Возвращение Тажина: Назарбаеву снова понадобился идеолог

Последние кадровые решения президента и предшествующие им события анализирует политолог, директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев

Марат Тажин.
Фото: Серикжан Ковланбаев
Марат Тажин.

У режиссеров братьев Коэн есть неплохой триллер под названием: «Старикам тут не место». Думаю, что в Казахстане, с учетом недавних кадровых перестановок, это название звучало бы совсем по-другому: «Старикам еще есть место».

По крайней мере, возвращение Марата Тажина в администрацию президента на пост первого заместителя руководителя ведомства явно говорит о том, что президент снова делает ставку на старые и проверенные кадры в сфере идеологической работы и реализации внутренней политики. Тем более что администрация президента в последние годы явно снизила планку в сфере не только аналитической работы, но и прогнозных функций. В результате наблюдался провал во внутренней политике, который, в том числе, четко был продемонстрирован в прошлом году.

2016 год стал одним из рекордсменов по количеству тактических и стратегических ошибок разных государственных структур, которые привели как к росту социального напряжения, так и к очередной потере контроля над информационным полем. Все это также сопровождалось снижением доверия населения к тому, что говорит и делает власть. А 2017 начался под фразу премьер-министра Бакытжана Сагинтаева о том, чиновники наступают на одни и те же грабли, в том числе, провалив информационную работу в преддверии введения новых правил регистрации граждан Казахстана.

В принципе, возвращение Марата Тажина в АП имеет две основные причины. Системную и тактическую.

Первая причина связана с тем, что президенту снова понадобился идеолог и «мозговой центр» с целью переформатирования работы администрации в двух сферах.

Во-первых, это реализация более эффективной внутренней политики с акцентом на аналитическую работу.

Во-вторых, возможная корректировка государственной информационной политики, которой практически нет, если учесть постоянные коммуникационные сбои между властью и обществом. Даже создание министерства информации и коммуникации не помогло.

Кстати, незадолго до получения посольской должности в России, будучи Государственным секретарем, Марат Тажин уже делал заявления о необходимости кардинальной реформы государственной информационной политики: она должна повысить конкурентоспособность государственных СМИ, доверие к которым со стороны граждан страны давно снизилось. Также он озвучивал новые инициативы власти в сфере обеспечения национальной безопасности. В частности, речь шла о более эффективной борьбе с экстремизмом и терроризмом.

Нельзя исключать того, что Тажин возьмет на себя разработку новой государственной политики в сфере профилактики экстремизма и терроризма. Тем более что у него уже есть опыт работы не только в качестве заместителя руководителя АП. Когда-то он был секретарем Совета безопасности РК, занимал должности председателя Комитета национальной безопасности Казахстана и министра иностранных дел РК. Так что послужной список серьезный. Но, несмотря на это, Марат Тажин долгое время не относился к категории наиболее влиятельных в окружении президента игроков, где главную роль играют те представители элиты, которые, кроме наличия тех или иных постов внутри государственного аппарата, так же являются обладателями крупной собственности и капиталов.

Марат Тажин относится скорее к группе «технократов-исполнителей», в задачу которых входила разработка различных государственных программ развития страны и многочисленных аналитических документов по внутренней и внешней политике Казахстана. Но один в поле не воин. Теперь ему придется снова восстанавливать свой «мозговой центр», бывшие представители которого раскиданы по разным государственным структурам. Хотя и это вряд ли поможет быстро решить новые проблемы и разгрести старые. Ставить новую раковину в доме, где прогнили все трубы, не имеет смысла: необходим капитальный ремонт всей системы.

Вторая причина возвращения Тажина в администрацию президента заключается в том, что его назначение неслучайно совпало с решением президента образовать рабочую группу по вопросам перераспределения полномочий между ветвями государственной власти. Эту группу уже возглавил руководитель администрации президента РК. Но, как показывает практика, всю черновую работу всегда выполняют заместители. Именно поэтому основная нагрузка по аналитическому курированию деятельности этой рабочей группы со стороны АП может лечь на плечи Тажина.

Другой вопрос, можно ли считать создание этой рабочей группы тем самым капитальным ремонтом всей системы? Или на наших глазах просто ставят еще новый смеситель? Скорее всего, второе. Хотя еще в 2015 президент Казахстана на встрече с главами правительств стран, входящих в СНГ, заявлял о том, что в будущем правительство и парламент страны могут получить больше полномочий. В марте того же года, во время XVI съезда провластной партии «Нур Отан», глава государства снова говорил о возможности начать конституционную реформу. В ноябре 2014 председатель сената Касым-Жомарт Токаев также заявил, что в Казахстане уже начат постепенный переход к президентско-парламентской форме правления по формуле: сильный президент - влиятельный парламент - подотчетное правительство.

Но дьявол кроется в деталях. Технически перераспределить полномочия можно как угодно и между кем угодно, даже путем внесения изменений в Конституцию, которая, как пластилин, не раз уже меняла форму, исходя из политической конъюнктуры. Кстати, несколько лет назад нижняя палата парламента, а именно партия «Нур Отан», как получившая большинство на выборах, уже обрела формальное право участвовать в  формировании правительства. Но фактически статус «нотариальной конторы» при правительстве и администрации президента парламент так и не сменил. Кстати, события прошлого года это в очередной раз показали.

Выходит, что, прежде чем перераспределять какие-либо полномочия, необходимо усиливать те политические институты, которые с этими полномочиями могли бы что-то реально сделать. То есть телегу у нас опять поставили впереди лошади.

Сначала необходима реформа партийной и избирательной систем, чтобы в парламенте сидели не «партии-зомби» и «депутаты-флюгеры», а электоральные и конкурентоспособные игроки. При этом сам парламент должен формироваться не только по партийному списку, но и по мажоритарному принципу. Только в этом случае законодательная ветвь власти станет тем самым коллективным преемником, который мог бы гарантировать некую политическую стабильность во время транзита власти, так как игра велась бы в рамках правового поля, а не только в рамках кулуарных разборок внутриэлитных групп.

Именно поэтому интересны только те конституционные изменения, которые привели бы к передаче части президентских функций сильному парламенту, что уже было бы одним из индикаторов подготовки к транзиту власти.

Понятно, что речь шла бы о сокращении таких функций у следующего главы государства. Но такие изменения также легли бы в основу создания той самой президентско-парламентской системы, о чем глава государства заявлял уже не раз.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16736 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
27 июня родились
Анатолий Побияхо
основатель и основной акционер Line Group
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить