В Казахстане заговорили о досрочных парламентских выборах. Как оживить партийное поле страны?

На днях прошла встреча первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, который также является лидером Nur Otan, со своим первым заместителем по партии Бауыржаном Байбеком, недавно назначенным на этот пост. Ясно, что одна из главных тем этой встречи – подготовка к предстоящим парламентским выборам, которые согласно Конституции должны состояться в 2021 году. Хотя в стране всё чаще идут разговоры о том, что выборы могут быть досрочными

Досым Сатпаев
Фото: Андрей Лунин
Досым Сатпаев

За всю историю суверенного Казахстана в республике было пять внеочередных парламентских выборов. Последние такие выборы прошли в 2016 году; тогда партия Nur Otan получила 82,15% голосов.

Интересно, что в ходе встречи Нурсултан Назарбаев поручил Бауыржану Байбеку разработать программу перезагрузки партии, чтобы она была «ближе к народу», а также чтобы «знать его чаяния и реагировать на них, оказывать содействие в решении проблем общества». Но это не получится сделать, если Nur Otan так и останется номенклатурной партией, а не станет электоральной.

Более того, как показывали разные кризисные ситуации, которые возникали в Казахстане, эта партия никогда не выступала ни надёжным модератором в разрешении конфликтных ситуаций, ни механизмом для снижения социального напряжения. А если учитывать, что многие акимы, министры и другие представители казахстанской власти сами являются членами этой партии, то их провалы в работе, которые часто провоцировали рост протестных настроений и социальное недовольство, говорят о том, что главная партия также несла ответственность за рост кризиса доверия к власти в стране.

Конечно, если власть включит креатив, то в Акорде могут пойти на формальное появление «нового» партийного игрока. Это может произойти за счёт объединения нескольких старых партийных статистов (хотя два минуса не всегда дают плюс). Также может быть попытка представить общественности абсолютно новый партийный бренд, как это было в первой половине 2000-х годов, когда была создана партия «Асар».  Хотя опыт «Асара» в свое время выявил две серьёзные проблемы, которые могут возникнуть у любой политической силы, стремящейся на место второй пропрезидентской партии. Речь идет о синдроме «конъюнктурной дезориентации», когда политическая и бизнес-элита будет находиться в состоянии неопределённости по поводу того, на кого все-таки сделать ставку. Плюс к этому возникает вопрос, какую идеологическую нишу займёт новая партия, учитывая то, что Nur Otan заняла всё свободное пространство, решив объять необъятное, покрыв собой все электоральные группы.

Но всё это будет лишь очередным применением политтехнологий в рамках старой партийной политики. Между тем известный американский политолог Иммануил Валлерстайн призывал экспертов смотреть на ту или иную проблему не с точки зрения «событийно ориентированного подхода», а с позиций «структурно ориентированного анализа». Ведь логика развития партийной системы Казахстана до сих пор подчиняется больше политической конъюнктуре. В условиях Казахстана даже регистрация партий – это не столько юридическая, сколько политическая процедура, через которую проходят только те политические объединения, которым власть определяет собственную нишу, исходя из разработанной стратегии становления управляемой партийной системы. В результате партийная система Казахстана напоминает искусственную лабораторию, в которой взращивают новых клонов. И если попытаться выпустить их из оранжерейных условий в реальную жизнь, эти «организмы» не выживут.

Более того, те объединения, которые в Казахстане называются партиями, таковыми на самом деле не являются. Партии могут существовать только в том обществе, где есть чёткая социальная стратификация. У нас же партийные организации долгое время искусственно создавались как по шкале политической ориентации, так и посредством подгонки под них конкретных электоральных групп.

Поэтому первым шагом в сторону изменения партийной системы Казахстана является не перезагрузка Nur Otan, а появление нового поколения партийных игроков, что возможно в первую очередь на основе законодательных изменений. Например, законодательное требование наличия у каждой партии 40 000 членов в стране с относительно небольшим населением, а также партийных филиалов во всех регионах страны и городах республиканского значения явно является искусственным ограничением с точки зрения формирования многопартийного конкурентного поля. Эти ограничения необходимо убрать, снизив планку по количеству членов партии и наличия ее филиалов по всей стране.

Помимо этого, формирование парламента (а недавно и маслихатов) идет только по партийным спискам, что является дополнительным искусственным ограничением для реализации избирательного права тех граждан, которые не доверяют ни одной из действующих партийных структур. Следовательно, и парламент, и маслихаты необходимо формировать на основе не только пропорциональной системы, но и мажоритарной, чтобы партийную элиту уравновесить одномандатниками. В этом есть резон, чтобы парламентские партии сами не превратились в группы давления тех или иных олигархических групп.

Поэтому к парламентским выборам руководство страны не должно относиться как к партийной карусели, на которой крутятся и получают удовольствие одни и те же игроки. Самой власти должно быть выгодно появление дополнительных легальных каналов для трансформации протестных настроений в цивилизованную политическую деятельность. В противном случае, если парламент так и останется лишь «клубом молчунов», то это будет и дальше провоцировать кризис доверия к законодательной ветви власти со стороны населения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15562 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
8 декабря родились
Айнура Кунхожаева
исполнительный директор по финансовым и агентским услугам АО «Казпочта»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить