Как спасти американскую политику

Системная приверженность коллегии выборщиков к смягчению острых углов внутренней политики позволяет уже более 200 лет обсуждать и решать самые спорные вопросы

ФОТО: pixabay.com

Критики коллегии выборщиков, являющейся объектом постоянных насмешек, упускают из виду одно ее основополагающее достоинство: сглаживание политических действий, обостряющих существующие разногласия в обществе. Сторонники замены этого «анахронизма XVIII века» прямым народным голосованием подразумевают, что нынешняя двухпартийная система останется неизменной, а кандидат, набравший большинство голосов избирателей (а не выборщиков), займет Белый дом. Так работает система в отношении всех выборных должностей в США, почему же выборы самого главного лица страны должны проходить иначе?

Дело в том, что наша двухпартийная система, которую мы воспринимаем как нечто само собой разумеющееся, существует только благодаря коллегии выборщиков. Чтобы занять президентское кресло, кандидат должен вызывать симпатии у людей по всей стране. Общенациональная коалиция жизненно необходима для получения большинства голосов выборщиков. Узкая направленность на отдельные регионы или группы просто не сможет принести желаемого результата. Поэтому наши партии представляют собой своего рода набор самых разнообразных интересов и биографий, тем самым отражая характер нации, чьи граждане (или их предки) пришли на эту землю из самых разных уголков планеты и привнесли свою исконную культуру и убеждения. Именно по этой причине отношения между приверженцами Демократической и Республиканской партий зачастую так сложны. Например, поддерживающие Республиканскую партию избиратели из северо-восточной части США, которые придают серьезное значение экономическим вопросам вроде низких налогов, обычно дистанцируются от социал-консерваторов.

Система высоко ценит сдержанность и чувство меры. Конечно, кандидаты могут предлагать самые смелые программы, однако так, чтобы при этом не оттолкнуть от себя более сдержанных членов своих же партий, не говоря уже о независимых избирателях. Любая радикальная идея обычно проходит стадию «маринования», если можно так выразиться, в ходе которой люди привыкают к факту самого ее существования, но даже в этом случае итоговая идея зачастую оказывается значительно проще оригинала.

Системная приверженность коллегии выборщиков к смягчению острых углов внутренней политики позволила нам на протяжении более чем 200 лет обсуждать и решать самые спорные вопросы, при этом не развалив страну на части и не совершив действий, которые бы имели ужасающие последствия для будущих поколений. Исключением из этого была проблема рабства. Во всех остальных аспектах сохранялась тенденция к сдержанности и единению.

Взгляните на демократов. Партия на самом деле отклонилась влево, но посмотрите, что происходит с их кандидатами в президенты, исправно повторяющими экстремистские высказывания ультралевых активистов по таким вопросам, как жесткая политика идентичности или незамедлительный переход системы здравоохранения под управление государства. Они или оказываются в сложном положении, или пытаются смягчить категоричность своих взглядов. Некогда набиравшая силу позиция Элизабет Уоррен превратилась в пыль, как только ей пришлось объяснять, откуда будут браться средства на всю ту «халяву», что она обещала. Даже соратники по партии отстранились от Уоррен из-за ее негативных реакций.

Если одна из наших партий далеко отклонится от центра, она потерпит сокрушительное поражение, как это уже происходило с Демократической партией в 1972-м, когда они выдвинули кандидата из числа ультралевых членов, а в итоге смогли заполучить только один штат и округ Колумбия.

Исходя из тех же соображений и потому, что для победы необходимо проводить кампанию по всей стране, коллегия выборщиков заставляет кандидатов в президенты изучать местные и региональные проблемы, которые те могут упустить из виду. Существующая система прилагает серьезные усилия, чтобы дать высказаться меньшинствам, тем людям, чья поддержка может оказаться решающей в ключевых штатах.

Сегодня партии – это организации в штатах и более мелких регионах, каждая из которых работает в своей собственной манере. Конечно, существуют национальные комитеты, но их роль в основном заключается в поисках финансирования для кандидатов на позиции конгрессменов, губернаторов и президента. Каждые четыре года местные отделения партии собираются вместе, чтобы официально назначить свою кандидатуру на президентское кресло, которая затем выносится на голосование в каждом штате, а также округе Колумбия. В противоположность этой процедуре независимым претендентам на высшую должность в стране для попадания в списки приходится проходить затратный и трудоемкий процесс. Немногие справляются с этим. У каждого штата свои правила – какие-то просты, другие крайне трудновыполнимы.

Избрание президента путем прямого народного голосования разрушит эту политическую экосистему, так чудесно подходящую Америке. Отдельные личности и группы влияния беспрестанно создавали бы все новые партии. К примеру, стал бы Майкл Блумберг, бывший на разных этапах своей политической карьеры и демократом, и республиканцем, и даже независимым деятелем, прилагать хоть какие-то усилия, чтобы попытаться стать кандидатом от Демократической партии? Конечно же, нет. С его ресурсами он прекрасно справился бы и самостоятельно.

В противоположность склонности коллегии выборщиков к смягчению острых углов система прямых выборов поощряла бы накаливание страстей, дабы усилить поддержку кандидатов в условиях высокой конкуренции.

Если ни один претендент не достигнет необходимого порога (кстати, каким он должен быть – 40, 50%?), придется проводить второй тур выборов. В свете внушительного числа желающих заселиться по адресу: 1600 Pennsylvania Avenue, легко представить себе схватку между двумя экстремистами, набравшими по 10% голосов в первом туре. Чтобы одержать победу, им придется договариваться с уже проигравшими кандидатами, чтобы получить их поддержку. По сравнению с теми политическими торгами и подкупами, которые будет стимулировать подобная система, нынешние политические перипетии выглядят детской игрой.

Затем нам придется решать повседневные ключевые вопросы. Кто обеспечит надзором правоохранительных органов все 175 000 избирательных округов, дабы предотвратить подлоги и махинации? Кто сможет гарантировать, что бюллетени людей, не пришедших на голосование, не будут противоправно использованы в чью-то пользу? Все это может повлечь значительное усиление власти центрального правительства. У каждого штата сейчас свои правила голосования. Некоторые, к примеру, призывают голосовать как можно раньше, другие – нет. При системе прямых выборов все правила должны будут подвергнуться унификации, что опять-таки приведет к усилению влияния Вашингтона.

Демократы ненавидят коллегию выборщиков, потому что на выборах 2006-го и 2016-го не смогли пробиться в Белый дом, несмотря на то что у их кандидатов было больше голосов избирателей, чем у соперников от республиканцев. При этом Демократическая партия не принимает во внимание тот факт, что, если бы коллегии не существовало, кандидатам пришлось бы проводить свои кампании совершенно другим образом. К примеру, Трампу не пришлось бы тратить время в конце гонки и приезжать в штат Мэн, чтобы получить тамошние голоса.

Наши отцы-основатели точно знали, что делали, когда придумывали коллегию выборщиков. На свою беду мы не хотим считаться с их мудростью.

Блумберг все портит

 

Майкл Блумберг во всеуслышание заявил, что лучше всех сможет обойти Дональда Трампа на грядущих выборах. Однако он допустил ошибку, которая будет иметь для него серьезные негативные последствия, если его выдвинут кандидатом на президентский пост. Блумберг выступил в защиту повышения убивающих экономику налогов, которое якобы может принести на 50% больше доходов, чем сравнительно более скромные предложения Джо Байдена. Инициатива Блумберга разрушит создание капитала, инвестирование и потопит фондовый рынок. Темп экономического роста застынет на одном уровне, если не начнет снижение.

В отличие от него нынешний президент собирается более подробно поделиться своими планами по очередному витку снижения налоговой нагрузки, который инициирует в случае своего переизбрания.

Блумберг и прочие демократы уже забыли, что произошло в прошлый раз, когда кандидат в президенты от демократов так громогласно объявил о повышении налогов: в 1984-м сторонник увеличения налоговых ставок Уолтер Мондейл опередил своего оппонента Рональда Рейгана только в одном штате и в округе Колумбия.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3579 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 ноября родились
Ербол Карашукеев
председатель правления АО «Национальный управляющий холдинг «КазАгро»
Ержан Байтасов
глава Media Holding Alatau
Бауржан Мухамеджанов
чрезвычайный и полномочный посол РК в Грузии
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить