роботом».

Если говорить о выборе эффективной модели организации бизнес-процессов при сегодняшних реалиях, это зависит в первую очередь от структуры и масштабов внешнеторговых операций компании. Существуют компании с различным уровнем развития. Я бы сегодня обратил внимание на две категории компаний.

Первая категория – крупные компании. У них, как правило, есть штатные специалисты по таможне. Но объемы и структура инвестиционных проектов в таких компаниях настолько большие, что возникает необходимость в предварительном выявлении и анализе таможенных рисков, чтобы в финансовой модели проекта правильно определить размеры налогов. Это позволяет избежать рисков и недопущения турбулентности в ходе реализации крупного проекта. Зачастую консалтинг выявляет таможенные риски в ходе всестороннего анализа алгоритма реализации проекта – юридических, таможенных и налоговых вопросов, порядка международного налогообложения и трансфертного ценообразования. К тому же нередко надо выстроить именно те бизнес-процессы, которые учитывают условия иностранных партнеров, риски по соблюдению требований, прав страны регистрации. Данная категория также обращается к консалтингу для выработки и продвижения в государственных органах и органах ЕАЭС законодательных инициатив.

Крупному игроку не хочется подводить другого крупного игрока, поэтому очевидно, что значительные участники рынка всегда будут обращаться за услугой к профессиональным консалтинговым компаниям. Мировые компании имеют ресурсы, позволяющие не только всесторонне анализировать риски, используя зарубежные офисы, но и имеют возможность в целом повлиять на тенденции в развитии таможенного администрирования и совершенствовании законодательства. Потому к ним обращаются государственные органы при совершенствовании законодательства.

Вторая категория – компании со средней экономикой. В них, как правило, таможенные вопросы ведет бухгалтерия совместно с маркетинговым блоком – если компания экспортирует продукцию или завозит для последующей реализации, либо блоком по снабжению – если компания на стадии строительства или импортирует для собственных производственных нужд. Таким компаниям выгодно периодически привлекать поставщика услуг для качественной диагностики таможенных рисков в существующих логистических поставках и по спектру основных товаров, чем держать в штате квалифицированного специалиста по таможне.

При этом и первые и вторые компании обращаются к консалтингу для управления с уже реализованными рисками, то есть для оспаривания решений таможенных органов по итогам таможенных проверок. Это понятно и прогрессивно. Желая сосредоточиться на основном бизнесе, компания обращается к профессиональным командам. Как правило, такие команды, во-первых, имеют компетенции для всестороннего и глубокого анализа рисков и построении оптимальных способов организации поставок, во-вторых, освобождают от рутинных операций топ-менеджеров, руководителей, бизнесменов. К слову, такая тенденция сложилась во всем мире, и не только по таможенным вопросам.

Самым надежным способом минимизации таможенных рисков, конечно, была и остается заблаговременная подготовка документации для поставок. Такая работа должна вестись своими силами или с помощью консалтинга с момента выбора иностранного поставщика товара или покупателя вашей продукции. Необходимо в структуре внешнеэкономической сделки обратить внимание на обязательства партнера по представлению документов и сведений, необходимых для подтверждения правильной идентификации товара для ее точной классификации, определения таможенной стоимости, стоимости идентичных и однородных товаров, страны происхождения, соответствие действующим нетарифным и тарифным мерам и т.д., чтобы ваши решения были обоснованы и документально подтверждены.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6711 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
13 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить