Десятеро на одного: чем живёт казахстанско-китайская граница

Forbes Kazakhstan представляет читателям специальный репортаж

Фото: Андрей Лунин

Численность населения Алматинской области приближается к 2 млн человек. Из них около половины проживают в районах, расположенных вокруг южной столицы: Жамбылском, Илийском, Карасайском, Енбекшиказахском и Талгарском. Остальные – в 11 других районах, Капшагае («казахстанском Лас-Вегасе») и областном центре Талдыкоргане, то есть совсем рядом с Китаем, наращивающим свое экономическое присутствие в Центральной Азии. В 2016 из КНР в Европу через Казахстан прошло более 1200 грузовых поездов, а товарооборот между двумя странами за первый квартал 2017 по сравнению с аналогичным периодом 2016 вырос на треть. В приграничных регионах оживление в торговле особенно заметно: все больше бизнесменов делают ставку на сотрудничество с восточным соседом.

Австралийское племя

В одном из отдаленных уголков области, в Алакольском районе, расположено племенное хозяйство «Архарлы Майбуйрек», в котором разводят крупный рогатый скот абердин-ангусской и герефордской пород. Это редкие для нашего края виды. По данным палаты «Ангус Казахстана», поголовье этой породы в стране составляет порядка 57 тыс. В палате породы герефорд зарегистрировано и того меньше – всего 10 тыс. голов. При этом, по данным Минсельхоза, общее поголовье КРС в Казахстане перевалило за 7 млн.

- Крупных хозяйств, выращивающих эти породы, не так много, – рассказывает заместитель директора ТОО «Архарлы Майбуйрек» Ержан Нусипов, с которым мы встречаемся у въезда в село Кабанбай, в 45 км к юго-западу от города Ушарала. – Основная их часть работает на севере Казахстана, в Акмолинской, Костанайской, Актюбинской областях. Я могу назвать всего около пяти хозяйств, поголовье ангусов и герефордов в которых превышает 10 тысяч.

Нусипов родился и вырос неподалеку от этих мест, в Талдыкоргане. Получив два образования – экономическое и юридическое, он решил поработать в государственных органах. Пять лет прожил в Астане, а затем принял неожиданное решение сменить статус горожанина на жизнь в ауле.

- Поначалу меня каждые выходные тянуло в Алматы, но со временем стал все реже там бывать, – улыбается собеседник.

Мы выезжаем из села Кабанбай (бывшее Андреевка) и направляемся в местность Каралы. Это предгорье Джунгарского Алатау, живописное и безлюдное.

- После развала Союза район пришел в упадок, – начинает Ержан похожую на сотни других историю. – Технику распродавали, скот меняли на китайские кроссовки.

Его слова подтверждает статистика. В 1989 в Андреевке, основанной русскими переселенцами в начале ХХ века, проживало 11 тыс. человек; в 2009 население Кабанбая составляло всего 6 тыс.

Собеседник считает, что в последние годы положение дел здесь изменилось к лучшему: появилась работа, сельчане стали меньше пить (этому, по всей видимости, способствует и запрет на продажу алкоголя в некоторых селах). Как бы для доказательства его слов мы через несколько минут въезжаем в поселок под названием Жыланды, где вдоль центральной улицы пестреют свежевыкрашенными стенами новые коттеджи, а детвора резвится на оснащенной уличными тренажерами площадке. Предваряя мои расспросы, Ержан говорит:

- Это родовое село Бауржана Оспанова (некогда участник рейтингов Forbes Kazakhstan. – F). Он открыл здесь лицей на базе местной школы, построил дома для учителей, мечеть.

Оспанов, владелец и председатель наблюдательного совета ИПК «Zhersu», среди местных жителей слывет главным благодетелем. Известен он и в окрестностях. Несколько лет назад на деньги бизнесмена в соседнем Лепси был открыт спортивный интернат для одаренных детей; этим летом миллионер в рамках программы «Туган жер» профинансировал реставрацию мавзолея Есима-торе.

По мнению Ержана, во многом именно любовь к малой родине подвигла Оспанова заняться сельскохозяйственным бизнесом в родном краю. Принадлежащие ему компании занимаются растениеводством, разведением крупного рогатого скота, лошадей, овец, выращиванием злаковых культур, производством молочной продукции и меда. Они входят в так называемый Алакольский агрокомплекс, к которому, согласно информации на сайте корпорации Zhersu, относится и ТОО «Архарлы Майбуйрек».

- В нашем хозяйстве работают 250 человек, – рассказывает Нусипов. – Поголовье скота перевалило за 12 тыс. Чтобы он не скапливался в одном месте, мы раздробили хозяйство на несколько участков. Сейчас строим откормочную площадку и мясокомбинат. Наша цель – замкнуть цикл. От пастбища – до тарелки в ресторане.

Мы стоим в красивейшем месте: вокруг простирается холмистая долина, всюду цветут горные травы. Здесь расположена часть пастбищ «Архарлы Майбуйрек».

- В этом районе – идеальные климатические условия, – продолжает собеседник. – Хорошая почва, обилие воды. Приезжали ученые и установили, что тут произрастает более 2 тыс. разновидностей трав.

Еще одно преимущество региона – благоприятная эпидемиологическая обстановка. В связи с распространением ящура Алматинская область до недавнего времени входила в контролируемую буферную зону. После того как в мае этого года Международное эпизоотическое бюро признало Казахстан свободной от ящура территорией, началась работа по снятию соответствующих ограничений.

Нусипов уверен: освобождение от ящура подстегнет развитие казахстанского животноводства. Сегодня Минсельхоз ставит целью экспорт 60 тыс. тонн мяса ежегодно. В скором будущем ведомство планирует увеличить эту цифру вдвое. В «Архарлы Майбуйрек» тоже думают о выходе на международный рынок. Одним из перспективных направлений для экспорта Ержан считает Китай.

Фото: Андрей Лунин

- К нам много раз приезжали китайские делегации, интерес у них большой, – говорит он. – Мы встречались с представителями CITIC (одна из крупнейших государственных инвестиционных корпораций Китая. – F) и различных торговых сетей, с чиновниками. Все они хотят сотрудничать.

Ержан вдруг делает паузу и указывает на стоящих неподалеку угольно-черных коров.

- Это ангусы. Видите, какие у них ровные спины? Признак породистости. Хорошая генетика – всегда плюс. Скот дает большие привесы, устойчивее к болезням, – объясняет он со знанием дела. – Мы из Австралии в 2013 привезли 2700 голов самолетом, в 2014 – почти столько же кораблем.

Государство поддержало начинания компании: за импорт каждой головы скота «Архарлы Майбуйрек» получило 23 тыс. тенге в субсидиях. Покупка техники была субсидирована на 30%. Кроме того, компании возместили почти треть расходов на строительство. За ведение селекционной работы хозяйство ежегодно получало по 20 тыс. тенге за голову; с этого года выплаты увеличены до 30 тыс.

Каждая голова австралийского скота обошлась компании в 550 тыс. тенге.

- Нам повезло, – говорит собеседник. – Успели заключить контракты по старому курсу, до первой девальвации.

Повезло компании и в другом: «Казагрофинанс» выдал ей семилетний лизинг на покупку скота. Первоначальный взнос «Архарлы Майбуйрек» составил всего 15%. С прошлого года, по истечении полутора лет «каникул», компания стала возвращать деньги. По мнению Нусипова, о такой поддержке животноводства многие страны могут только мечтать.

Субсидирование отрасли, однако, едва ли повысило уровень подготовки специалистов. Компетентных ветеринаров по-прежнему не хватает: сейчас в племенном хозяйстве трудятся ветврачи с Украины. Собеседник считает, что в дефиците кадров во многом виноваты 1990-е: многие ветеринары тогда ушли из отрасли, оставшиеся отстали от прогресса. Молодые специалисты в современных технологиях разбираются лучше, а опыт им перенять не у кого. Да и знаний порой не хватает.

- Вы же знаете, как у нас «разводят» экзамены, – вздыхает Нусипов. – Приходится самим обучать скотников. Иностранные специалисты показывают, как проводить ультразвуковое обследование беременных коров.

Мы с Ержаном объезжаем пастбища на его внедорожнике. Чуть поодаль скачет на лошади скотник.

- Он следит, чтобы ограды были закрыты, – объясняет Нусипов. – У нас тут 300 км ограждений, по которым протянуто электричество. Если скотина попытается выйти, то наткнется на забор и получит небольшой электроимпульс. Племенные коровы умные – второй раз соваться не станут.

Так в «Архарлы Майбуйрек» предотвращают контакты племенного скота с другими животными. Это не единственная противоэпидемическая мера: своих животных в хозяйстве регулярно вакцинируют дорогими препаратами, для автомобилей организованы дезбарьеры.

- Ограждения проектировал специалист из Америки, он тут два года работал, – рассказывает Ержан. – Электроэнергию вырабатывают солнечные панели. У нас тут даже видеонаблюдение есть. В этой части хозяйства сейчас пасется три тысячи голов, а скотников – всего четверо.

Американцы разработали и ежедневный рацион для скотины, в который кроме корма включены витамины. В хозяйстве заготавливают ячмень, сено, силос, сенаж. Часть корма покупают у местных фермеров, чтобы и те могли заработать.

Всего начиная с 2013 учредители «Архарлы Майбуйрек» инвестировали в бизнес порядка ­­7 млрд тенге. На обратном пути в поселок Нусипов делится планами хозяйства. По его словам, главная задача компании – достроить собственный мясокомбинат мощностью 20 тонн в сутки. Запуск комбината позволит начать продажу мяса. У компании уже есть предварительные соглашения с иностранными партнерами.

- Хорошее мясо будут брать с удовольствием, – деловито замечает собеседник.

Десятеро на одного

На следующий день мы отправляемся в международный центр приграничного сотрудничества Казахстана и Китая – МЦПС «Хоргос». Наш путь пролегает через природный парк «Алтын-Эмель», преисполненный таинственного величия.

Фото: Андрей Лунин

Сразу за Жаркентом близость границы становится очевидной – не только по названию поселков, но и по многокилометровой очереди из большегрузов, выстроившейся вдоль трассы, ведущей в Хоргос. Не доезжая до границы, мы сворачиваем влево и через несколько километров попадаем на парковку перед отделанным алюкобондом зданием. Здесь нас встречает пресс-секретарь МЦПС «Хоргос» Равиль Будуков.

В этом здании расположены службы пограничного и таможенного контроля. Внутри оно напоминает терминал аэропорта: посреди огромного зала стоят будки, в которых сидят усталые пограничники. Необходимо занять очередь, отстоять ее, подойти к будке, просунуть в узкую щель под стеклом удостоверение личности, сделать шаг назад, посмотреть в камеру, выждать – и тогда вас могут пустить в МЦПС.

На огороженной территории площадью 803 га расположены торговые и развлекательные комплексы, бизнес-центры, гостиницы. Граждане Казахстана и Китая могут находиться здесь без виз целый месяц и расплачиваться как тенге, так и юанями. В зону два входа – по одному со стороны каждого государства. Посетители МЦПС не могут попасть в чужую страну: вернуться они могут только к себе.

- Это уникальный объект, – говорит Будуков. – Казахстанцы здесь могут заняться шопингом, провести деловую встречу с китайскими парт­нерами. Китайцы чаще приезжают в качестве туристов. Для них принципиально важно побывать за границей.

Граница по территории МЦПС проходит символическая. В самом ее центре установлены две башни, рядом с которыми прочерчена линия, «разделяющая» страны. Пересекать ее можно беспрепятственно.

В последнее время «Хоргос» сотрясали скандалы: в начале сентября 2016 за получение взятки был арестован прежний глава МЦПС Василий Ни. Впоследствии его освободили от уголовной ответственности, но «Хоргос» из заголовков в СМИ не исчез: прошлой зимой там обнаружили подпольное казино, в начале лета на территории центра зарезали 25-летнего парня.

При этом, по словам сотрудников, интерес инвесторов к «Хоргосу» не иссякает: по состоянию на 1 июля этого года МЦПС заключил контракты с 11 компаниями на общую сумму 410 млрд тенге. Среди реализуемых проектов – строительство нескольких гостиниц, «города ремесленников», «казахского аула» и «славянской деревни».

Пока на казахстанской стороне – пара торговых центров, в которых преимущественно продаются украшения, продукты питания и сувениры. Перед одним из них красуется надувная матрешка высотой с трехэтажный дом.

- Китайцам, посещающим нашу сторону, не очень интересен шопинг. Разве что казахстанские продукты они любят: «Рахат», «Баян Сулу», «Сарыагаш». Они считают наши продукты экологически чистыми, – рассказывает Равиль. – В основном приезжают китайцы, которые хотят развлечься, попробовать что-нибудь из наших блюд, посмотреть на иностранцев. Таких очень много.

Диспропорция в численности китайцев и казахстанцев в МЦПС бросается в глаза. Первые по-хозяйски катаются по территории центра на арендованных лимузинах, самозабвенно фотографируются и увлеченно друг с другом спорят. Среди этой толпы изредка мелькают задумчиво-хмурые лица соотечественников. В июне зону приграничного сотрудничества посетили 400 тыс. граждан КНР. Из Казахстана на территорию МЦПС прошли 88 тыс. человек.

Китайская сторона застроена внушительными зданиями: кроме многоэтажных офисных блоков тут исполинских размеров дворец культуры и почти законченный зал собраний. Архитектура не поражает воображение, но соответствует обывательскому представлению о внешнем виде современного азиатского города.

- У них все движется быстрее, потому что строит государство, – тихо говорит Равиль во время прогулки по чужой стороне. – Нам же приходится искать инвесторов.

Китайских предпринимателей, открывающих дело в МЦПС, правительство КНР на пять лет освобождает от налогов. Еще пять лет они платят только половину ставки. Подобные льготы скоро будет предоставлять своим бизнесменам и Казахстан: рабочая группа готовит закон о создании на территории МЦПС специальной экономической зоны. Планируется освободить предпринимателей от всех выплат, кроме социальных, ввести облегченный порядок въезда и выезда на территорию центра и упрощенный механизм расчетов.

Некоторых успехов в поиске инвесторов АО «МЦПС «Хоргос» добивается и сегодня. После экскурсии по китайской стороне мы возвращаемся на казахстанскую. Здесь проходит церемония подписания контрактов МЦПС с четырьмя компаниями, решившимися начать на территории центра строительство нескольких объектов: парка развлечений, гостиницы, торгового комплекса и медицинского центра. Совокупный размер инвестиций – 111 млрд тенге.

- Для бизнесменов это прекрасная возможность использовать все преимущества нашего центра, – говорит президент АО «МЦПС «Хоргос» Кахарман Джазин. – Минимальный охват здесь составляет 24 млн человек.

Этой осенью в МЦПС намерены сдать в эксплуатацию объекты общей площадью порядка 80 тыс. кв. м. Поиском арендаторов помещений занимаются застройщики. По словам сотрудников центра, желающих много.

- Но вряд ли больше, чем китайцев, – шутит кто-то из присутствующих. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

 

Статистика

23167
просмотров
 
 
Загрузка...