Король онлайн-гэмблинга

Давид Баазов прошел путь от ночевок на скамейке в парке Монреаля до обладания личным состоянием в размере $800 млн, поставив на интернет-покер. Сейчас он собирается поднять ставки

Фото: Corey Hendrickson для Forbes

В начале этого года Давид Баазов вошел в манхэттенский офис Blackstone Group, крупнейшей в мире частной инвестиционной фирмы, и сделал невероятное предложение. В свои 33 года Баазов был малоизвестным руководителем Amaya, незаметной компании из Монреаля, обладающей определенным количеством разрозненных активов в индустрии азартных игр. Несмотря на это, у него были большие планы. При поддержке кредитного подразделения Blackstone он хотел совершить сделку по покупке PokerStars, крупнейшего в мире онлайн-покер-рума, за $4,9 млрд. Действуя так, как будто у него на руках были все козыри, Давид предложил, на первый взгляд, сумасшедшую схему. Несмотря на то что акции Amaya торговались по цене ниже $7 за штуку, он хотел, чтобы Blackstone и другие инвесторы купили их по цене около $18, а также ценные бумаги, которые затем конвертируются в акции, примерно по $21.

Если и был в истории капитализма генеральный директор, который смог продать акции с такой большой прибылью, лучшие умы кредитного подразделения Blackstone о нем никогда не слышали. Они резко оборвали разговор и выставили Баазова за дверь. «Наши сердца бешено колотились, когда мы с парнями вышли из здания, – вспоминает Давид. – Все это время я говорил им: «Эй, я стою этих денег».

В последующие месяцы Баазов замыкал кольцо вокруг молчаливых владельцев PokerStars, не желающих сотрудничать банкиров и крупных инвесторов с Wall Street – все это для заключения сделки, нелегкой как для себя, так и для других акционеров Amaya. В августе Баазов завершил сделку покупкой PokerStars, продав примерно на $1,7 млрд акций Amaya по цене около $18 за акцию и привилегированных акций с возможностью обмена на обычные по цене около $21. Кредитное подразделение Blackstone, известное на Уолл-стрит как GSO, инвестировало порядка $1 млрд – крупнейшее в их истории вложение в одну сделку, – получив акции по цене около $15 за штуку, после того как Баазов дал практически бесплатные гарантии своему самому важному спонсору.

Совершив лишь одну эту операцию, Баазов теперь является новым королем онлайн-гэмблинга, почти миллиардером, участником сложной игры с высокими ставками, лицом к лицу с титанами вроде Шелдона Адельсона. Смелость того, что он осуществил, завораживает. Никто – даже его собственная команда – не думал, что Баазову удастся сделать так, чтобы Amaya, публичная компания с доходом в $150 млн, смогла за наличные купить Rational Group, гиганта с острова Мэн с доходами в $1,1 млрд и неоднозначной историей, а в его составе – PokerStars и Full Tilt Poker.

Тем не менее каким-то образом он сделал это, а акции Amaya недавно перешли в другие руки по цене $33 за штуку, что принесло ему более 2600% прибыли с момента вывода компании на биржу в 2010 году. Доля Баазова в компании в размере 12,5% сейчас оценивается в $800 млн. «Это революционная сделка, потрясшая всю индустрию, потрясшая людей, которые наблюдали за компанией, – говорит Роберт Янг, финансовый аналитик в Canaccord Genuity. – Они заполучили один из драгоценных камней короны онлайн-гэмблинга за $4,9 млрд, в то время как их собственная рыночная стоимость была значительно меньше $1 млрд».

Можно ли считать эту сделку абсолютным успехом Баазова или нет – вопрос пока открытый, тем не менее его история – это сага о запредельной смелости, удаче и чистейшем упорстве. «Игра в покер сама по себе напоминает обсуждение сделки, – говорит Баазов Forbes в своем первом большом интервью. – Это была игра с поистине большими ставками». И она только началась.

Для парня, который получил максимум возможного по этой сделке, Баазов довольно скромно заявляет, что он не любитель игры в покер. Сын строителя, он родился в Израиле, но его родители переехали в Монреаль, когда мальчику был 1 год. Сплоченная современная ортодоксальная еврейская семья с шестью детьми с пониманием относилась к сильному бунтарскому духу Давида – какое-то время. Талантливому математику было скучно в школе, и в 16 лет он заявил своим глубоко консервативным родителям, что с ней покончено. Они отреагировали именно так, как вы думаете, – выгнали парня из дома.

Переполненного гордостью и отчаянно желавшего начать собственное дело, Баазова это не сломило. Какое-то время он жил у друга, но вскоре ему пришлось ночевать на парковых лавочках и штрафных скамейках монреальских общественных хоккейных стадионов, спасающих от резких ветров. После двух нелегких недель, проведенных на холодной улице, Давид воспользовался водительским удостоверением своего брата, чтобы арендовать квартиру. Через какое-то время он помирился с родителями и начал зарабатывать деньги, продавая по почте купоны на скидки в химчистках и магазинах одежды. В конце концов Баазов открыл магазинчик по перепродаже компьютеров, взяв в аренду крошечный офис, который за первые пять месяцев посетили от силы два человека. «Я постоянно думал: а что это я делаю?» –  вспоминает Баазов.

Его звездный час пришел вместе с контрактом с общественной библиотекой Монреаля, который на следующие пять лет превратил его в поставщика компьютеров с оборотом в $20 млн. «Он мог разобрать и собрать компьютер с закрытыми глазами, – рассказывает Морден Лазарус, монреальский адвокат, многие годы знакомый с Баазовым. – Как каждый Дадди Кравиц в этом мире, он хотел стать успешным и чтобы семья гордилась им». В 25 лет, испугавшись, что его бизнес разрушат прямые продажи компьютеров, Давид резко продал компанию, после того как Compaq, от имени которой среди прочих он торговал, решила осуществлять поставки в Монреаль самостоятельно.

Закончив с «железом», в 2005 году Баазов решил заняться программным обеспечением, хотя и сосредоточился на нем не более, чем на предыдущем бизнесе. Он нанял разработчиков, вместе они придумали электронный покерный стол, который можно было продавать в казино и на круизные лайнеры, что, по сути, позволяло людям играть в покер без живого дилера. Назвал компанию Amaya (видоизмененное Avaya – название компьютерной фирмы, где работала сестра его финансового директора).

Достигнув уровня дохода в $6 млн, Баазов вывел компанию на венчурную фондовую биржу Торонто (площадку для мелких акций) с ценой $1 за акцию, в результате чего привлек около $5 млн. В ходе подготовке к IPO 29-летний Давид провел деловой ужин с бывшим командующим НАТО и кандидатом в президенты генералом Уэсли Кларком, сторонником получения государством дохода в виде налога с азартных игр. По возвращении с ужина Баазов объявил своим сотрудникам, что генерал Кларк присоединится к совету директоров. «Он так и сказал, что присоединится?» – спросил финансовый директор Amaya. Нет не сказал, но Баазов был уверен в этом. «Он оптимист до мозга костей, – говорит Марлон Голдстейн, главный юрисконсульт компании. – Его стакан всегда наполовину полон, даже когда разваливается ко всем чертям». В итоге Кларк и вправду вошел в совет директоров Amaya и остался в нем.

Принимая во внимание такого рода настрой, практически было неизбежно, что Баазов обратит свои взоры на Дикий Запад онлайн-гэмблинга. По причине непосредственной близости к Канаваке, резервации индейского племени могавков, постоянно отстаивающих свой суверенитет и уже долгое время предоставляющих место для размещения игорных серверов офшорных компаний, Монреаль стал центром онлайн-гэмблинга. Управляя небольшой публичной компанией, Баазов приобрел дешевые и непривлекательные фирмы, такие как Chartwell Technology и Cryptologic, разрабатывающие программное обеспечение для онлайн-казино, с огромной скидкой. Помимо этого, он обзавелся компанией Ongame, производящей ПО для онлайн-покера. Критики не могли понять, что же парень задумал, но все было просто – Давид выстраивал свои активы и историю. В 2012 году он купил производителя игровых автоматов Cadillac Jack за $177 млн.

У Баазова появился финансовый поток, что-то около $36 млн в год. Он выстроил отношения с кредитным подразделением Blackstone, выступившим в качестве крупнейшего кредитора в сделке по покупке Cadillac Jack и выделившим на нее $110 млн. К концу 2013 года акции Amaya выросли до $7 за штуку по сравнению с $3,5 в ноябре 2012-го.

После приобретения Cadillac Jack Баазов сообщил своему финансовому директору Дэниэлу Себагу, что приметил еще более крупную добычу. Он хотел купить Rational Group, закрытую частную компанию, владельца PokerStars. «Пожалуйста, не трать свое время на это», – ответил ему Себаг. Замысел выглядел неосуществимым. Rational была не только во много раз крупнее Amaya, но и гораздо, гораздо прибыльнее. А Amaya между тем терпела убытки.

Но Баазов уже увидел свой шанс. PokerStars была основана и находилась под управлением Исайи Шейнберга, канадца с израильскими корнями, и его сына Марка, который юридически владел большей частью компании. Несмотря на финансовые достижения PokerStars, у собственников появились проблемы с законом из-за продолжения предоставления услуг онлайн-покер-румов в нарушение принятого конгрессом в 2006 году закона о противодействии незаконным азартным онлайн-играм.

Фото: Corey Hendrickson для Forbes
«Он оптимист до мозга костей. Его стакан всегда наполовину полон, даже когда разваливается ко всем чертям»

Федеральные обвинители закрыли сайт PokerStars, работавший на аудиторию США, в 2011 году, подали судебный иск на компанию и обвинили Исайю (не Марка) Шейнберга в ведении противозаконного бизнеса. Шейнберг всегда отрицал неправомерность своих действий, утверждая, что их деятельность соответствует букве закона. История закончилась комплексным урегулированием претензии в размере $731 млн, включающим среди прочего приобретение основного конкурента – сервиса Full Tilt Poker. Но Исайя, все еще находясь под обвинением, остался на острове Мэн, а у PokerStars начались проблемы с возвращением в США, после того как три штата – Нью-Джерси, Делавэр и Невада – запустили свой онлайн-покер в рамках принятых государством серьезных ограничительных мер. Баазов сообразил, что Шейнберги готовы к переменам.

Когда он впервые озвучил свою идею покупки PokerStars, те не восприняли его серьезно. Они едва знали, кто это такой. На одной из ранних стадий переговоров Баазов отправился на середину Ирландского моря на встречу с Шейнбергами, где те сказали ему, что продажа сервиса их не интересует, а даже если бы и интересовала, они и представить себе не могут, что у него достаточно денег для этого. Не утратив стойкости духа, Давид не переставая звонил им всю первую половину 2013 года. «Я был достаточно настойчив», – вспоминает Баазов. (Отец и сын Шейнберги отказались давать комментарии на эту тему.)

Летом 2013-го Шейнберги решили ответить на, как они считали, блеф. Условием начала предметных переговоров было предоставление Баазовым гарантийного обязательства от инвестиционной компании на сумму $3 млрд. Это было как раз тем, что тот ожидал услышать. В ответ он попросил прислать информацию о финансовом состоянии компании. Услышанный ответ обескуражил: «Нет!»

«У меня есть одновременно и плохие и хорошие новости, – объявил Баазов своей команде. – Они хотят получить гарантии на $3 млрд, но в то же время не желают предоставлять какую-либо информацию». Его небольшая рабочая группа не видела в этом ничего положительного. Но Давид пояснил: «Любой продавец, требующий гарантии на $3 млрд без предоставления какой-либо финансовой информации, это закрытый продавец, который хочет работать только с одним покупателем. У нас будут исключительные привилегии».
В деле получения гарантийного письма Баазов рассчитывал на свои отношения с кредитным подразделением Blackstone. Давид уже впечатлил его великолепными показателями деятельности Cadillac Jack после покупки, которую как раз кредитовал GSO, в последующем рефинансировавший долг. Этого было достаточно для получения гарантий. «Он все объяснил, чем и убедил нас», – говорит Беннет Гудман, сооснователь кредитного подразделения Blackstone.

Бланк, на котором было выдано письмо, впечатлил Шейнбергов. Но все это казалось им слишком хорошо, чтобы быть правдой, и они запросили прямого подтверждения от GSO. «Это было почти то же самое, что сказать: «Не то чтобы мы подозревали тебя в подделке документов, но нам все равно нужно это проверить», – усмехается Баазов.

Ему удалось перевести дух осенью 2013 года, когда надзорные органы Нью-Джерси приостановили рассмотрение заявления PokerStars на получение лицензии из-за Исайи Шейнберга, чье имя продолжало ассоциироваться с компанией. PokerStars приложила большие усилия, чтобы попасть в крупнейший штат с официально разрешенными азартными играми в интернете, поэтому его владельцы были крайне разочарованы. И были готовы пойти на сделку.

В декабре 2013-го Баазов вновь посетил остров Мэн, где PokerStars представила презентацию, в которой наконец-то содержалась информация о финансовом положении бизнеса и о клиентах сервиса. PokerStars мертвой хваткой держала рынок онлайн-покера, обслуживая 89 млн зарегистрированных пользователей; количество активных пользователей в месяц достигало 5 млн человек. В то время как серверы компании непрерывно зарабатывали деньги, собирая маленькие поступления от каждого электронного пота, вся система представляла собой банкомат в буквальном смысле этого слова, принося $417 млн прибыли в год на доход в $1,13 млрд. «Все без исключения были впечатлены. Нам удалось отбросить множество сомнений – это была феноменально успешная компания», – вспоминает Баазов.

К началу 2014 года Amaya и Rational подписали заявление о намерении заключить сделку, в котором обнародовали цену – $4,9 млрд. Но пусть сделка была почти у Давида руках, денег у него пока еще не было. Движимый все тем же упрямством, которое привело его на холодную скамейку в парке Монреаля, он нанес визит в Blackstone, озвучив свое эксцентричное предложение. И вновь упрямство привело его на улицу.

Баазова это не остановило. Он продолжил давить на Blackstone, завлекая их огромными прибылями, о которых узнал после долгожданного знакомства с таинственной бухгалтерией PokerStars. На решение Blackstone среди прочего положительно повлияли данные, выявленные в ходе комплексной проверки: к примеру, относительно лояльности клиентов – 60% доходов генерировали игроки, зарегистрировавшиеся на PokerStars между 2001 и 2010 годом. Проверка, проведенная директором по вопросам информационной безопасности, также прошла на ура. Мало-помалу Баазов убедил Blackstone – согласившись, к примеру, дать ей возможность купить 11 млн простых акций Amaya по цене один пенни за штуку (этого в конечном итоге не произошло, но Blackstone получила место в совете директоров).

К началу лета Давид окончательно убедил Blackstone выложить $1 млрд и купить акции Amaya за очень высокую цену, а затем и другие инвесторы, включая BlackRock, крупнейшую в мире компанию по управлению активами, приобрели значительное количество бумаг. За оставшимися $2,9 млрд Баазов и Blackstone обратились к банкам, в том числе Deutsche Bank и Barclays. Трудность заключалась в том, что раньше никогда не выдавались такие крупные банковские займы под активы в виде онлайн-гэмблинга. По словам одного из участников переговоров, в самом начале один из банков рассчитал, что вероятность выделения финансирования на эту сделку составляла менее 10%.

Но цифры и подача сделки оказались неотразимыми. В итоге банки выдали полную сумму, и Amaya купила Rational Group. Марк Шейнберг, которому только исполнилось 40, ушел из компании обладателем состояния в размере $4,1 млрд, что сделало его богаче Стива Винна, человека, изменившего Лас-Вегас.

А что же Баазов? Он стал неоспоримым победителем. Сделка завершилась 1 августа, за два дня до 34-го дня рождения Давида. Обладая лишь умом и желанием, он превратил свою дешевую компанию в мультимиллиардную империю онлайн-гэмблинга, вряд ли вложив больше цента из собственных средств.

Несмотря на всю сложность переговоров и совершения сделки, самые трудные вызовы стоят перед Баазовым именно сейчас. В первую очередь ему нужно каким-то образом решить с надзорными органами вопросы – те самые, что помогли ему подвигнуть Шейнбергов на выход из бизнеса. В то же самое время глобальная индустрия онлайн-покера находится в состоянии упадка. США, являвшиеся когда-то крупнейшим в мире рынком онлайн-покера, остаются во многом закрытыми для этого бизнеса. Только три штата законодательно утвердили азартные игры в интернете, а доходы индустрии, в большей степени приходящиеся из один из них – Нью-Джерси – в размере $10 млн, разочаровывают.

Для индустрии онлайн-гэмблинга развитие на рынке США проходит очень тяжело, а шансы, что федеральное законодательство вернет золотые дни онлайн-покера, ничтожно малы. У Баазова по-прежнему есть проблемы с возвращением PokerStars на территорию Нью-Джерси, а изменение законодательства в Калифорнии – «золотой жиле» онлайн-покера – похоже, зашло в тупик.

Миллиардер от казино Шелдон Адельсон отнюдь не упрощает ему задачу. Владелец Las Vegas Sands, крупнейшего оператора казино в мире, называет онлайн-гэмблинг аморальным, а в прошлом году заявил Forbes, что готов пойти на любые шаги, лишь бы запретить его. При малейшей возможности он нападает на PokerStars и его сомнительное прошлое.

Баазов ведет себя более дипломатично. «Я уважаю Шелдона и восхищаюсь тем, что он построил, – говорит Давид. – Не считаю, однако, что его аргументы из сферы морали имеют какой-то вес».

Весь остальной мир таит в себе не меньше проблем, и в свете желания склонить на свою сторону регуляторов в местах, подобных Нью-Джерси, PokerStars должна очень скрупулезно соблюдать все законы в любой юрисдикции. PokerStars уже ушла с некоторых так называемых серых рынков, таких как Малайзия и Турция, в то время как ключевые рынки а-ля Германия и Россия проходят период перемен.

Сделка с Amaya поставила PokerStars в сложную ситуацию даже в Канаде, где есть законы, налагающие технические ограничения на подобные сайты, однако этот запрет не распространяется на порталы офшорных компаний. Но Канада еще не сталкивалась с гигантом индустрии азартных игр, чья материнская компания отныне зарегистрирована в Монреале. По словам Баазова, он постоянно информировал канадские провинции и надзорные органы о ходе сделки. «Естественно, нам нужно было создать определенный уровень комфорта до окончательного подписания, – говорит он, не вдаваясь в детали. – И мы его достигли».

Баазов скромничает на этот счет, но законодатели из нескольких канадских провинций высказались за выход PokerStars на рынок страны, чтобы онлайн-покер стал большим источником налоговых поступлений, чем сейчас.

В рукаве у Давида есть козырь. PokerStars – гигант онлайн-гэмблинга, и любые юрисдикции и политики хотят получить свое от его свободно тратящих деньги клиентов. Что еще Баазов может им продать? По мнению H2 Gambling Capital, глобальная индустрия гэмблинга в этом году покажет цифру в $38,7 млрд, но на онлайн-покер будет приходиться всего 10% от этой цифры. PokerStars недавно запустила казино-игры в Испании и в течение нескольких недель захватила двузначную долю рынка. Full Tilt запустила казино-игры в большей части мира, и 30% из его игроков в покер успели их опробовать. Следующий шаг – ставки на спортивные мероприятия, где Баазов планирует запустить проект к марту 2015-го. Судя по всему, у него в намерениях есть социальные игры, а там и до игр в сфере фэнтези недалеко.

Баазову нужно убедиться, что он не оттолкнет своих основных клиентов. Некоторые игроки уже сейчас жалуются на последние изменения в PokerStars, такие как повысившийся на 5% рейк и комиссия за конвертацию валют в размере 2,5%. Но Давид уже начал готовить следующую сделку. Он выставил Cadillac Jack на продажу и должен получить хорошую прибыль, учитывая цены, которые просили другие производители игровых автоматов. Среди прочего он также продал акции Ongame, принадлежавшие Amaya.

Между тем акции самой Amaya продолжают стремиться ввысь, показав рост в 17% только за прошедший месяц, и Баазов уже готов двигаться в других направлениях.

«Моя цель состоит в том, чтобы наши доходы от гэмблинга выросли еще на 50%, – говорит он. – Мы технологическая компания, ориентированная на клиента. Мы купили Rational не из-за его принадлежности к сфере гэмблинга: мы очень хотели приобрести ее из-за 89 млн клиентов. Я не стал бы называть их игроками – они клиенты». Кем бы они ни были, сделанная на них ставка на данный момент себя полностью оправдала.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4399 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
14 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить