Война и санкции: есть ли у казахстанцев повод для паники?

Как военные действия и масштабные санкции отразятся на Казахстане и можно ли найти возможности в нынешних условиях, обсуждали эксперты

ФОТО: pixabay.com

Повреждение нефтепровода КТК, кризис на рынке пшеницы, вероятность выхода из ЕАЭС — все эти пункты эксперты-экономисты рассмотрели с разных позиций на онлайн-обсуждении, организованном 29 марта Международным центром журналистики MediaNet в рамках работы экспертной онлайн-площадки Expert Public Space, при поддержке Фонда Сорос-Казахстан.

Нефть: авария под Новороссийском

Первым вопросом дискуссии стал нефтяной. По некоторым оценкам, Казахстан может терять из-за аварии на трубопроводе КТК до 250 млрд тенге ежемесячно, выразила опасения модератор встречи журналист Джамиля Маричева.

После шторма в Черном море одни сутки не работали три выносных причальных устройств, но сейчас в нормальном режиме работают два ВПУ, а третий обещают отремонтировать за две-три недели, отметил экономический обозреватель Сергей Домнин и перечислил возможные трудности.

Сергей Домнин
ФОТО: ©agkipr.kz
Сергей Домнин

- Если в эти сроки уложатся, проблемы возникнут с апрельскими отгрузками — по оценкам, это сокращение экспорта от 3 до 5 раз, - объяснил он. - Напомню, что каждый месяц примерно 5,5 млн тонн прокачивается через КТК и отправляется в Италию, Испанию, Францию, США.

Учитывая, что 80% казахстанского экспорта «висит на одном гибком шланге», рассматривать варианты перенаправить нефть по другим направлениям вряд ли целесообразно, считает Домнин.

- Только 16 млн тонн из 54 млн тонн мы можем куда-то переправить. Если ремонт затянется, придется серьезно сокращать объем добычи, - предупредил он.

Другие участники обсуждения — экономист Айдархан Кусаинов и финансовый консультант Расул Рысмамбетов — были более оптимистичны. Они напомнили, что нефтяные доходы не идут напрямую в бюджет, а направляются в Национальный фонд, а размер трансферта из фонда не зависит от поступлений. Правда, Сергей Домнин внес поправку: экспортная таможенная пошлина от нефти непосредственно направляется в бюджет.

- И доля этих поступлений в доходной части бюджета — от 8 до 10%, - назвал он цифры и сделал вывод: - Так что прямые последствия будут, но с учетом того, какие сейчас цены на нефть, это скорее упущенная прибыль, чем потери.

Расул Рысмамбетов
ФОТО: facebook.com
Расул Рысмамбетов

В краткосрочной перспективе авария на КТК никак не повлияет на экономику, уверен Расул Рысмамбетов.

- Нынешняя поломка временная, нам ничего не грозит. КТК не должен работать полгода, чтобы мы начали беспокоиться, - сказал он. - С другой стороны, в этом я вижу плюсы: последние лет десять мы сокрушались, что Казахстан только экспортирует сырье и у нас нефтехимия не развивается.

С Рысмамбетовым согласилась директор форсайтингового агентства Eximara Айман Турсынкан, она тоже считает, что появляется возможность увеличить переработку нефти в Казахстане.

- Из 80 млн тонн ежегодной добычи на территории Казахстана перерабатывается 17% нефти на трех НПЗ, но у нас существует суммарная мощность 7 млн тонн на 24 мини-НПЗ, которые способны вырабатывать (ГСМ) вплоть до евро-4, - объяснила Турсынкан.

Пшеница: нарушение логистики

ГСМ сегодня как никогда нужны для аграрного сектора. Как напомнила Айман Турсынкан, «4 млн тонн зерна шло через черноморские порты — мы потеряли огромный объем по экспорту продовольствия в этом направлении».

- Что происходит на зерновом рынке: «выбита» посевная в Украине, перекрыт российский экспорт зерна. Фьючерсы на зерно достигли исторических рекордов: было $240-280 за тонну, сейчас $340-380, последняя сделка по альтернативному маршруту — цена для получателя $400, и они рады платить авансом, - привела цифры эксперт.

Айман Турсынкан
ФОТО: facebook.com
Айман Турсынкан

Однако и здесь есть хорошие новости: удалось найти «путь, к которому Россия не имеет и не будет иметь отношения, и теперь мы можем получить необычно высокую рентабельность — до 30%», добавила экономист.

- Но немедленно нужно дизельное топливо для аграриев, иначе мы не сможем воспользоваться выпавшим нам шансом по зерновым, - настаивает Турсынкан.

Кроме того следует поставить вопрос о внутреннем объеме переработки зерна. Сегодня, по данным эксперта, Казахстан получает прибыль максимум $120 за тонну, тогда как за переработанное зерно цифра может достигать $1200 долл за тонну. Тем более что сейчас задействовано только 30% производственных мощностей.

- Нужно акцент переместить с сырьевой модели на переработку, - убеждена спикер. - А для этого следует отказаться от высокозатратной стоимости денег, Стоимость кредитов даже для крупного бизнеса не ниже 18%. Если мы перейдем на этическое финансирование, на разделение прибыли, тогда мы сможем, решая вопрос обеспечения ГСМ, решая вопрос новой логистики, обеспечить двойной рост. Поднимем аграрный сектор не менее чем до $7 млрд при том же объеме сева.

ЕАЭС: угроза санкций

На Россию наложены беспрецедентные по объему санкции. Не отразится ли это на Казахстане, которой состоит с РФ в Евразийском экономическом союзе?

- Пока прямых санкций против нас нет, - констатировал, отвечая на вопрос, Рысмамбетов, - но сейчас даже Россия не видит всех последствий от санкций. Я против эмоциональных выходов и заходов. Мы на эмоциях зашли в ЕАЭС, тогда у нас не получилось проговорить свою позицию. Но выходить оттуда на эмоциях крайне неправильно. Правительство должно меньше сидеть в «Фейсбуке», а посчитать, как мы можем заработать. Не на войне, а из-за санкций. И это не кустанайские устрицы или павлодарские креветки, а гуманитарное сотрудничество — лекарства, пищевка. Никуда мы не денемся друг от друга, мы соседи, должны торговать. Надо передоговориться по некоторым позициям. Когда пишут, что ЕАЭС — экономический ГУЛАГ, я не согласен. Да, некоторые позиции были невыгодны, но сейчас надо определить, что нам выгодно.

Рысмамбетова дополнил ещё один участник дискуссии - экономист Касымхан Каппаров.

Касымхан Каппаров
ФОТО: facebook.com/qapparov
Касымхан Каппаров

- Есть сценарий, при котором мы начнем получать дивиденды, в режиме санкций обеспечивать большой закрытой экономике связь с внешним миром как малая открытая экономика, - предположил он.

Для такого формата, объяснил Каппаров, Казахстану нужен открытый вход для импортных товаров и достаточно валюты, то есть «радикально открытая экономически модель, где мы выполняем роль буфера между российской экономикой и миром». Начать можно и с «костанайских устриц» — это «нормальный первый этап», считает Каппаров. Затем идет релокация людей и капитала, а следующий этап — релокация производства, которая может быть очень полезной для Казахстана.

- Но надо быть осмотрительными, - предупредила Айман Турсынкан, по данным которой не менее 3 тысяч российских компаний хотят переехать в Казахстан. - США грозят санкциями тем, кто помогает России обходить санкции. Выходить из ЕАЭС не нужно, но с учетом санкций придется переориентироваться на другие торгово-экономические региональные союзы, двигаться на юг, восток, что не противоречит соглашениям с ЕАЭС и ВТО.

Сбережения: как поступить простому человеку?

В конце дискуссии Джамиля Маричева задала самый волнующий вопрос: что делать казахстанцам в этом хаосе? Как сохранить свои сбережения тем, у кого они есть?

- Сейчас время инвестировать в материальные активы, - ответила Айман Турсынкан, посоветовав не «бегать» из валюты в валюту. - В зоне атаки все валюты. Рассчитывать на металлические счета (золото) можно, если у вас огромная сумма. Рядовому казахстанцу — вкладываться в недвижимость, землю у вас никто не отберет. Бизнесу — в бизнес, в цеха, в импортозамещение.

- Выражу другую точку зрения, - возразил Касымхан Каппаров, усомнившись в том, что «землю никто не отберет». - Всё будет дорожать в тенге и дешеветь в долларах, так что если у вас есть активы в недвижимости, в долларовом эквиваленте они будут дешеветь. Золото? Периодически государство его экспроприирует. Я бы посоветовал инвестировать либо в себя, либо в своих детей, чтобы обеспечить мобильность, приобрести навыки, желательно удаленной работы.

- Я думаю, что у каждого есть жизненные цели и под эти цели нужно ориентировать свои расходы. Важно вкладываться в те активы, которые являются нематериальными и неисчерпаемыми в пределах человеческой жизни. Это здоровье, интеллект, навыки работы, в том числе удаленной, работы на английском языке. В этом плане рекомендации достаточно консервативны и просты, - подвел итог обсуждению Сергей Домнин.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
30722 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить