Коронавирус: заболеет ли экономика?

Предварительные экономические итоги эпидемии коронавируса для Китая, мира и Казахстана оценивает китаевед Антон Бугаенко

ФОТО: pixabay.com

Рассматривая последствия коронавируса, необходимо отметить ключевые моменты: сама по себе эпидемия не настолько опасна, как последствия борьбы с ней, в первую очередь для экономического развития. Следом за влиянием на экономику идут два других, менее очевидных, но более глубоких аспекта – последствия для созданной в Китае системы реагирования на ЧС и, шире, управления страной, а также влияние на международное позиционирование Китая.

Обращаясь к последствиям эпидемии COVID-19, необходимо обозначить основную причину столь существенного влияния этой болезни на мировую экономику – действия правительств крупнейших стран мира.

Тон данным действиям был задан китайским правительством, не сумевшим эффективно купировать угрозу на ранних стадиях, а затем из-за боязни реакции общества прибегшим к единственному средству, доступному в рамках выстроенной системы управления, – национальному карантину и полному блокированию общественно-экономической жизни. Так был изначально повышен градус напряженности относительно нового коронавируса, и вторая крупнейшая экономика мира перешла на осадное положение. В дальнейшем новая волна заболевания, теперь уже за пределами Китая, привела к необходимости аналогичных мер в других странах. Это привело к приостановке людских и товарных потоков, а также раскрутило маховик паники, нарушив тем самым деловую активность.

Печальные цифры

Влияние на китайскую экономику, согласно прогнозам китайских и международных экспертов, в частности МВФ, Deutsche Bank и Китайской академии общественных наук (КАОН), будет наиболее ощутимым в I и II кварталах.

Вспышка вируса окажет влияние на следующие параметры развития: непосредственно экономический рост в краткосрочной перспективе, уровень инфляции и размеры безработицы.

Антон Бугаенко
ФОТО: facebook.com/anton.bugaenko
Антон Бугаенко

Первый и непосредственный удар уже приняла на себя сфера услуг и потребления. Этот сектор экономики всегда находится на передней линии удара в случае эпидемий или других стихийных бедствий. В секторе услуг сосредоточено значительное количество предприятий малого и среднего бизнеса, наиболее уязвимого к подобным кризисам. Именно на МСБ пришелся тяжелый удар последствий эпидемии атипичной пневмонии в 2003 году: тогда темпы роста МСБ во II квартале года, на который пришлась эпидемия, упали на 5%.

В 2020 году удар по сфере услуг и потребления может быть куда тяжелее. В отличие от середины 2000-х в 2019 году на сферу услуг пришлось 54% ВВП Китая, поэтому влияние в целом будет более значительным, чем во время предыдущей эпидемии.

Согласно опросам предпринимателей МСБ, проведенным Пекинским университетом, около 30% бизнесменов заявили, что ожидают падения выручки по итогам 2020 году более чем на 50%.

Карантин влияет и на ситуацию с безработицей. И до эпидемии Китай испытывал проблемы с трудоустройством. Уровень безработицы в городах страны в 2019 достиг рекордно высокой отметки 5,3%, а в результате эпидемии может в 2020 превысить 6%.

Эпидемия также оказывает влияние на производственный сектор и инвестиции. В связи с вынужденными каникулами в Китае было приостановлено практически всё производство. Опубликованный 28 февраля индекс PMI, показывающий падение экономической активности, составил 35,7%, сократившись за месяц на 14,3%. Это говорит о фактическом замедлении китайской экономики, и в течение двух месяцев китайское правительство пересмотрит свои прогнозы.

Сейчас производство постепенно восстанавливается, к началу марта работа промышленности была восстановлена почти полностью в восточных прибрежных провинциях и ряде регионов внутри страны: в 13 из 34 административных единиц провинциального уровня производство восстановлено на более чем 80%.

Между тем в провинции Хубэй до сих пор действует полный карантин. А эта провинция является значимым транспортным узлом и производственным центром. Ухань - один из ведущих центров автомобилестроения. В самой провинции располагаются более 100 заводов по производству автокомпонентов, в том числе компаний Robert Bosch, Valeo и ZF Friedrichshafen. Остановка этих заводов уже сказывается на всей китайской экономике.

Другим значимым следствием национального карантина станет ускорение инфляции. Инфляция будет расти вместе с индексом потребительских цен. Потребительская инфляция в Китае в январе 2020 оказалась выше ожиданий и составила 5,4% в годовом выражении против 4,5% в декабре 2019. Основным фактором роста стало удорожание продовольственных товаров в среднем на 4,4%, в сравнении с удешевлением цен на продовольствие в декабре на 0,4%. Это резко расходится с ожиданиями по инфляции, в основе которых было снижение цен в связи с нормализацией ситуации на рынке свинины.

Не оправдались ожидания инвесторов на смягчение в 2020 денежно-кредитной политики китайского правительства.  Вспышка коронавируса затронула производство многих товаров, после эпидемии потребление быстро восстановится, но производство будет восстанавливаться значительно медленнее. Поэтому стоит ожидать высокого уровня цен в I полугодии 2020.

Луч надежды

Для того, чтобы справиться с перечисленными проблемами, китайское правительство будет предпринимать определенные действия. Они будут реализовываться по следующим четырем основным направлениям: фискальная политика, денежно-кредитная политика, финансовое регулирование и структурные реформы.

В области фискальной политики ожидается, что китайское правительство продолжит проводимый курс на снижение налогового бремени для людей с уровнем доходов ниже среднего и предприятий МСБ. Эта политика уже дала положительные результаты в 2019: после снижения налоговой нагрузки на МСБ на 2 трлн юаней рост ВВП Китая дополнительно ускорился на 0,8%.

В 2020 Госсовет КНР, вероятно, пойдет на новые меры по упрощению налогообложения. Вероятно, масштабная программа налогового стимулирования будет принята по итогам сессий ВСНП и НПКСК, которые обычно проходят в марте каждого года. В этом году из-за коронавируса сроки сессий были сдвинуты на неопределенное время, к этому времени власти страны должны выработать конкретные меры стимулирования, которые, видимо, окажутся более радикальными, чем прошлогодние реформы. Правительство страны уже предпринимает первые меры в этом направлении. Обсуждается введение налоговых вычетов и субсидирование кредитования для предприятий МСБ.

У налогового стимулирования, однако, есть и обратная сторона – возможен рост бюджетного дефицита. Экономист КАОН Чжан Мин прогнозирует рост дефицита бюджета до 3% ВВП. За счет роста дефицита бюджета Китай будет инвестировать в здравоохранение, создание новых рабочих мест и стимулирование экономической активности.

В сфере финансового регулирования китайское правительство столкнется с дилеммой. С одной стороны, в 2017-2019 происходило ужесточение регулирования, правительство КНР боролось за чистоту активов местных правительств и госкомпаний. Однако, столкнувшись с эпидемией, финансовые власти уже перешли к политике количественного смягчения.

В начале февраля Госсовет КНР разрешил местным правительствам выпуск на сумму 290 млрд юаней ($41,6 млрд) специальных облигаций (СПБ), в дополнение к 1 трлн юаней такого долга, утвержденного в ноябре 2019 для увеличения расходов на инфраструктуру. 11 февраля было объявлено о втором раунде распределения долга местных правительств на сумму 558 млрд юаней ($79,7 млрд). Всего, по прогнозам экономиста КАОН Чжан Мина, в течение 2020 местные правительства могут выпустить облигации на сумму более 3 трлн юаней. Из них народным банком КНР уже выделено 1,2 трлн юаней ($174 млрд).

Эти деньги пойдут на масштабные инфраструктурные проекты и стимулирование экономической активности, что идет вразрез с проводимой до сих пор политикой ужесточения регулирования.

Кроме того, ожидается и смягчение денежно-кредитной политики. Правда, учитывая рост инфляции в I полугодии, смягчение будет происходить, вероятно, во второй половине года. Китайскими экономистами ожидается снижение коэффициента резервирования для банков на 50 базисных пунктов. Это должно снизить обязательные нормы резервов, высвободив тем самым дополнительные средства для инвестирования.

Помимо этого, ожидается и снижение процентных ставок на 50 базисных пунктов. Народный банк Китая 17 февраля уже понизил базовую ставку на 10 б. п., до 3,17%, достигнув самой низкой с 2017 отметки. Это должно удешевить кредиты, сделав их более доступными для пострадавших компаний.

Продержаться полгода

Влияние китайского коронавируса на мировую экономику будет ограниченным по времени, но ощутимым по последствиям для ряда секторов, в первую очередь для транспортного, сектора услуг и промышленности.

Согласно данным Deutsche Bank, вирус приведет к снижению темпов роста мировой экономики в I квартале 2020 года на 0,5%, или $0,4-0,5 трлн, при условии, что темпы роста ВВП Китая в I квартале снизятся на 1,4%.

Падение фондовых площадок будет кратковременным, но не будет исчерпываться краткосрочными колебаниями. Начавшееся после известий о распространении коронавируса в Италии и Южной Корее снижение мировых фондовых рынков отражает страх инвесторов перед возможной блокадой этих стран, а также распространением болезни и, соответственно, карантина на другие страны. Однако данное падение подкреплено только страхом участников торгов и подпадает под определение «волатильность фондового рынка».

Шок падения котировок будет консолидирован во временном периоде самой эпидемии. С одной стороны, игроки на бирже будут пытаться играть на понижении. С другой стороны, существуют инвестиционные фонды, которые будут готовы скупить недооценённые активы.

О достаточно быстром восстановлении говорит и пример азиатских бирж, открывшихся 10 февраля резким падением: индекс CSI 300 обвалился на 9,1%. Однако всего через неделю, 17 февраля, рынки практически полностью восстановились. Подобных результатов следует ожидать и от текущего падения на западных фондовых рынках, с поправкой на возможные форс-мажоры в виде новых вспышек.

Таким образом, фондовые рынки описывают V-образную фигуру. Однако этим влияние на рынки коронавируса не ограничится. Нарушение производственных цепочек и сбои в поставках сырья будут еще в течение полугода влиять на котировки как цен на сырье, так и на фондовые рынки.

Цены на сырьевые товары будут колебаться в процессе восстановления китайской экономики – одного из основных мировых потребителей сырья. Приостановка работы китайских предприятий привела к сокращению спроса на энергоресурсы и сырьевые товары, в результате чего, например, цены на металлы упали в среднем на 10%.

Реальные объемы потребления сырья Китаем, согласно прогнозам, они значительно снизятся в I квартале: в феврале-апреле 2020 потребление нефти должно уменьшиться до 14,8 млн баррелей в сутки, что на 0,4 млн баррелей меньше предыдущей оценки в январе 2020. В Азиатско-тихоокеанском регионе потребление нефти снизится еще на 0,1 млн баррелей. Таким образом, мировое потребление нефти снизится на 0,5 млн б/с.

Карантин окажет прямое влияние на мировые производственные цепочки. Производство в других странах снизится по итогам I квартала 2020. Согласно данным Nikkei, падение выпуска в Китае на $10 млрд сократит производство во всем остальном мире на $6,7 млрд. Наиболее подвержены этому риску экономики Южной Кореи, Японии и США.

В прогнозе для мировой экономики есть один значимый фактор неопределенности – набирающая силу новая волна эпидемии, на этот раз за пределами Китая. Вне зависимости от реального уровня смертности, распространение болезни вне Китая может привести к всеобщей панике и жестким действиям властей ведущих экономических держав мира. В таком случае может произойти достаточно долгая волнообразная коррекция.

Ни цветов, ни помидоров

Антивирусный карантин и последующее за ним замедление экономики Китая окажет негативное влияние и на экономическую активность в Казахстане.

В первую очередь ожидается снижение двустороннего товарооборота и транзитных перевозок. За 2019 казахстанский экспорт в Китай составил $7,8 млрд, импорт из Китая $6,5 млрд. В расчете возможных потерь от карантинных мер необходимо рассмотреть данные за I квартал, а именно: в 2019 экспорт составил $1,94 млрд, а импорт $1,96 млрд. Смягчающим фактором здесь является то, что на I квартал в силу праздничного периода в Китае всегда приходится меньший объем взаимной торговли, поэтому в негативном сценарии максимальное годовое снижение объемов торговли составит 23,4% экспорта и 35,2% импорта, исходя из сравнения с показателями прошлого года.

Вероятно, части выручки не досчитаются казахстанские экспортеры полезных ископаемых. В 2019 в Китай было экспортировано меди на $1,57 млрд (59,8% от всего экспорта), медной, железной, цинковой, марганцевой руды на $1,12 млрд (41,14%), железа и стали на $830 млн (23,9%), редкоземельных металлов и неорганических соединений на $540 млн (24,4%), цинка на $347 млн (68,71%).

Прекращение работы китайских предприятий привело к падению объемов необходимого сырья и приостановке его отправки в Китай. Однако полностью транспортное сообщение с Китаем не приостанавливалось, поэтому в реальности снижение будет меньшим и отчасти компенсируется быстрым приростом в последующие месяцы.

Возможны также последствия для сферы потребления, в частности для продовольственного рынка и торговли высокотехнологично продукцией.

Казахстанский продовольственный рынок зависит от поставок из Китая по некоторым позициям. В частности, на импорт из Китая (не считая торговли со странами ЕАЭС) приходится 44% импортных томатов ($15,5 млн), 80% бобовых ($160 тыс.), 50% овощей ($16,5 млн), 39% орехов ($11 млн), 56% цитрусовых ($15,8 млн), 23% персиков и абрикосов ($22 млн), 60% цветов ($200 тыс). Удорожание этих товаров на китайском рынке может разогреть продовольственную инфляцию и в Казахстане. 

За первые три квартала 2019 основу казахстанского импорта составляют телефоны ($186 млн), компьютеры ($91 млн) и другая электроника (в целом около $800 млн). Очевидно, что большая часть высокотехнологичной продукции, будь то электроника или станки, ввозятся из Китая. Перебои с поставками продукции могут привести к росту цен на отечественном рынке, а также увеличению стоимости модернизации отечественных производственных мощностей.

Даже при полном восстановлении поставок казахстанская экономика, вероятно, подвергнется инфляционному давлению. Импорт инфляции будет происходить вместе с поставками вышеуказанных товаров, увеличившихся в цене. Согласно официальному заявлению Нацбанка от 3 февраля, целевой коридор инфляции в Казахстане составляет 4-6%. Эти показатели были утверждены без учета резких изменений в китайской экономике, от которой в значительной степени зависит казахстанский рынок. Если инфляционное давление из Китая усилится, во время очередного пересмотра базовой ставки эти показатели могут быть скорректированы. Коронавирус и связанные с ним сложности мировой экономики уже названы Центробанком негативным внешним фоном.

Казахстан может извлечь из сложившейся ситуации и определенную выгоду, в частности в сфере логистических перевозок. Сейчас, когда китайские предприятия постепенно выходят из карантина, перед компаниями встает вопрос возобновления поставок. Бизнес желает не только восстановить прерванные связи, но и наверстать упущенное. Например, выполнить отложенные контракты по поставкам товаров. И в качестве возможных маршрутов поставок могут рассматриваться и трансконтинентальные железные дороги, где Казахстан является одним из основных транзитных центров. К плюсам трансконтинентальных путей можно отнести быстроту доставки товаров. Учитывая желание быстро нарастить объемы поставок, это может стать определяющим аргументом в пользу железных дорог.

Автор: Антон Бугаенко, главный эксперт программы китайских и азиатских исследований ИМЭП

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13829 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
4 июня родились
Серик Айдарбеков
руководитель аппарата мажилиса парламента Республики Казахстан
Ерик Балапанов
председатель совета директоров АО СК «Лондон Алматы»
Эдуард Ким
владелец АО «Technodom Оperator»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить