Власть станет меньше и скромнее

Экономист Тимур Исаев: Открыв сессию парламента, президент дал старт второму этапу реформы правительства. Его уже сделали компактным по форме, урезав число министерств и агентств, а также комитетов. Теперь начинается второй этап - исполнительная власть должна стать компактной по содержанию

Фото: пресс-служба Акорды

Премьер ушел из-под удара

Структурный этап реформы исполнительной власти практически завершен.  Сформированы новые министерства и комитеты, назначены их руководители, пристроены оставшиеся не у дел чиновники высокого ранга. Правда сказать, что новая структура правительства действительно выглядит компактной и завершенной, было бы преувеличением. Эргономика или, скажем, организационный дизайн нового кабинета явно хромает, как у некоторых неудачных автомобилей.

Больше всего в глаза бросается разнокалиберность министерств и ведомств. Например, новый комитет государственных доходов, куда вошли налоговая и таможенная служба, является более весомым, чем многие министерства.  Также разрослось количество вице-министров – самых загадочных позиций в структуре исполнительной власти. Зачем они нужны, если  по каждому ключевому направлению есть председатели комитетов?

Очевидно, что новый кабмин, скроенный не микрохирургом, а плотником, еще долго будет притираться и привыкать к самому себе в новом странном обличии. Тем не менее, его уже «загрузили» функциональной реформой, которая пойдет сверху вниз. Правительство отныне сосредоточится на стратегических вопросах, и это можно считать удачным ходом для нового премьера. Традиционно правительство выполняло функцию собирателя критики и недовольства населения неудачами в социально-экономической сфере. Когда всего этого собиралось слишком много, то правительство просто меняли, как меняют забитый фильтр в автомобиле.

Теперь же правительство несколько приподнимется над текущими проблемами, став неким генеральным штабом. Функции сбора негатива плавно переходят министерствам и акиматам. Так что Карима Масимова можно поздравить – он получил правительство, уменьшенное в размерах, зато отдаленное от потока не самых лучших новостей. А их сейчас будет все больше и больше. И не только потому, что ухудшается экономическая ситуация в мире, а потому, что внутри страны динамика экстенсивного экономического роста окончательно исчерпалась, и поддерживать растущие госрасходы становится все сложнее.

В предстоящие годы экономия и непопулярные меры станут основным лейтмотивом, а это не добавляет власти поддержки.

Маленькое правительство с большими комитетами

Тяжесть ответственности за социально-экономические проблемы теперь возлагается на министров. Каждый из них получит и надлежащие полномочия. Как поручил на открытии осенней сессии парламента президент РК Нурсултан Назарбаев, компетенция по принятию подзаконных актов, включая правила, инструкции, положения, перейдет от правительства к министерствам. Это очень серьезный инструмент, поскольку подзаконные акты на практике оказываются гораздо важнее, чем законы. Именно они регулируют важнейшие сферы.

И чтобы министерства не злоупотребляли таким рычагом, следует усилить институт общественной экспертизы, который ныне существует лишь для проформы.

Впрочем, министры тоже теперь станут в большей степени стратегами. Это неудивительно, учитывая объемы курируемых ими направлений. Например, министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев при всем желании не сможет глубоко погрузиться одновременно в вопросы и промышленности, и транспорта, и космоса, и информатизации.

Стало быть, на порядок большую самостоятельность получают комитеты. Как отметил Назарбаев, этим структурам, «наряду с контрольными и реализационными функциями, предоставляются полномочия по принятию решений, обеспечивающих осуществление государственной политики в соответствующих сферах».

Так что скоро именно председатели комитетов станут теми фигурами, к которым население и бизнес будут адресовать свое недовольство (ну или радость, если для таковой будут поводы). Компанию им составят акимы.

Раньше, когда было много министерств, при которых работали по два-три слабых комитета, возникал вопрос о целесообразности существования последних. Оправдать его можно было лишь необходимостью трудоустройства чиновников. Сейчас, когда в составе министерств появилось по несколько самостоятельных сильных комитетов, напрашивается другой вопрос: зачем нужны сами министерства? В чем их функциональная роль в исполнительной власти? Есть ли реальная необходимость в сохранении трехзвенной системы центральных органов «правительство-министерства-комитеты», притом что есть еще и местные органы?

Сейчас этот вопрос звучит риторически, но рано или поздно им придется заняться, поскольку современная модель управления требует все меньше начальствующих звеньев и отхода от принципа пирамиды.

Контроль поменяет прописку

В любом случае, как ни меняй структуру правительства, компактным оно станет лишь в том случае, когда уменьшится его присутствие в экономической и общественной жизни. Президент поручил продолжить работу по передаче государственных функций в негосударственный сектор. «Эти функции во многих странах осуществляют саморегулируемые организации. Для этого надо приступить к созданию сети таких независимых организаций», - отметил Нурсултан Назарбаев.

Поручения о передаче полномочий в пользу саморегулируемых организаций (СРО), которая давным-давно произошла в развитых странах, в Казахстане озвучивались неоднократно. Но еще не сделано ни малейшего шага в сторону передачи контрольных функций самим участникам рынка. Объясняется это весьма просто. Контрольно-надзорные функции – хлеб нашего чиновничества, стержень его существования. Выдерни этот стержень – и посыплется вся прежняя система кормления.  

Поэтому чиновничество активно и очень эффективно сопротивлялось всяким попыткам отобрать у него полномочия в пользу саморегулируемых организаций. Но теперь, похоже, их бастионы ослабели. Скорее всего, это связано с появлением новой силы – Национальной палаты предпринимателей. Вряд ли стоит сомневаться, что основная масса СРО будет базироваться именно на палате. Учитывая ее ресурсы, реформа на этот раз будет доведена до конца.

Правда, Национальную палату предпринимателей трудно назвать независимой организацией. Скорее, это часть квазигосударственного сектора. Поэтому передача контрольно-надзорных функций от министерств и комитетов к саморегулируемых организаций станет, по факту, их перемещением из государственного в квазигосударственный сектор. И выиграет ли от этого бизнес, говорить еще рано.

Лицензионная гидра

Другие два основных направления для создания правительства, компактного по своему содержанию – это урезание объемов разрешительно-лицензионной системы и переход в электронный формат. Тот факт, что Нурсултан Назарбаев в своем выступлении перед парламентом вновь поставил задачи сократить число разрешений и увеличить количество услуг, предоставляемых в электронном виде, подчеркивает, что эта работа идет просто черепашьими, можно сказать, смехотворными темпами.

На дворе 2014 год, внедряются облачные технологии, с помощью смартфона можно вести любой бизнес, а у нас народ все также толпится в очередях в присутственных местах, получая неизвестно кому нужные справки. Ни появление ЦОНов, ни внедрение e-gov кардинально проблему не решили. Да, очень многие вещи оформлять стало на порядок проще. Но учитывая уровень существующих информационных технологий и международный опыт, то, что делается у нас - позавчерашний день. 

Те же стандарты государственных услуг, которыми гордятся чиновники, на деле представляют собой неудобоваримые тексты, из которых  невозможно понять, какие конкретно документы нужно сдавать.

Президент поставил перед правительством два целевых ориентира. Во-первых, в течение 2015 оно должно сократить количество разрешений на 50%. Во-вторых,  до 2017 ему необходимо интегрировать все существующие государственные системы и базы данных на платформе «Электронного правительства».

Кроме того, Назарбаев назвал даже конкретные административные процедуры, которые следует отменить - техосмотр автотранспорта со сроком эксплуатации до 7 лет, а также доверенность на управление транспортным средством. Будут по максимуму сужены требования о нотариальном заверении документов. Почему правительство и парламент до сих пор сами не инициировали эти вопросы, лежащие на поверхности, остается загадкой.

Если реформировать - то всех

Президент, хотя и открывал сессию парламента, почти всю свою речь посвятил реформе не законодательной, а исполнительной ветви власти. О компактном парламенте речь не зашла. Хотя почему нет? Ведь здесь абсолютно такие же изъяны, как и в правительстве – раздутая численность, громоздкая структура и размытые функции. Насколько, в частности, обоснованно наличие двух палат с тринадцатью комитетами? С точки зрения менеджмента это крайне неэффективно.

При этом от парламента исходит множество депутатских запросов, но практически нет инициированных конкретных законопроектов, искореняющих бюрократические рогатки и делающих государственный аппарат более прозрачным и эффективным.

Если уж в стране запускается масштабная административная реформа, то ей должна быть подвергнута не только исполнительная, но и законодательная ветвь власти. Первой ласточкой можно считать призыв главы государства сократить продолжительность парламентских каникул: «Такое решение позволило бы депутатскому корпусу работать слаженно и в едином ритме со всеми государственными органами во благо народа».

Меньшая численность и большая интенсивность работы – это новый объявленный тренд в государственном аппарате. Он совершенно оправдан политически, ведь власть должна показывать единство с народом, особенно в то время как министр энергетики Владимир Школьник на полном серьезе призывает людей экономить бензин. Но экономический эффект будет в том случае, если компактное правительство будет все же доведено до ума, и все не завершится перетоком государственного сектора в квазигосударственный.

Хотя последний еще больше нуждается в переходе на компактный режим. Ведь аппараты нацкомпаний и госхолдингов отличаются громоздкостью похлеще, чем министерства. Например, в них существуют советы директоров, корпоративные секретари и прочие дорогостоящие атрибуты акционерных обществ, которые нужны им, как огромные внедорожники чиновникам для перемещения по столице. Советы директоров в компаниях с одним акционером – государством – являются полнейшим абсурдом. Равно как и сама организационно-правовая форма акционерного общества для таких компаний.

Таким образом, для формирования компактного правительства в глубоком смысле этого слова требуется еще огромная работа, охватывающая все ветви власти и квазигосударственный сектор. Из всего этого массива сделано пока не более 5%.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6586 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
22 января родились
Марат Жаныбеков
вице-президент АО «Государственный Фонд социального страхования»
Жасулан Джумашев
начальник департамента по ЧС ЗКО
10 богатейших людей мира

10 участников рейтинга Forbes 400 за 2018 год.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить