Таможенный cоюз не выдерживает испытание едой

Экономист Тимур Исаев: «Россия подозревает казахстанский бизнес в поставках европейского продовольствия в обход санкций. Она готова поставить вопрос даже об ограничении транзита через свою территорию. Похоже, единое таможенное пространство не выдерживает «испытание едой»

Санкции вбили клин

В отношениях между странами Таможенного союза началось то, чего и следовало ожидать – разногласия из-за рынка продовольствия, который перестал быть рынком в полном смысле этого слова после введения Россией ограничений на ввоз продуктов из стран ЕС, США и Канады. Сразу же после принятия этого решения у экспертов возникли вопросы к его реализации, учитывая, что Россия является членом единого таможенного пространства с Казахстаном и Белоруссией. И, стало быть, таможенные границы уже давно не совпадают с государственной границей Российской Федерации.

Введенным Москвой санкциям пытались придать некий экономический подтекст: мол, это скрытая форма поддержки своего агропрома, которая даст ему возможность встать на ноги. Но на самом деле здесь политика чистой воды. Вместо экономического эффекта пока одни только убытки.  Продовольственные санкции и падение импорта уже привели к росту цен на продукты и общей инфляции в России. Этот рост постепенно экспортируется и в нашу страну.

Еще серьезнее потери на отраслевом уровне: страдают как европейские поставщики, так и российский бизнес в сфере торговли, общепита, переработки аграрной продукции.  Ну, а раз есть огромный взаимный интерес к продолжению товарооборота и широкие возможности в виде отсутствия таможенных границ внутри ТС, их использование было только вопросом времени.

И в нашей степи завелись креветки?

Про вовлечение Белоруссии в схемы реэкспорта европейских продуктов заговорили практически сразу после введения российского эмбарго. Официальный Минск, понятное дело, все такие обвинения отметает, утверждая, что если и использует аграрную продукцию из ЕС, то подвергает ее переработке. Неофициально же эксперты говорят о налаженном потоке европейских продуктов с белорусскими этикетками.

Казахстанский бизнес до поры до времени особенно не «светился». По крайней мере, не было слышно о казахстанских креветках и лососе, поставки которых внезапно начались в Россию. Скорее всего реэкспорт через нашу страну в массовых масштабах налаживать пока не спешили, ожидая возможной досрочной отмены санкций, информация о которой периодически появлялась. Однако теперь все иллюзии насчет быстрого урегулирования ситуации на Украине и потепления отношений между Россией и западом окончательно растаяли.

Поэтому перед бизнесом по логике вещей неминуемо должен был встать вопрос о задействовании нашей страны в поставках европейского продовольствия в Россию - хотя бы просто для того, чтобы диверсифицировать каналы: ведь не может же Белоруссия в одиночку превратиться в кормильца российского рынка.

Свинина массового поражения

И вот дело дошло до конкретных фактов. Россельхознадзор задержал в Самарской области грузовики со свининой, ввезенной из Казахстана, а до этого попавшие к нам из Белоруссии с поддельными бразильскими ветеринарными сертификатами. (Обращает на себя внимание риторика – словно речь идет о завозе оружия).

Казахстанский Минсельхоз представил было это дело как единичный факт и прокомментировал, что поставки мяса в Россию ограничены только по двум компаниям, ставшими отправителями псевдобразильской свинины.

Однако заявления российской стороны показывают, что дело приняло куда более серьезный оборот. Глава Россельхознадзора подчеркнул, что мясо - якобы бразильского происхождения, следовавшее по документам из Белоруссии в Казахстан через Россию, до нашей страны вообще не дошло. Иными словами, речь о том, что выявлена довольно незатейливая схема поставки мяса из стран, которые подпадают под российские санкции. 

Но самое главное, что Москва намерена остановить транзит на нашу территорию «через белорусскую и украинскую границы». Судя по всему, одним мясом всё не ограничится. Россельхознадзор намерен изучить и ситуацию с ростом поставок молочной продукции из Казахстана. «Незамеченным это не пройдет, будут приняты меры», - открыто предупредил глава ведомства.

Казахстанские власти пока еще, очевидно, не выработали своей линии поведения (хотя заранее было понятно, что проблема неизбежна). Как всегда, урожай и приход осени застают нас врасплох. Пока что комментарии заинтересованных ведомств сводятся к тому, что ничего особенного не происходит. Вице-министр сельского хозяйства Гульмира Исаева пояснила, что перевозка «бразильского» мяса - это обычная контрабанда, с которой будут разбираться следственные органы. 

Что же касается возможностей бесконтрольного реэкспорта в целом, то это она исключает: «Ветеринарная служба Казахстана контролирует перемещение легальных грузов, на которые выданы ветеринарные сертификаты единого образца Таможенного Союза».

Вице-министр национальной экономики Мадина Абылкасымова отметила, что официальной информации об ограничении Россией транзита товаров из ЕС в Казахстан пока нет. Но мы готовы сотрудничать с Россией в плане ужесточения контроля за транзитом продуктов питания через российскую территорию.

Несъедобное положение

Между тем, для России данная ситуация куда более серьезна, чем может показаться.

Во-первых, потоки европейских продуктов через Белоруссию и Казахстан, если они действительно существуют в значительных масштабах, если не сводят к нулю, то подрывают эффективность продовольственных санкций. Тогда как Запад свои санкции исполняет достаточно жестко. 

Во-вторых, есть и пикантные политические обстоятельства. Ведь если подозрения насчет реэкспорта продовольствия не беспочвенны, то получается, что два самых близких партнера Москвы по ТС, ЕЭП и «по жизни» в целом на пару организовали схему, чтобы помогать злокозненному Западу пропихивать свое мясо. Выглядит для России это именно так, и не иначе. Так что вопрос она будет ставить не просто о грузовиках с «паленым» мясом, а гораздо шире.

Если же говорить на макроуровне, то здесь для нас все непросто. В случае, если статистика покажет существенный рост продовольственного экспорта в Россию, то обосновать его будет сложно, поскольку производство похожей динамикой похвалиться не может.

За три квартала выпуск молока в Казахстане вырос всего на 89 тыс. тонн (2,2%). Производство мяса всех видов, включая птицу, вообще снизилось на 13 тыс. тонн. Значительный рост показало лишь производство яиц, увеличившееся на 36 млн штук (10,7%). Однако это явно не та товарная позиция, которую будут везти из ЕС в Россию.

Впрочем, отечественное молоко и мясо также не конкурируют с европейскими на российским рынке, занимая совершенно разные ниши.

Поэтому, если постараться, то вывести цифры, доказывающие наличие потоков европейских продуктов, вполне реально. Вопрос лишь в том, что делать дальше?

Что посеешь, то и пожнешь

Казахстану нужно быть готовым к тому, чтобы также рассматривать ситуацию на макроуровне. И для этого начать нужно именно с начала всей истории, а не ее середины. Повод для разногласий был заложен еще в момент принятие решений о российских санкциях. Ведь мнение членов ТС учтено не было. Да что там учтено – про него, собственно, и не спрашивали.

В ЕС при вводе санкций в отношении России, разумеется, тоже не было всеобщего консенсуса и прочей демократической идиллии. Бизнес просто «нагнули», малые страны также просто поставили перед фактом. Но все равно хотя бы формально было обсуждение, были дискуссии, и решение принималось наднациональными органами, то есть все процедуры соблюдены. Сформирована какая-никакая общая политическая платформа. И поэтому сейчас никто в Европе не пытается поставлять в Россию технологии для нефтегазовой промышленности через Бразилию.

В то же время ТС, членом которого является Россия, вопрос санкций со своими партнерами не обсуждал. И обязаны ли сейчас другие члены ТС помогать обеспечивать режим этих санкций? Насколько вообще они соответствуют духу и букве норм, устанавливающих единое таможенное пространство?

Нельзя забывать, что санкции непосредственно отражаются на состоянии продовольственного рынка ТС. Это связано и с ростом цен, и с дефицитом предложения: ведь часть европейских продуктов завозилась к нам именно российскими компаниями. При таком раскладе логично, что введение санкций должно было предварительно обсуждаться всеми странами ТС. А раз этого не произошло, не стоит удивляться, что нет единства в их соблюдении.

Кстати, с нового года к единому таможенному пространству присоединяется Армения. Скоро ее примеру последует и Киргизия. Если к тому времени продовольственные санкции еще сохранятся, то не стоит сомневаться, что армянский и киргизский бизнес также не останутся в стороне от поставок «европродуктов».

Запретный плод сладок

То, какой стадии могут достигнуть разногласия, зависит, в первую очередь, от судьбы продовольственных санкций. Они же привязаны к западным санкциям, поскольку являются реакцией на них. Если стороны пойдут навстречу друг другу и санкции будут свернуты, тогда и конфликт в ТС разрешится сам собой, его попытаются забыть, будто ничего и не было. Но этот сценарий становится все менее вероятным.

Запад, судя по последним событиям, смягчать свою позицию не намерен. Признание Москвой выборов в ДНР и ЛНР приведет к тому, что ЕС и США не только не отменят санкции, но и могут ввести новые. В российском руководстве уже признали, что на скорое прекращение санкционного противостояния не стоит, обмен кавалерийскими наскоками сменился затяжным позиционным противостоянием.

Поэтому, исходя из того, что накопленные запасы «запрещенных» продуктов в России окончательно тают, следует ожидать, что спрос на их поставки обходными путями будет нарастать. Соответственно, будет накапливаться и конфликтный потенциал внутри ТС.

Разумеется, ни о каком открытом конфликте речь не идет. Даже если отраслевые ведомства и обменяются какими-то выпадами, то на политический уровень мусор выноситься из избы не будет. Но внутри взаимные претензии, безусловно, станут накаляться.

Независимо от сценариев развития ситуации, становится понятно, что говорить о едином таможенном пространстве (а со следующего года оно станет единым экономическим) пока не приходится. Да, правовая база есть, но к снятию барьеров страны союза оказались не готовы психологически. Прежде всего это касается России, которая никак не может взять в толк, что уже нельзя, как прежде, волевым решением открывать-закрывать границы. И даже ссылки на особые обстоятельства здесь не могут быть приняты.

Пока это осознание не придет, таможенный и экономический союз реально не заработает. Он будет существовать в режиме «включил-выключил», поддаваясь политической целесообразности.  

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
32774 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
12 декабря родились
Мухтар Кул-Мухаммед
сенатор
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить