Глава МОМ в РК: Мигранты в Казахстане - в уязвимом и зависимом положении

Постковидный тренд в миграции и текущая ситуация в Казахстане

ФОТО: © Depositphotos/mikeledray

Ежегодно 10 декабря отмечается День прав человека. В этот день в 1948 году Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека (ВДПЧ). Это — документ, провозглашающий свободу, равенство и уважение достоинства всех людей.

За десятилетия, прошедшие после принятия декларации, права человека стали более признанными и гарантированными во всем мире. Она послужила основой для расширяющейся системы защиты прав человека, которая сегодня ориентирована на уязвимые группы, такие как лица с ограниченными возможностями, коренные народы и мигранты.

В последние годы мир сталкивается с новыми и текущими вызовами — пандемиями, конфликтами, растущим неравенством и изменением климата. Миграционные процессы находятся под постоянным влиянием распространяющихся инфекционных заболеваний, конфликтов и изменения климата. Обо всем этом и о текущей ситуации с правами человека в Казахстане рассказал Зейнал Гаджиев, глава миссии Международной организации по миграции (МОМ) в Казахстане, Кыргызстане, Туркменистане и Узбекистане.

Глобальные миграционные тренды 2020-2022

Согласно текущим глобальным оценкам ООН, в 2020 году в мире насчитывалось около 281 миллиона международных мигрантов, что составляет всего 3,6% населения мира. Это означает, что пребывание в стране своего рождения остается в подавляющем большинстве случаев нормой. Гораздо больше людей мигрируют внутри стран. Хотя в последние два года наблюдалось замедление, связанное с COVID-19. В то же время почти две трети международных мигрантов (281 млн) во всем мире составляли трудовые мигранты. Таким образом, подавляющее большинство людей по всему миру (96,4%), по оценкам, проживают в стране, в которой они родились. Однако оценочное количество и доля международных мигрантов на 2020 год были ниже, примерно на 2 миллиона, чем они были бы в противном случае из-за COVID-19.

Зейнал Гаджиев
Зейнал Гаджиев
ФОТО: архив пресс-службы

Пандемия COVID-19 также высветила взаимосвязь между миграцией и мобильностью. Ограничения на поездки привели к тому, что сотни миллионов людей не могли путешествовать в течение нескольких месяцев подряд, а многие тысячи мигрантов оказались в затруднительном положении, не могли вернуться домой и нуждались в помощи.

Согласно Докладу о миграции в мире 2022 года, COVID-19 радикально изменил мобильность по всему миру. Изначально были ожидания и надежды на то, что пандемия ограничится 2020 годом. Новые штаммы вируса, волны инфекции и проблемы с программами вакцинации привели к тому, что пандемия продолжилась до конца 2021 года.

Эпидемия COVID-19 стала сейсмическим глобальным событием и проверкой на устойчивость стран, сообществ, систем и секторов. К концу первого года пандемии в мире было зарегистрировано 116,2 миллиона случаев заболевания COVID-19 и 2,58 миллиона смертей от COVID-19. Что касается мобильности, то во всем мире было введено 108 000 международных ограничений на поездки. Количество авиапассажиров в 2020 году сократилось на 60% (1,8 миллиарда) по сравнению с 2019 годом (4,5 миллиарда), что свидетельствовало о резком снижении мобильности во всем мире.

За последние два года также произошли крупные волны миграции, связанные с конфликтами или серьезной экономической и политической нестабильностью (с чем, например, столкнулись миллионы граждан Венесуэлы и Афганистана). В 2020 и 2021 годах во многих частях мира, в том числе в Китае, Филиппинах, Бангладеш, Индии, США и Гаити, также имели место крупномасштабные перемещения, вызванные природными стихийными бедствиями.

Несомненно, что наряду с другими сложностями, пандемия ограничила возможность для жертв торговли людьми быть выявленными, получить защиту и выбраться из сложной жизненной ситуации, в которой они оказались.

Долгосрочные последствия COVID-19 для миграции и мобильности

Некоторые из наиболее тревожных последствий пандемии для мигрантов были связаны с вынужденной неподвижностью и вытекающей из этого уязвимостью, возникающей из-за радикальных изменений в применении чрезвычайных полномочий. Это создавало высокую степень неопределенности и нестабильности, сохраняющуюся далеко за пределами начальной фазы COVID-19.

Рост дезинформации, связанной с COVID-19, — так называемая «миcинфодемия» (misinfodemia) — также подчеркнул появление основанного на технологиях трайбализма, используемого для преднамеренного подрыва и сокрытия многих преимуществ миграции в современном мире, что делает условия для постпандемической миграции и восстановления мобильности более сложными.

Первоначальные последствия пандемии сильно различались в зависимости от местоположения в глобальной системе. Различия в демографических структурах включают ситуации, когда у пожилых людей уровень смертности выше, чем у молодых; различные сезонные, климатические условия и качество воздуха; неравномерную эффективность политики и ответных мер правительства. С точки зрения контроля над миграцией и мобильностью все эти факторы были важны.

Самые последние оценки численности международных мигрантов показывали, что миграция была резко нарушена. Имея это в виду, два аспекта, вероятно, будут иметь серьезные долгосрочные последствия для того, как миграция и мобильность будут выглядеть в ближайшие годы: социально-экономические последствия и углубление цифровизации.

По оценкам, около 49 миллионов человек во всем мире оказались в условиях крайней нищеты в 2020 году из-за COVID-19. Пандемия выявила и усугубила ранее существовавшее социально-экономическое неравенство, в том числе среди мигрантов, и затронула также страны их происхождения. Несмотря на вклад мигрантов в борьбу с пандемией во всем мире, мигранты оказались особенно уязвимыми, поскольку рынки труда сокращались, как и возможности трудоустройства.

Наряду с другими ключевыми областями международная миграция как растущее явление в последние годы и десятилетия все больше зависит от процессов цифровизации и связанных с ними технологических достижений.

Цифровизация повлияла на все аспекты управления миграцией, такие как сбор и распространение информации, системы подачи заявлений на получение визы и обработки, системы пограничного контроля, управление идентификацией (например, биометрические данные) и документы, удостоверяющие личность, поддержка интеграции и соответствующее программирование, проверка добросовестности, соблюдение нормативных требований и предотвращение мошенничества и расселение беженцев. Технологические изменения углублялись до COVID-19, но значительно активизировались во время пандемии, поскольку государствам, отраслям и сообществам необходимо было быстро адаптироваться.

Противодействие торговле людьми — неотъемлемая часть защиты прав человека

Противодействие торговле людьми и связанным с ней преступлениям остается одной из первостепенных задач для всех стран мира. Согласно данным МОМ и WalkfFree, в 2021 году 50 миллионов человек находились в современном рабстве, из них 28 миллионов человек находились в ситуации принудительного труда, а 22 миллиона оказались в ловушке принудительного брака. Более половины (52%) всех случаев принудительного труда и четверть всех принудительных браков происходят в странах с доходом выше среднего или с высоким уровнем дохода. Согласно докладу UNPDC, половину всех жертв покупают с целью сексуальной эксплуатации, 38% – для принудительного труда, 6% принуждают заниматься преступной деятельностью и около 1% – попрошайничеством. Менее 1% используются для торговли органами, принудительных браков и других целей.

В Казахстане в настоящее время разрабатывается отдельный закон по противодействию торговле людьми, принятие которого позволит расширить права жертв торговли людьми и законодательно закрепит их права.

Принятие специального базового законодательного акта, комплексно и системно регламентирующего все аспекты противодействия торговле людьми, позволит урегулировать весь спектр правоотношений в этой сфере, уделив особое внимание защите и реабилитации потерпевших. Так, появится право на период раздумывания и принятие решения о сотрудничестве с правоохранительными органами со стороны жертв торговли людьми, как это предлагают лучшие международные практики.

Принцип применения подхода, ориентированного на интересы жертв, в целях обеспечения верховенства права, учета потребностей и интересов в системе уголовного правосудия и оказания помощи и защиты повысит уровень доверия и сотрудничества жертв торговли людьми с правоохранительными и судебными органами.

МОМ в Казахстане привержена оказанию всесторонней и технической поддержки правительству Республики Казахстан и Министерству внутренних дел РК по всем вопросам, связанным с разработкой и реализацией законодательства.

Текущая ситуация в Казахстане

В 1990 году была принята Конвенция ООН о защите прав трудовых мигрантов и их семей. Однако конвенция вступила в силу в начале 2000-х, так как органиченное количество стран ратифицировали ее, преимущественно это были страны исхода мигрантов. Одним из глобальных вызовов является то, что страны, принимающие мигрантов, не присоединились к конвенции, тогда как конвенция отражает основополагающие права и предлагает механизмы защиты прав мигрантов. Отсюда исходят проблемы, касающиеся и Казахстана. Казахстан – страна, принимающая мигрантов, и здесь есть ряд вопросов, требующих внимания.

Первое – это урегулированность трудовой миграции в стране. В большинстве случаев мигранты приезжают в Казахстан самостоятельно и сами же трудоустраиваются. Это неорганизованный процесс, где мигрант полагается на свои социальные связи, из-за чего зачастую может оказаться в уязвимом и зависимом положении. Для того чтобы адресовать эту проблему, в этом году МОМ в Казахстане совместно с национальными партнерами запустил четырехлетнюю программу, призванную улучшить процессы регулирования трудовой миграции.

Второе – приведение национальной законодательной базы в соответствие с международными стандартами. В данном направлении работа ведется в нескольких направлениях, благодаря чему ожидается, что в 2023 году будет принят закон о противодействии торговле людьми в Казахстане. МОМ в Казахстане также оказывает поддержку при внесении изменений в существующие законы, например в Социальный кодекс РК, где интересы мигрантов будут также учтены.

Ключевой фактор в продвижении прав человека заключается в сотрудничестве государственных органов, международных организации и неправительственного сектора. Несомненно одно: защита прав мигрантов – это защита прав каждого человека.

Зейнал Гаджиев, глава миссии Международной организации по миграции (МОМ) в Казахстане, Кыргызстане, Туркменистане и Узбекистане

Материал представлен Международной организацией по миграции в Казахстане

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3594 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить