В чём истинная причина девальвации тенге и когда она закончится

Об этом читателям Forbes.kz рассказал директор аналитического департамента ИК «Golden Hills - КапиталЪ АМ» Михаил Крылов

Фото: © Depositphotos.com/lightsource

В постсоветских странах с помощью девальвации «лечат» внешний долг, стагфляцию, бюджетный дефицит, а также последствия снижения валютных курсов соседей, и прежде всего – торговый дисбаланс, но всегда слишком поздно возвращаются к вопросу о том, почему девальвация начинается и когда она кончится.

Основная причина девальвации - вяловатый рост экономики, и главный способ остановить девальвацию – взвинтить этот самый рост. В российских условиях приходится смотреть на то, чтобы он не приводил к инфляции. (Это связано с излишками потребления как с особенностью культуры финансового планирования, со стремлением к импортозамещению, а также с сокращением конкуренции со стороны Европы и США для низкокачественной продукции.) В тех обстоятельствах, в которых оказался Казахстан, вопрос о том, чтобы рост был безынфляционным, пока можно не ставить. В стране огромные ресурсы и специфическая деловая культура, которая намного ближе к западной, чем даже в некоторых регионах России.

Как ускорить рост экономики, если не снижать риски? Посмотрим на рост экономики Республики Казахстан. Объём строительных работ при стабильном тенге рос всего на 3-4% за год. В первом полугодии 2016 рост строительного сектора, при падающем тенге, составил 6,6% за год. Вопреки девальвации, торговля в первом полугодии упала на 4,9% за год, промышленность сократилась на 1,6% за год, в сфере связи (одном из безрисковых секторов) наблюдался спад на 4,1% за год. Вне строительства робкий рост показывало разве что сельское хозяйство (2,7% за год). При таких структурных проблемах «лекарство» нужно вырабатывать годами.

Казалось бы, всё просто: есть рост в стройбизнесе, есть рост в сельском хозяйстве. На самом деле, в экономике сохраняются риски, связанные с отношением местных сообществ к владению землёй со стороны иностранцев.

Что делать с рисками? Их не под силу почти никому исправить. Это уже социальная экономика. Принимая её как данность, можно подготовить комплексное решение проблемы, совмещающее развитие сельского хозяйства и продовольственный экспорт с замещением наиболее дорогого, нероссийского импорта. Импортозамещение всего, что производится вне Евразийского союза - первый вариант для экономики Казахстана.

Долгосрочная стабильность экономики – это вопрос правильного использования её ресурсов каждым из многочисленных участников хозяйственных отношений, вопрос формирования национального рынка и интеграции в евразийский.

Есть и второй вариант, запасной. Для выживания и, в общем-то, процветания экономики Казахстана в её нынешнем виде не нужен рост. Для выживания ей достаточно избегать рисков, главным из которых для миллионов представляется потеря покупательной способности денег на фоне невозможности заработать побольше. Это риск стагфляции.

Известная мудрость учит, что как раз против стагфляции, вызывающей больше негатива, бороться наиболее рационально, с точки зрения личных финансов миллионов. При этом, ориентируясь на кошельки масс, начинать нужно с борьбы против инфляции, нежели против отсутствия роста. Чтобы понять, что делать, надо посмотреть, как этот риск обрабатывается в других странах.

На борьбу с инфляцией было направлено введение плавающих курсов в тех странах, где такие попытки до сих предпринимались. Для многих стран введение плавающих курсов в России стало шагом вперёд, позволяющим понять фактическую силу экономических взаимосвязей внутри Евразийского пространства и внутри него.

Например, в России пара доллар/рубль сначала выросла до 72, потом упала до 50, затем опять подорожала до 86, и потом вновь снизилась до 63. В Киргизии наблюдалась та же картина. На Украине пара доллар/гривна сначала выросла с 8 до 34, а затем упала до 25. В Армении, Белорусси и Молдавии курс национальных валют удалось стабилизировать около максимумов, в Узбекистане он не прекращал падать, в Таджикистане смещать валюту в сторону понижения удавалось более постепенно. Главная причина падения любой из этих валют, с точки зрения биржи - это не столько макроэкономика (сейчас везде кисло), а падение целого класса валют Евразийского пространства и его ближайших соседей.

С точки зрения классов валют, снижение тенге должно прекратиться тогда, когда исчезнет негатив по всему классу валют, связанный с уязвимостью любой отдельной страны, прежде всего, перед нефтью и газом, а также перед любой нестабильностью.

Подорожание топливного сырья может стать устойчивее в течение следующих лет, и хотя в это мало верится, но только оно минимизирует риск новых витков девальвации. Такой стабилизации следует ждать годы. Но есть и другая стабильность, которая есть между витками падения курса. Вот эту стабильность обеспечивает отсутствие инфляционных ожиданий. Именно её таргетируют с помощью плавающих курсов.

Основная предпосылка для изменения курсов – это ожидания по росту цен, которые закрепились вследствие более высокого уровня инфляции, если сравнивать с развитыми странами. При росте цен по 17% в год, пара доллар/тенге нацелена на повышение.

Опыт России свидетельствует о замедлении роста цен после того, как изменение валютного курса опережает разницу между уровнями инфляции в развивающейся стране и в развитой. Сопоставление уровней инфляции с начала года свидетельствует в пользу того, что казахстанский тенге получит передышку в переделах 350-380 тенге за доллар.

Наш беглый анализ показывает, что казахстанская валюта, вероятно, временно прекратит дешеветь, по крайней мере, до тех пор, пока цены нефти и металлов не преподнесут очередной неприятный сюрприз. Со временем тенге станет более стабильным и прекратит дешеветь так сильно при ухудшении цен на нефть.

Сегодня мы наблюдаем выпуск пара, который накопился в экономике за 10-15 последних лет. Например, за 10 лет цены в Казахстане выросли, по статистике, на 135%, а фактически, возможно, на все 200%, в то время как в США – только на 32%. Инфляция учитывает обесценивание местных валют по сравнению с импортом и в Казахстане, и в США, поэтому сравнение будет весьма корректным. Разница между 200% и 32% задаёт ориентир в 350 тенге, около которого должен замедлиться бешеный рост пары доллар/тенге.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
20543 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
27 февраля родились
Елена Бахмутова
председатель совета Ассоциации финансистов Казахстана
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить