Уход в тень и другие аспекты. Готов ли Казахстан к введению прогрессивной шкалы ИПН?

Мнение по этому вопросу высказывает Владимир Фесенко, партнер практики налоговых и юридических услуг и руководитель направления консультационных услуг по управлению персоналом в компании EY в Казахстане

ФОТО: Igor Levitskiy / Pixabay

На заключительном заседании Государственной комиссии по чрезвычайному положению 11 мая президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев затронул немало вопросов, касающихся экономической и социальной сфер. Одной из наиболее обсуждаемых тем стало предложение по введению прогрессивной шкалы индивидуального подоходного налога (ИПН) в отношении заработных плат.

Каковы основные цели этого предложения и действительно ли Казахстан готов к этой инициативе?

Основной задачей прогрессивной шкалы ИПН является дифференцированное распределение налоговой нагрузки на налогоплательщиков. Люди, которые зарабатывают больше денег, будут уплачивать больше налогов, а люди с меньшим уровнем дохода, соответственно, смогут ощутить на себе меньшее налоговое бремя.

Сама концепция прогрессивной ставки ИПН достаточно распространена, особенно в экономически развитых странах, например, США, Австралии, Великобритании, государствах Европейского союза. Если говорить о развивающихся странах, в том числе странах СНГ и Казахстане, фискальная и экономическая система здесь сложились таким образом, что наиболее оптимальным решением стало применение «плоской» ставки. Независимо от суммы дохода физические лица уплачивают в бюджет фиксированный процент от дохода, который в Казахстане в основном составляет 10%.

Что интересно, до 2007 года в стране уже действовала прогрессивная шкала с увеличением ставки от 5% до 40% в разные годы применения прогрессивной шкалы налогообложения. Переход на единую ставку налогообложения тогда был обоснован необходимостью как упростить налоговое администрирование, так и поддержать население и позволить им раскрыть свои доходы. Согласно недавним инициативам, введение прогрессивной ставки ИПН должно послужить той же цели, а именно, как в своем выступлении подчеркнул глава государства, вывести из «тени» наиболее массовый, непрозрачный нижний сегмент заработных плат.

Такой подход выглядит достаточно противоречивым, хотя и объясняется изменением экономической ситуации, развитием законодательства, технологий и методов налогового контроля.

Как подчеркнул Токаев, верхний порог ставки ИПН не должен будет превышать 15%, а для граждан с доходом до 300 тыс. тенге налог должен быть примерно 7%. Предполагается, что меньший налог на доход в нижнем сегменте должен стимулировать граждан на раскрытие их заработков. Физические лица с высоким уровнем дохода, в свою очередь, будут уплачивать в бюджет большие суммы. Соответственно, увеличатся поступления в бюджет.

Давайте попытаемся разобраться, действительно ли такие меры приведут к желаемому результату?

Вот только некоторые соображения на этот счет, которые необходимо учитывать.

Во-первых, основной проблемой может стать то, что граждане с более высоким доходом захотят избежать повышенной ставки налога и начнут скрывать или занижать свои доходы или искать законные способы уменьшить эффективную ставку. Как я упомянул, не так давно мы уже проходили этап вывода доходов граждан из тени путем выравнивания шкалы. Более того, судя по статистике, переход на плоскую ставку ИПН позволил увеличить пополнение налогов в казну более чем в 4 раза в течение всего периода с 2007 по 2019, даже несмотря на кризис 2008-2009 и 2014-2015 годов. Уверены ли мы, что введение прогрессивной шкалы не вызовет обратный эффект?

Во-вторых, как мне кажется, кардинальной разницы в уменьшении налоговой нагрузки для населения с низким уровнем дохода тоже не ожидается. Ведь уже сейчас существуют такие меры, как стандартные вычеты, а также 90-процентная корректировка по ИПН в случае, если доход работника за месяц не превышает 25-кратного размера месячного расчетного показателя.

В-третьих, изменение ставки ИПН само по себе не сможет значительно повлиять на эффективность системы администрирования и сбора налогов. ИПН относится к категории налогов и отчислений с фонда оплаты труда (ФОТ), куда также входят социальный налог, отчисления на обязательное социальное страхование, обязательные пенсионные взносы, отчисления и взносы на обязательное социальное медицинское страхование. Затрудняет положение еще и то, что расчет и выплата каждого отдельного вида платежа регулируется различными законодательными актами. Так, различается не только механизм определения налогооблагаемой базы или объекта исчисления, но также категории плательщиков, возможность применения вычетов, порядок уплаты данных платежей в бюджет. При этом общая налоговая нагрузка на ФОТ для организаций достаточно значительная, почти 40% от заработной платы. И скорее этот факт, как мне кажется, является краеугольным камнем проблемы ухода в тень доходов граждан.

В-четвертых, повышая ставку ИПН, наша страна проиграет в конкуренции за таланты. У наших соседей ставки ИПН будут ниже. В России – 13%, в Узбекистане и Беларуси – 12%, в Кыргызстане – 10%. Таким образом, небольшая краткосрочная выгода может быстро смениться ущербом для экономики.

В-пятых, и это очень важная тема, которая, я считаю, стоит отдельного обсуждения – налогообложение инвестиционных иностранных доходов. Мы прекрасно понимаем, что обеспеченные люди имеют сбережения, которые при грамотном управлении приносят инвестиционный доход. При волатильности национальной валюты граждане стремятся иметь инвестиционный доход в иностранной валюте. Наше текущее законодательство настолько сильно отстаёт от современных возможностей заработка на рынках ценных бумаг, что декларировать такой доход становится просто экономически невыгодно.

Законодательство, например, России или Узбекистана, не говоря уже о США или Великобритании и других развитых стран, позволяет облагать чистый финансовый результат и даже переносить убытки, как у нас это возможно для юридических лиц. Мы же до сих пор не хотим сокращать отставание с точки зрения этих норм. Я выходил на представителей КГД и предлагал поправки в законодательство в этой части, но пока не нашел поддержки. Уверяю вас, если наш законодатель приведет данные нормы в соответствие с современными экономическими реалиями, ему скажут огромное спасибо и выстроится очередь из граждан, желающих «выйти из тени». Готов бесплатно консультировать государство по этому вопросу.

Есть еще много вопросов и нюансов как за, так и против внедрения прогрессивной шкалы ИПН. Это и грамотное, продуманное внедрение всеобщего декларирования, и усложнение администрирования такой системы, и реальный долгосрочный эффект для экономики, и вопросы общественного контроля расходования бюджетных средств, и многое, многое другое.

Однако мой опыт работы в России и США и в целом 16 лет в индустрии налогового консалтинга подсказывает, что быстрые решения, сулящие сиюминутную выгоду, могут обернуться убытками в долгосрочной и даже в среднесрочной перспективе. В 2017 году была отличная идея упростить Налоговый кодекс в стране. К обсуждению этой инициативы были привлечены бизнес-сообщество и консультанты. Однако накопившихся к тому времени проблем было столь много, а времени столь мало, что отличная задумка государства решила только часть существенных проблем.

Как сказал Бенджамин Франклин, есть две неизбежные вещи: смерть и налоги. Так вот, если мы беремся работать над одной из важнейших тем в жизни, давайте работать качественно, системно, создавать справедливые правила игры. Тогда инвестиционный климат улучшится, государство будет получать больше налогов, и процесс станет понятным и для налоговиков, и для налогоплательщиков.

Резюмируя сказанное, я хотел бы сказать, что считаю важным и полезным то, что государство поднимает тему изменений в налоговое законодательство. Более того, бизнес и общество готовы к некоторым переменам. Однако будет намного более эффективно и даже выгодно, если изменения будут взаимовыгодные. Давайте вместе найдем те меры, которые повысят доходы государства и одновременно дадут уверенность и спокойствие гражданам и бизнесу за будущее в нашей стране.

Владимир Фесенко, партнер практики налоговых и юридических услуг и руководитель направления консультационных услуг по управлению персоналом в компании EY в Казахстане

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4675 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
19 октября родились
Торегельды Шарманов
президент Казахской академии питания, академик НАН РК, РАМН, АПМ РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить