В мировой экономике Казахстан - внизу пищевой цепочки

Став неотъемлемой частью мирового рынка и снабжая его энергоносителями, наша страна в то же время остается на обочине глобальных экономических процессов

Фото: lawinrussia.ru

Недавно те, кто ратует за переход государственного языка на латиницу, придумали новый аргумент – усиление интеграции в мировую экономику. У серьезных экономистов, кроме смеха, такое утверждение ничего вызвать не может. Считать, будто при помощи алфавита можно изменить экономические процессы, – все равно, что надеяться искоренить коррупцию, заставив чиновников выучить English и британское право в оригинале.

Впрочем, речь идет не об этом, а о том, что интеграция в мировую экономику является безусловным благом, и Казахстану следует ее непрестанно усиливать. Но как наша страна в нее интегрируется?

Придаточное предложение

Главный объективный показатель, при помощи которого можно измерить степень интеграции в мировую экономику, – это участие в международной торговле.

В динамике рост внешнеторгового оборота Казахстана не может не впечатлять: с $9 млрд в 1995 году он увеличился до $109 млрд в 2008 году. Прирост в $100 млрд произошел в основном за счет нефтедобывающей и  металлургической промышленности. Экспорт подскочил благодаря увеличению физических объемов вывозимого  сырья и его стоимости. Увеличению же импорта способствовало приобретение оборудования для тех же сырьевых отраслей.

Внешнеторговый оборот обвалился в 2009 году сразу на 34% из-за падения цен на нефть и металлы, замораживания строительства и других крупных проектов. Однако уже с 2010 года вновь начался бурный рост, и по итогам прошлого года объем экспортно-импортных операций достиг рекордной отметки - $137 млрд. При этом экспорт ($92 млрд) в два раза превышает импорт ($45 млрд).

Таким образом, Казахстан уже прочно встроен в мировой рынок, скреплен с ним тесными связями. Чтобы понять их характер, надо оценить структуру внешней торговли.

75% экспорта – это минеральные продукты, из которых львиная доля приходится на топливно-энергетические товары  (нефть, газ, уголь, уран). Еще 13% - металлы, 3,4% - сельхозтовары (главным образом - зерно), 4,2% - продукция химической промышленности (в основном, низкого передела). Таким образом, 95,7% всего экспорта приходится на сырье и полусырьевую продукцию (и это на четвертом году индустриальной пятилетки!).

В мировом разделении труда мы заняли нишу поставщика ресурсов. Это наша специализация, которая в ближайшее время не изменится. Более того, после начала добычи нефти на Кашагане, а также реализации проекта по расширению производства на месторождении Тенгиз доля сырья в экспорте приблизится к 100%.

Для того, чтобы  продукция с высокой добавленной стоимостью заняла хоть сколько-нибудь значимое место в структуре экспорта в условиях, когда добыча нефти достигнет 100 млн тонн, необходим какой-то невероятный прорыв, которого пока не предвидится. И дело не только в отсутствии сильных проектов, связанных с выпуском товаров высокого передела, но и в сложностях с выходом на рынки такой продукции. 

Синдром метеопата

Чтобы понять это - достаточно увидеть значительную разницу в структуре торговли Казахстана со странами СНГ и дальнего зарубежья. Так, в  экспорте в дальнее зарубежье на энергоносители и металлы приходится 91,1%, тогда как в страны СНГ – 69,2%. В объеме вывозимых в СНГ товаров 7,1% составляют машины, оборудование и транспортные средства. А в экспорте «за дальний бугор» их доля - мизерные 0,6%.

Иными словами, в торговых отношениях с государствами вне СНГ Казахстан выполняет роль классического сырьевого придатка, тогда как в торговле со странами ближнего зарубежья мы участвуем и как поставщик товаров с высокой добавленной стоимостью.

Это означает, что благодаря экономическим связям с бывшими советскими республиками мы хоть как-то развиваем перерабатывающие отрасли. И отказ от них в пользу других партнеров, если трезво смотреть на вещи, приведет к усилению зависимости от сырьевой составляющей.

Страновой анализ показывает, что по итогам 2012 года нашим крупнейшим торговым партнером стал Китай (его доля 17,5%), который хоть не намного, но все же опередил Россию (17,4%). Доля другого нашего соседа по Таможенному союзу, Белоруссии, составила лишь 0,6%. Это ниже, чем торговый оборот, например,  с Португалией.

В 2012 году казахстанский экспорт в страны СНГ вырос на 2,8%, тогда как в остальные государства – на 5,8%. Таким образом, можно выделить две тенденции. С одной стороны, растет наша интеграция в глобальную экономику вне пределов ближнего зарубежья. С другой, это еще больше изменяет структуру экспорта в сторону сырья.

Экономика Казахстана и так очень простая, не диверсифицированная. И поэтому она крайне неустойчива и напоминает метеопата, для которого всякая перемена погоды на мировых рынках тут же откликается сбоями  самочувствия.

Говорить о недостаточной интеграции в мировые экономические связи нам не приходится. Скорее, речь идет об обратном. Доходообразующие отрасли отечественной экономики полностью ориентированы на экспорт. Более того, они определяют развитие иных отраслей, работающих на внутренний спрос, поскольку те зависят во многом от государственного заказа, то есть от бюджетного финансирования.

Интеграция в мировую экономику сыграла для Казахстана двоякую роль. Благодаря ей резко выросли объемы производства, внешней и внутренней торговли. В то же время она до предела выхолостила структуру экономики, исключив из нее все то, что не востребовано на высококонкурентных рынках. Мы движемся к тому, чтобы  окончательно стать поставщиком сырья и зоной сбыта низкокачественных зарубежных товаров.

Между Гайаной и Эфиопией

И если плюсы от интеграции в мировую экономику подсчитаны в виде объема экспортной выручки, то минусы - занижение  реальных экспортных цен и завышение стоимости импорта - не оценены.

Если на уровне макроэкономики интеграция Казахстана в мировой рынок чрезмерна и угрожает ее абсолютной зависимостью от ценовой конъюнктуры, то на уровне микроэкономики, напротив, интеграция все еще в зачаточном состоянии. Отечественные компании слабо перенимают современные стандарты корпоративного управления, работы с потребителями. Конкурентная борьба сводится не к тому, чтобы улучшать продукцию и услуги, подгоняя их к условиям рынка, а к тому, чтобы менять сами условия, получая госзаказы и различные льготы. 

Этим объясняется крайне низкое место, которое занимает Казахстан в рейтинге вовлеченности в международную торговлю, составляемым  Всемирным экономическим форумом.  В 2012 году наша страна была помещена на 105 позицию из 132 стран, между Гайаной и Эфиопией, тогда как в 2010 году мы занимали 88 место. Вместе с тем, внешнеторговый оборот Казахстана в 2012 году вырос на 50% по сравнению с 2010-м.

Такая нестыковка объясняется, тем, что ВЭФ рассчитывает свой рейтинг, исходя не из объемов торговли, а места страны в глобальной производственной цепочке. Казахстан находится в ней в самом низу, поставляя энергоносители. Вовлеченность в мировую торговлю также зависит от наличия институтов, политик и услуг, обеспечивающих свободный переток товаров через границу. Все эти факторы у нас также на эмбриональном уровне развития.

Если нам нужны не иллюзии, а результаты, то следует признать, что мировой рынок уже сам отвел нам нишу и не заинтересован в ее изменении. Казахстану необходимо выработать понимание того, что еще он может предложить, помимо сырья. Пока такого видения у государства нет. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
21231 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
15 декабря родились
Ахметжан Есимов
председатель правления АО ФНБ «Самрук-Қазына»
Сулеймен Атаниязов
генеральный директор ТОО «Транс Азия Констракшн»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить